Беларусь-Россия: независимость и экономические интересы

Доклад на конференции «Беларусь и «большая Европа»: проблемы и перспективы»   (г. Минск, 22-23 февраля 2007г.)

Белорусский народ в период с 1795 по 1991 годы, то есть на протяжении почти двух столетий развивался в составе российского государства, функционировавшего до 1917 г. в форме Российской империи, которая представляла собой, по образному выражению Ленина, «тюрьму народов», а затем в составе тоталитарного и в реальности унитарного Советского Союза. Немногим более 15 лет тому назад (25 августа 1991 г.) история предоставила белорусам шанс создать независимое, демократическое, правовое государство.

Оценивать государственное строительство Республики Беларусь необходимо с учетом того, что за годы нахождения в составе Советского Союза пророссийская и патерналистская идеологии в белорусском обществе пустили глубокие корни. Белорусы в своем большинстве в период становления белорусской государственности были озабочены  не столько проблемой возрождения, о чем била в колокола национальная интеллигенция, сколько проблемой выживания. В результате этого на первых президентских выборах в 1994 г., проходивших в условиях временного экономического спада в связи с нарушением хозяйственных связей и вялыми, половинчатыми рыночными преобразованиями победил популист Александр Лукашенко. В 1996 г. посредством референдума и изменения Конституции в стране был установлен авторитарный режим власти, который со временем приобрел черты единоличной диктатуры.

В наследство от СССР Беларусь получила чрезмерно индустриализированную экономику. В Беларуси доля промышленного производства в общем объеме ВВП составляла почти 60% против 30% в западных странах. Лишь малая часть экономики работала на внутренние потребности. Две трети общего объема выпускаемой продукции падало на производство средств производства. Эти товары в своем подавляющем большинстве экспортировались в Россию и другие республики бывшей большой страны. Уже из этого можно судить об огромной зависимости получившей суверенитет и независимость страны от внешних факторов, главным образом от  России.

В силу полученного наследства Беларусь объективно была обречена на сохранение тесных экономических и политических связей с Россией. Уже в январе 1992 г. С. Шушкевич и Б. Ельцин подписали межгосударственное соглашение об экономическом сотрудничестве, развитии рыночных отношений и широких экономических связей. В конце этого же года (13 ноября 1992 г.) было заключено Соглашение о свободной торговле. В развитие этого в январе 1995 г. было подписано Соглашение о Таможенном союзе, а также принят Протокол о введении режима свободной торговли без изъятий и ограничений (эти договоренности в последующем на практике во многом так и не были реализованы). Хочу подчеркнуть, что, на мой взгляд, в своей основе эти соглашения соответствовали национальным интересам Беларуси.

Рыночная трансформация экономики в Беларуси в период до 1996 г. осуществлялась, однако, темпами более низкими, чем у других стран с переходной экономикой. К радикальным преобразованиям не было готова наша политическая, управленческая элиты, и даже часть научной. Нарушение хозяйственных связей плюс вялые темпы перехода на рынок, поддержание «на плаву» неэффективных производств и колхозно-совхозного сельского хозяйства привели к снижению уровня жизни и ностальгии по сильному тоталитарному государству и социальной защищенности. Это явилось глубинной причиной закрепления в стране авторитарной системы управления.

С другой стороны, интересы суверенитета и независимости требовали разработки и осуществления целенаправленной политики постепенного снижения уровня зависимости экономики от  российского фактора, а также незамедлительного проведения рыночных социально-экономических реформ, структурной перестройки архи-затратной промышленности и неэффективного колхозно-совхозного сельского хозяйства, определенной деиндустриализации и преимущественного развития малого и среднего бизнеса и сектора услуг, формирования более национальной экономики, т.е. в большей степени направленной на внутренние потребности. Однако этому мешало нахождение у власти в Беларуси старо-новой номенклатурной элиты, которая во многом была пророссийской и, главное, которая плохо представляла, как работает рыночная экономика, и которая, в силу собственного слабого профессионализма, свела суть возникших экономических проблем лишь к разрыву хозяйственных связей с Россией.

