Искусство асимметрии

Великое искусство всякого политического деятеля
не в том, чтобы плыть против течения,
но обращать всякое обстоятельство в свою пользу.

Фридрих Великий

Месяц за месяцем мы проводим мониторинг исполнительной власти. Следим за каждым ее шагом, словом и поворотом головы, фиксируем ошибки, успехи и колебания рейтингов, записываем монологи (в диалогах наша власть участвовать не умеет), отмечаем все «проговоры» и «недоговоры».

К примеру, 6 марта белорусский президент решил наградить высокими государственными наградами самых достойных белорусских женщин. За минуту до награждения, когда в заведенный с 20-х годов прошлого века ритуал вручения наград особам слабого пола (коробочка передается из рук в руки) глава белорусского государства внес пикантное новшество, он заявил следующее: «Вы (белорусские женщины) являетесь национальным достоянием не только нашего государства, но и подобных нашему государств». Национализировал и сразу экспортировал в одной фразе…

Как не поблагодарить президента за заботу о наших женах, сестрах и дочерях. А мы, неразумные, считали, что они, наши «боевые подруги», только нам и принадлежат, как, впрочем, и мы только им. Оказалось, если верить А. Лукашенко, наши женщины дополнительно являются «национальным достоянием» идейно выдержанных северокорейцев и бравых кочевников-туркмен… Интересно было бы взглянуть в глаза тому златоусту, что пишет для главы государства подобные перлы, как и тому чиновнику Администрации президента, который подсунул на подпись А. Лукашенко телеграмму с поздравлением германскому канцлеру по поводу его апрельского 60-летнего юбилея.

Политик до такой степени не принимает на веру свои слова,
что всегда удивляется, когда другие понимают его буквально.

Шарль де Голль

Как видим, белорусский политический режим не дает соскучиться пытливым «дроздоведам». К сожалению, если взглянуть на иной политический фланг, то здесь не много найдется сюжетов, которые порадовали бы сердце политологов и экспертов. Мониторинг оппозиции – труд тяжелый и неблагодарный. Во всяком случае, если взглянуть на ведущих «P.S.», то невольно придешь к выводу, что в момент очередного шельмования господ Лебедько, Вечерко и прочих им приходится работать в формате пропагандистского субботника.

Тем не менее, к началу апреля оппозиционный «бронепоезд» выбрался с «запасного пути» и приготовился цеплять к себе с трудом сформированный состав из весьма разномастных вагонов – теплушек с лозунгами «Вся власть Советам», блестящих спальных выгонов на европейском «ходу», платформ с Зубрами и прочими лесными братьями и т.д. Период оформления оппозиционных коалиций завершился.

Не смотря на то, что автор этих строк с нескрываемым почтением относится к позиции тех белорусских политических сил, которые призывают бойкотировать осенние выборы, и не скрывает, что поддерживает 90% доводов, высказанных в свое время З. Позняком против участия в предвыборном сценарии «Красного Дома», уважение к борьбе основной массы оппозиции, в рядах которой неустанно трудятся десятки тысяч достойнейших граждан страны, заставляет его не углубляться в, несомненно, перспективную для дискуссии тему – бойкот или участие. Кроме того, отвлечение внимания на эту проблему контрпродуктивно – оппозиция для себя все решила. Она идет на выборы. Так что ничего не остается, как отодвинуть свое личное мнение в сторону и обратиться к проблеме предвыборной кампании.

Анализ дискуссий, бурно протекающих по всему оппозиционному сообществу, показал, что здесь царит не демократия в принятии решений, а самая что ни есть анархия. Что ни лидер, то набор мнений и решений, прямо противоположных соседским. Объективно говоря, это не плохо. Ведь нельзя забывать, что в образе нашей оппозиции есть что-то трагически библейское. Ее борьбу с господствующим режимом хочется сравнить с борьбой Давида с Голиафом. К сожалению, у части современных политологов, взгляды которых разделяет и автор этих строк, бытует мнение, что такого рода авторитарный режим с ростками тоталитаризма, сформировавшийся благодаря слабости внутренних демократических сил и откровенному попустительству внешних сил в Республике Беларусь, свергнуть изнутри невозможно. Эти «харизматические» монстры, подобно раковой опухоли, в первую очередь отсекают от общества здоровую демократичную часть элиты, чтобы затем безнаказанно высасывать из народа его силы, включая интеллектуальные. В принципе, в истории человечества имеются десятки примеров, когда после такого рода политической «пандемии» целые народы уходили в историческое забвение. Не мы первые – не мы последние.