После провозглашения независимости перед страной встал вопрос выбора между двумя стратегиями развития – стратегией бюрократизированного рынка и стратегией кардинальных рыночных преобразований.

Выбор был сделан в пользу первой стратегии. Пятнадцать правительство Кебича, затем администрация Лукашенко не рассматривали рыночные реформы как способ решения экономических проблем. В условиях распада экономических связей и проводимых в других странах структурных преобразований, а также отказа от полноценных реформ в Беларуси в 1991-1995 гг. произошло падение ВВП почти на 35%, сопровождавшееся галопирующей инфляцией. Восстановление экономики требовало, с точки зрения правящей элиты, не только экономической, но и политической интеграции с Россией, участия в различных восточных экономических образованиях, присоединения к военному союзу с Россией и к Договору о коллективной безопасности стран СНГ. Начиная с 1996 г. белорусскими властями, без должной оценки потенциальных выгод и неизбежных потерь как для экономики, так и суверенитета страны, заключается с Россией целый ряд межгосударственных соглашений, программ и планов, которые, если бы они в последующем реализовывались в полном объеме, нанесли бы серьезный ущерб стране. Так, в 1996 г. был заключен Договор о Сообществе Беларуси и России, в 1997 г. Договор о Союзе Беларуси и России, в 1998 г. – Соглашение о создании равных условий субъектам хозяйствования. Поражает факт, что заключение все новых интеграционных планов и договоров не сопровождались должным анализом их выполнения, не подкреплялись системным анализом конвергенции экономик. Интеграционные планы формулировались на фоне опережающих процессов политического единения Беларуси и России, создания в нарушение Конституции реально функционирующих наднациональных органов государственного управления. В результате без должных экспертиз и общественного обсуждения  в конце 1999 года был заключен Договор о создании так называемого Союзного государства и Программа действий двух стран по его реализации, которыми определены стратегические цели и направления практических действий государственных органов по созданию к 2005 г. общего рынка природных ресурсов, товаров и услуг, труда и капитала, унификации государственной социальной, трудовой, внешнеторговой, экономической и финансовой политики. На базе этого должна была быть поэтапно введена единая денежная единица (валюта) Союзного государства с одновременным формированием единого эмиссионного центра.

Таким образом, главным направлением внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности в последнем десятилетии де-юре и де-факто являлась Россия.

Кроме того, после прихода к власти Лукашенко был взят курс на свертывание начатых демократических преобразований и восстановление принципов управления экономикой и обществом, господствовавших при коммунистической диктатуре. Начиная с 1996 г. Беларусь под руководством А. Лукашенко начала развиваться по так называемой особой  модели социально-экономического развития. Белорусская номенклатура сохранила за собой прямой контроль примерно над 80% экономики. Этот контроль включает в себя в том числе возможности введения жесткого правила «золотой акции» даже на тех предприятиях, где доля участия государства мизерна, сокращение до минимума института банкротства неплатежеспособных предприятий, административное вмешательство в процессы ценообразования, определение верхних пределов  торговых наценок и норм прибыли производителей.

С одной стороны, направление на союз с Россией имело немало плюсов. Белорусская экономика сохранила доступ к дешевым российским энергоносителям, сырью и рынкам сбыта товаров, неконкурентоспособных на свободном рынке. Доля минеральных продуктов из России в общем объеме импорта из этой страны возросла до 59%. Уровень экспорта продукции в Россию достигал более двух третей, хотя и постепенно снижался, составляя в настоящее время около 35% от его общего объема. Однако при этом российский рынок продолжает сохраняться в качестве главного для нашей перерабатывающей промышленности и сельского хозяйства. На российский рынок поставляется от 50 до 90% всех производимых в стране металлообрабатывающих станков, велосипедов, холодильников, тракторов, телевизоров, грузовых автомобилей и автомобильных шин и почти 100% реализуемых за границей сельскохозяйственных и продовольственных товаров.

Кремль, рассчитывая в перспективе инкорпорировать Беларусь в состав Российской Федерации (в форме так называемого Союзного государства), постоянно субсидировал нашу экономику посредством поставок газа и нефти по льготным  ценам. Цена кубометра газа для Беларуси составляла в 2006 г. менее 47 долл., что было более чем в 4 раза ниже цен мирового рынка. Получая из расчета на год газ в объеме порядка 20 млрд. куб. м., Беларусь в последние годы сокращала свои издержки почти на 3 млрд. долл. Еще более чем на 3 млрд. долл. Беларусь имела чистых доходов от продажи нефтепродуктов, полученных от переработки на наших заводах российской нефти, либо реэкспорта сырой нефти, поставляемой без взимания экспортных пошлин. Валютные поступления от экспорта нефтепродуктов и реэкспорта нефти на западные рынки покрывали затраты на импорт нефти, включая использованные на внутренние потребности страны (а это 4-5 млн. т.). По оценке МВФ, «нефтяной» фактор способствовал экономическому росту в размере 5% ВВП.

Российские дотации и весьма благоприятная внешнеторговая конъюнктура (рост цен только в 2006 г. на нефтепродукты составил 29%, калийные удобрения – 8,6%, черные металлы – 9,3%), реэкспорт российской нефти, получаемой без ввозных пошлин, явились главным источником роста экономики и денежно-финансовой стабилизации. Основным внутренним источником экономического роста явилась рисковая денежно-кредитная экспансия, выражающаяся в опережающем в 4-6 раз росте кредитных вливаний в экономику в сравнении с ростом производства ВВП.

С другой стороны, важно видеть и негативную сторону российских преференций. Льготный режим функционирования белорусской экономики, ее развитие без должной ценовой конкуренции объективно вели к уменьшению внимания к вопросам снижения издержек, энергоемкости и ресурсоемкости, повышения рентабельности, технологического и технического обновления, необходимости проведения структурных реформ и привлечения прямых внешних инвестиций. Это обрекало наше экономическое развитие на стратегическое отставание. Российские субсидии и благоприятная внешняя конъюнктура казались правящему режиму не временным подарком судьбы, позволявшим без «шоковой терапии» осуществить структурную перестройку низкоэффективной экономики и колхозно-совхозного сельского хозяйства, а постоянной константой. Огромные российские субсидии, в последнее время до 4-7 млрд. долл. в год, были необоснованно направлены главным образом на потребление, на другие социальные, непроизводительные цели.

Благодаря получаемым льготам обеспечивался рост реальных денежных доходов населения, превышающих рост производительности труда, в среднем, в 1,5-2 раза. Чрезмерный (в сравнением с ростом экономики) рост доходов населения требовал опережающего роста импорта, привел к росту спроса на валюту как для обеспечения этого импорта, так и на валютные накопления населения. Российские субсидии до последнего времени позволяли обеспечивать рост ВВП  на базе устаревшей технологии и изношенном оборудовании. Так создавалась иллюзия процветания.

В реальности же рост белорусской экономики сопровождался накоплением проблем, потенциально способных привести ее к обвалу. Беларусь в 1990 г. имела, по сравнению с соседями, избравшими демократию и рынок, близкие по величине, а то и более высокие базовые показатели. Сегодня, по данным Всемирного банка, по валовому доходу на душу населения Беларусь существенно отстает от  Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, а также России и Казахстана. Лишь в Украине эти показатели несколько ниже белорусских. Причем, сравнение оказывается не в пользу белорусской модели развития не только по валовым доходам на душу населения, но и по стабильности потребительских цен, размерам заработной платы и пенсий, другим показателям.