Так что существующая анархия во взглядах пока полезна. Пока. Но если оппозиция действительно, а не театрально приступила к предвыборным «телодвижениям», то она должна отдавать себе отчет, что неумолимо приближается «точка возврата», когда предшествующий этап должен быть всесторонне проанализирован, все ресурсы должны быть собраны, стратегии утверждены, тексты выверены, лозунги написаны.

Что уже в позитиве? Немного. Оппозиция объединилась, и она, как и прежде, трактует себя в качестве альтернативы действующей власти. «Лобановщина» (авторство данного термина принадлежит рядовым членам ОГП из регионов), до последнего момента играя роль политического гриппа, не прошла, что, в прочем, не исключает рецидивов. В целом, это успех. Но за оценкой данного достижения мы не должны забывать и то, что сделанное целиком укладывается в предвыборный сценарий власти.

Режиму на руку бурная предвыборная активность на оппозиционном поле. Более того, власть, открыто потирая руки, активно информирует белорусский электорат обо всех нюансах жизни оппозиции в предвыборный 2004 год. Любой скандал, любая дискуссия, любая коалиция напоминают избирателям, кто «враг», что этот «враг» «измышляет» и что для его нейтрализации рядовому избирателю необходимо непременно появиться на избирательном участке. А ведь для нового состава белорусского парламента припасена поистине историческая роль. Он должен решить вопрос о конституционном перевороте – праве первого белорусского президента на пожизненную должность. Чем больше избирателей зафиксируют свое участие в выборах, тем больше легитимности будет у любого, пусть даже самого экзотичного, итога, который сформулирует власть – счетовод.

Возьмем, для примера, воскресный выпуск «В центре внимания» БТ от 7 марта. В передаче был использован традиционный, в духе колхозной планерки, набор оскорблений в адрес оппозиции: «проходимцы», «перевертыши», «слабаки». Но вот список обвинений в тот же адрес оказался целиком предвыборный: «оппозиция не хочет власти», «пошла на бойкот выборов в 2000 году», «не в состоянии прийти к власти демократическим способом, то есть выборами», «отсутствуют реальные дела» и т.д. В принципе, это не что иное, как откровенное провоцирование политических оппонентов на втягивание в бой на чужом «заминированном» политическом поле. По замыслу президентских политтехнологов, оппозиция должна, по сути, сама вручить А. Лукашенко третий срок.

Отсюда же и попытки навязать тактику «конкретных дел». К сожалению, с подачи власти, призывы к «конкретным делам» стали звучать и среди лидеров оппозиции. Некоторые предлагают удариться в отстаивание овощных киосков на улицах Минска, другие ратуют за борьбу с гидрой ЖКХ, третьи рассуждают о разворачивании движения против введения контрактной системы в вузах и на производстве. Спору нет, все поднятые вопросы являются тяжелыми социальными проблемами, и любой из них предоставляет богатые возможности для борьбы за жировки, лимоны на лотке или запись в трудовой книжке. Ведь это и есть «конкретное дело»! Тут и власть посодействует. Сама будет науськивать на ЖЭСы и Мингорисполком. Боритесь, мол, с Павловым до полного самоудовлетворения, чтобы сил на борьбу с Лукашенко не осталось. Власть даже похвалит: «Молодцы, правильно, давно надо было сантехников-алкашей прижать. Вот это у вас, господа из оппозиции, хорошо получается. Так что и оставайтесь дворниками и сторожами овощных киосков, а на должность мэров и премьеров у нас пастухов из Могилева хватит»…

Каждый должен делать свое дело. Мэр гонять киоскеров с проезжей части, президент огурцы в теплицах пробовать, оппозиция бороться за власть. На все остальное, «конкретное», ответ должен быть один: «Не царское это дело, улицы подметать…» Дворник, между прочим, это сделает гораздо лучше, чем лидер оппозиционной партии.

Но пока, в преддверии весеннего политического сезона, оппозиция участвует в чужой массовке по чужому сценарию и двигается по чужой колее.