Несмотря на огромные российские субсидии, рентабельность экономики оставалась низкой. Половина субъектов хозяйствования относится к группе убыточных либо низкорентабельных. Темпами, в 4-5 раз превышающими рост ВВП, ежегодно возрастает внутренняя кредитная задолженность. Совокупная внешняя задолженность увеличилась за прошлый год более чем на 1 млрд. долл. и превысила 6,3 млрд. долл. Угрожающими темпами увеличивается денежная масса. При росте золотовалютных резервов у Национального банка до 1,4 млрд. долл., отрицательный баланс чистых иностранных активов у коммерческих банков увеличился почти до 1 млрд. долл. Это значит, реальная величина золотовалютных резервов крайне мала. Суммарная кредиторская задолженность превышает 25 трлн. рублей (рост 20%), что составляет более 31% к ВВП. Просроченную задолженность постоянно имеет половина действующих предприятий. Конкурентоспособность предприятий снижается. Складские остатки продукции превысили 2,5 трлн. рублей (рост 25%). К этому следует прибавить еще более 19 трлн. руб. дебиторской задолженности (рост 24%). В значительной мере это связано с вынужденной отгрузкой (ради освобождения складских помещений) низкоконкурентной продукции фактически неплатежеспособным покупателям.

Дефицит внешнеторгового баланса по товарам составил в 2006 г. почти 2,6 млрд. долл., увеличившись против 2005 г. в 3,5 раза. С Россией дефицит возрос до 6,2 млрд. долл. или на 1,8 млрд. Чистые покупки населением наличной валюты составило 908 млн. долл., что на 64,3% больше, чем в предыдущем году. Отрицательное сальдо иностранных активов коммерческих банков за 2006 г. возросло со 150 млн. до 982 млн. долл. В потенциале такой дисбаланс неминуемо ведет к девальвации белорусского рубля и инфляции. На это нельзя закрывать глаза.

Почти половина предприятий балансирует на грани банкротства. Они продолжают функционировать вопреки рыночным принципам финансово-материальной ответственности.

На протяжении практически всего срока своего правления Александр Лукашенко пользовался политической поддержкой официальной Москвы. Она защищала правящий режим от ОБСЕ и США, которые критиковали за отсутствие демократии и фальсификации при проведении избирательных кампаний. Не реагировала на исчезновения оппозиционных политиков и разгоны демонстраций. Терпела нежелание, после подписания соответствующих соглашений, пускать «Газпром» в акционеры «Белтрансгаза» и переходить на российский рубль. Надежный транзитный коридор в Европу, лояльность и поддержка действий России на внешнеполитической сцене, интеграционная риторика, казалось, искупали все. Россия, несмотря на наличие в Союзном договоре соответствующих статей, никак не способствовала формированию у нас гражданского общества, развитию демократии, ответственной перед народом власти, так как, видимо, боялась, что, будучи демократической, Беларусь устремится в сторону Европейского Союза и НАТО.

С учетом начавшейся торговой войны с Россией, сегодняшнее состояние дотационной белорусской экономики, несмотря на динамику роста, следует оценивать как находящееся в серьезном кризисе.

На мой взгляд, стержнем новой экономической политики должна стать не столько  проблема административного разгосударствления и приватизации, сколько развитие малого и среднего бизнеса и обеспечение на практике конституционного положения о функционировании всех действующих и создаваемых субъектов хозяйствования независимо от формы собственности, в равных условиях и в условиях жесткой платежной, финансовой и имущественной ответственности, вплоть до санации или банкротства. То есть в условиях реальной рыночной

конкуренции.

Примерно семь лет тому назад Лукашенко выдвинул идею создания белорусско российского Союзного государства. Демократическая оппозиция выступала и выступает против такого единого государства, так как его создание может привести к утрате белорусами своего суверенитета и государственности. Подписанные договоры между нашими странами о создании единого государства, об общей валюте, к счастью, все еще не работают, так как изначально не учитывали политические и экономические реалии, разновекторные экономические модели и внешнеполитические курсы, объективную невозможность для Беларуси сохранить при объединении свой суверенитет и независимость.

На данном этапе интеграционный проект «Союзное государство» провалился. Не обеспечена унификация экономического законодательства и однотипная рыночная система хозяйствования. Не выполнены ранее подписанные соглашения по объединению денежных систем, созданию единого эмиссионного центра и переходу на российский рубль. Не достигнуто согласие по Конституционному Акту. Имеют место факты выставления взаимных барьеров на пути торговли отдельными группами товаров, прежде всего сахаром, другими товарами агропромышленного сектора.

После 10 лет союзной риторики Россия созрела для предъявления режиму Лукашенко политико-экономического требования платить по прежним счетам, продекларировала готовность «простимулировать» газовыми, нефтяными и другими аргументами политическую и экономическую интеграцию. То есть, по существу, инкорпорацию в состав России. Первый газовый конфликт с Россией – кратковременное прекращение поставок газа в Беларусь – произошел три года тому назад – в феврале 2004 года. Александр Лукашенко определил этот факт как «терроризм на самом высоком уровне».

Нынешнему нефтегазовому конфликту, наряду с невыполнением интеграционных обещаний, способствовало также достижение Россией соглашения о вступлении в ВТО, в соответствии с которым она обязалась поднять внутренние цены на энергоносители до мировых и обеспечивать поставку энергоносителей в страны СНГ на рыночных условиях. Заключенные в декабре 2006 г. – январе 2007 г. соглашения об урегулировании торгово-экономического сотрудничества в области газа, нефти и нефтепродуктов ставят это сотрудничество между нашими странами, их субъектами хозяйствования на более здоровую рыночную основу и, хотя несколько сокращают объем российских дотаций, являются, на мой взгляд, вполне подъемными для нашей экономики. Плохо лишь, что они урегулированы не десять лет тому назад и  что реализовываются в форме публичного скандала, что наносит вред нашим торгово-экономическим отношениям. Плохо то, что скандальность руководства Беларуси провоцирует строительство в обход Беларуси экспортного нефтепровода, что в перспективе может привести  к экономическим и валютным потерям для нас. В то же время начатый белорусскими властями процесс перевода всех торгово-экономических и других отношений Беларуси с Россией на общепринятые в мире рыночно-валютные рельсы являются шагами в правильном направлении, ведут к укреплению суверенитета страны и заслуживают поддержки со стороны демократической общественности.

Однако, эти соглашения, начатый процесс оздоровления торгово-экономических взаимоотношений с Россией являются приемлемыми для белорусской экономики лишь при условии, что наши власти проведут энергичное осуществление давно назревших демократических и рыночных преобразований, восстановят ныне во многом замороженные отношения с Европейским Союзом, США, а также международными финансовыми организациями, создадут условия для притока в страну в необходимых размерах прямых иностранных инвестиций.

Беларусь продолжит получение российского газа в требуемых объемах (2007 г. – более 21 млн. куб. м.), хотя и по возрастающим ценам. Уже в 2007 г. наши затраты за газ увеличатся более чем на 1,1 млрд. долл. Однако лишь к 2011 г. цена на газ будет соответствовать общеевропейской. Рост затрат на приобретение газа будет существенно нивелироваться ежегодными, в течение 4-х лет, поступлениями от Газпрома 625 млн. долл. за приобретаемые 50% акций Белтрансгаза (в целом 2,5 млрд. долл. США). Вместе с тем, в течение переходного четырехлетнего периода Беларусь будет продолжать получать от России по газу субсидии (рассчитываемые против европейских цен – 250 долл. за тыс. кубометров) порядка (в млрд. дол.): в 2007 г. – 3,0; 2008 г. – 1,5; 2009 г. – 1,0; 2010 – 0,5.

Для государственного бюджета, стабильности обменного курса национальной валюты и банковской системы огромное значение имеет также эффективное функционирование нефтяной отрасли. В структуре белорусского экспорта доля нефтепродуктов плюс реэкспорт сырой нефти составляла до 40%. Отечественная нефтепереработка являлась одним из главных источников поступления валюты в страну (до 8 млрд. долл. в год), важным источником доходов государственного бюджета.

Январское соглашение в области экспорта нефти и нефтепродуктов можно оценивать как вполне приемлемое. Вместо вывозной экспортной пошлины в размере 180 долл. за тонну, установленной Россией для своих добытчиков нефти, для той части, что экспортируется в Беларусь, сделано исключение – 53 доллара. Ее размер в 2007-2009 гг. будет колебаться (повышаться) незначительно. При закупке 21 млн. т. нефти в 2007 г. поставщики наших НПЗ дополнительно заплатят порядка 1,1 млрд. долл. в российский бюджет. При этом цена на нефть для нас, определяемая по согласованной формуле, останется где-то близкой к уровню 2006г. Поставки в Беларусь будут менее выгодны для российских нефтекомпаний, чем в прошлом году. Однако привлекательность белорусского направления сохранится, белорусским нефтеперерабатывающим заводам гарантирована прибыль. Годовое соглашение заключено со всеми традиционными нефтедобытчиками: «Сургутнефтегаз», «Лукойл», «Татнефть», «Роснефть», «Руснефть». Есть также предложения от российских компаний по переработке нефти на давальческой основе. Российские преференции по нефти сохраняются для Беларуси в объеме порядка 2,5 млрд. долл. (20 млн. т. по 127 долл.). Очевидно, в ближайшей перспективе есть возможность не допустить падения загрузки производственных мощностей наших НПЗ и снижения поступлений валютной выручки. Вместе с тем, в известной мере негативным фактором для наших НПЗ, видимо, является повышение вывозных пошлин на нефтепродукты до уровня российских, то есть почти в два раза, а также на вывозимую сырую нефть. Здесь потери ожидаются для НПЗ, но не для бюджета, так как эти пошлины в полном объеме зачисляются в белорусский бюджет.

Разумеется, повышение цен на российский газ и изменение правил по поставкам нефти и нефтепродуктов в условиях неподготовленности нашей экономики к рыночным условиям хозяйствования не может не сказаться негативно на нашей экономике. Ситуация усугубляется также тем фактом, что Европейский Союз лишает Беларусь со 2 полугодия 2007 г. (за нарушения прав профсоюзов) торговых преференций – льготных таможенных тарифов на импорт из Беларуси минеральных удобрений, текстильной продукции, одежды и продуктов деревообработки. Наши потери от этой санкции из расчета на год составят порядка 400 млн. евро. (от объема торговли с ЕС в 3,3 млрд.евро).

Следует ожидать уже в следующем – 2008 году углубления кризиса.

Надвигающийся кризис может быть относительно быстро преодолен при замене лукашенковской модели развития на более эффективную рыночную, формировании  фондового рынка и привлечению в экономику значительных прямых иностранных инвестиций. Однако пока правительство страны продолжает декларировать свою приверженность административно-командной модели развития и вместо перевода экономики на эффективные рыночные рельсы, выход из сложившейся ситуации видит лишь в поисках внешних кредитов и займов.

Прямые потери Беларуси от повышения цен на энергоносители за минусом поступлений от Газпрома за акции Белтрансгаза составляют в 2007 г. лишь около 500 млн. долл., что может быть свободно перекрыто за счет радикального изменения подходов к финансированию АПК, поглощающего огромные бюджетные средства без должной экономической отдачи, сокращению других непроизводительных расходов, в том числе на поддержание на плаву банкротов, а также минимальной приватизации. Тем более, что 2006 г. закончен с профицитом госбюджета в 1,5% ВВП (560 млн. долл.). Однако президент и правительство почему-то завышают объемы потерь от повышения Россией цен на энергоресурсы, называя сумму в 5 млрд. долл. И для покрытия этой суммы объявлено об интенсивных заимствованиях на внешних рынках. Это ошибочная политика. Экономика нуждается в прямых инвестициях, а также кредитах, которые направлялись бы на осуществление конкретных высокоэффективных проектов, а не на поддержание на плаву бесперспективной административной модели хозяйствования. Получение значительных внешних кредитов под бюджетный дефицит приведет к растрате нынешнего преимущества в виде низкого внешнего долга, необходимого стране при переходе к неизбежным структурным преобразованиям, на адаптацию к новым условиям рынка, повышение конкурентоспособности. Намеченное более чем удвоение внешней задолженности за один год, а в последующем еще в большей мере, приведет к неприемлемой уязвимости белорусской экономики перед российскими олигархами и другим капиталом.

Сегодня президент страны как будто бы осознал, что его прежняя политика привела к реальной угрозе утраты Беларусью суверенитета и независимости и к поглощению ее экономики российскими олигархическими кланами. Александр Лукашенко, используя аргументы, которые он еще вчера отвергал как архинационалистические, справедливо критикует Россию за попытки политического и экономического аншлюса и грубого давления на Беларусь. Он заявил о незыблемости суверенитета и независимости, о противостоянии политике экономического поглощения страны. Однако в то же время Лукашенко остался на позиции «рыночного социализма», сохранения авторитарной системы управления и, тем самым, самоизоляции. Несмотря ни на что, он продолжает утверждать, что  направление на полную белорусско-российскую интеграцию и создание с Россией единого государства соответствует нашим национальным интересам. При этом президент поддерживает в народе иллюзию о возможности формирования союзного государства на принципах равноправия и сохранении Республикой Беларусь в этом государстве своего суверенитета и  независимости.

Демократическая общественность сохраняет по отношению к последним высказываниям Лукашенко большую степень скепсиса. И этому есть объяснение. Его односторонняя до последнего времени пророссийская риторика и способность менять свои взгляды в зависимости от политической конъюнктуры широко известна. По мнению ряда оппозиционных политиков, единственной альтернативой для Беларуси, позволяющей сохранить независимость, является  отказ от интеграции с Россией, вхождение в Европейский Союз и НАТО.

Однако, на мой взгляд, не все так однозначно и ясно. Прежде всего, следовало бы, как когда-то образно сказал Владимир Путин, отделить мух от котлет. К «мухам», несомненно, относится сама идея создания единого белорусско-российского государства. Эта идея  изначально была мертворожденной. Равноправие сторон невозможно из-за разности весовых категорий. Экономический, политический, военный потенциал России многократно превышает потенциал Беларуси. В силу этих реалий речь может идти лишь о вхождении Беларуси в состав Российской Федерации, утрате белорусами  независимости. Поэтому следует, пока не поздно, прихлопнуть «мух», денонсировать скоропалительные договоры и соглашения, упразднить уже созданные наднациональные структуры.

Нынешняя позиция Лукашенко в части безусловного сохранения национального суверенитета и независимости, чем бы эта позиция ни была обусловлена, заслуживает поддержки. Отказ от собственной экономической, монетарной и валютной политики, переход на российский рубль однозначно не соответствуют нашим национальным интересам. Проблемы Беларуси не в отсутствии единого государства и не в валюте, а в неэффективной модели хозяйствования и в отказе от реформ.

Из этого отнюдь не следует, что белорусам необходимо отказаться и от «котлет», то есть от тесного экономического и иного сотрудничества с Российской Федерацией, от получения финансово-экономической поддержки, от идеи свободного перемещения на рыночной основе товаров, капитала, рабочей силы, от согласования правил рыночной игры, сближения параметров монетарной, налоговой, ценовой и торговой политики. Все это не требует государственного аншлюса.

На первом этапе строительства новых белорусско-российских взаимоотношений следовало бы осуществить ревизию всех ранее подписанных договоров и денонсировать те из них, которые противоречат нашим национальным интересам. С Россией, как и с Украиной, а также Европейским Союзом незамедлительно следовало бы установить всеобъемлющий режим свободной торговли. Чтобы занять в интегрирующейся Европе достойное место, Беларусь должна стать демократической, рыночной страной, соответствовать принятым в европейском сообществе политическим, экономическим и гуманитарным стандартам.

Ни Россия, ни Европейский Союз не выполнят за нас работу, связанную с выходом из политической самоизоляции, с восстановлением демократической формы правления, верховенством права, независимостью судебной власти, свободой СМИ, установлением рыночной экономики, повышением ее конкурентоспособности, поднятием уровня жизни населения. Все это нам необходимо осуществить самим. Это вполне достижимо при сохранении страной суверенитета и независимости.

 

Метки
Комментарии

Все верно, Лукашенко козел, привык к халяве.

А вы сами себе выбрали своего Гитлера, теперь должны страдать.

free youtube downloader software

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.