Задача стоит, как бы сказал В. Ульянов (Ленин), «архисложная» – ответить власти ее же методами, но асимметричным ударом. Дело в том, что нельзя впадать в старую ошибку 2001 года – власть такая и сякая, а мы сякие и такие, он – «батька», а мы – «дед» и т.д. Симметрия в условиях тотальной политической, идеологической и информационной монополии противника на внутреннем политическом поле сродни публичному самоубийству. Кстати, на симметричный ответ оппозицию провоцирует и власть. Но не все это понимают, кроме, пожалуй, С. Калякина.

Но тут мы забежали вперед. Тем более что не решены основополагающие вопросы. Что оппозиция желает получить от парламентской кампании? Фракцию в Палате представителей? Пропагандистский натиск на избирателя в предвыборные месяцы? Начало кампании за пост президента? Все вместе?

Вместе не получится. И не только из-за того, что ресурсов не хватит. Их и сейчас практически нет. Беда в том, что если четко не уяснить цель кампании, то в итоге можно легко скатиться в традиционную ошибку – смешать избирательную и предвыборную кампании. Между тем, различия между ними принципиальные, и такое смешение гарантирует обеим кампаниям полный провал. Дело в том, что на определенном этапе кампании предвыборная стратегия начнет бороться с избирательной, а не с политическим противником.

Не хватит сил и ресурсов для проведения и параллельных кампаний. «Спайка» парламентской и президентской кампаний тоже вряд ли получится, так как после осенних выборов 2004 года на оппозиционном политическом поле обязательно произойдет перегруппировка основных политических игроков. Минимум год уйдет на политический кастинг претендентов на пост президента. Так что независимые кандидаты, в том числе А. Климов, имеют в данном случае очевидный шанс. Они никому ничем не обязаны, и им проще консолидировать вокруг себя сторонников. Справедливости стоит отметить, что они и более беззащитны…

Дальше, все неопределенности начинают цепляться друг за друга, как черепица на крыше. До сих пор не получили конкретного заказа испытанные мастера по составлению предвыборных стратегий. Это объяснимо, так как не просто нет ясности в том, что необходимо сказать избирателям, чтобы они откликнулись на призыв оппозиции в день выборов, но и нет консолидированного заказчика.
Как следствие, нет ясности с планом действий против политического противника, невозможно выделить направления и этапы кампании, отдельные значимые мероприятия на внутреннем и внешнем политических полях. Невозможно составить график кампании. И, наконец, нет сформированных и согласованных принципов формирования структуры управления кампанией, то есть штаба. В принципе, все это ни для кого не является новостью, но, тем не менее, никто к этой работе пока не подступился. Хотя автор этих строк, может быть, и не до конца информирован.

Между тем с 1996 года – с того момента, когда в Минске проездом оказались господа Черномырдин и Строев, – и власть, и оппозиция не являются монопольными хозяевами белорусского политического поля. С каждым годом мы получаем все больше признаков существования мощных, пока чаще скрытых, политический потоков, происхождение которых не совсем ясно, но то, что источники этих движений находятся за пределами страны, не вызывает сомнений.

Применительно к текущему году можно смело утверждать, что в отношении страны и ее руководства разрабатываются и уже частично применяются несколько сценариев. К составлению некоторых причастны корпоративные конгломераты, в которые на правах партнеров входят серьезные финансово-промышленные структуры со штаб-квартирами на Востоке и Западе континента. Все эти политические «интервенты» пришли на внутреннее белорусское политическое поле с готовыми стратегиями и графиками, у них четко определены цели и задачи, они владеют неограниченными ресурсами. Кроме того, нельзя забывать, что политической воли у этих сил в избытке, на них работают профессионалы, а не добровольцы, и они могут ждать удобного момента сколько угодно долго. У белорусского режима нет шансов устоять против таких специалистов по засадам. Вот он и лавирует, ложась спать борцом за интеграцию, а просыпаясь стражем европейской цивилизации от жадных восточных корпоративных монстров.

Винить в сложившемся положении можно только себя. Одни открывали ворота на собственное политическое поле ради политического посредничества, другие – ради того, чтобы выстоять против давления со стороны мощного противника – привлекали иноземные ресурсы и общественную поддержку сначала с Запада, затем с Востока. В итоге, белорусский политический рынок не просто открыт, а стал проходным двором. У политических деятелей из соседних стран появилась возможность набирать очки для собственных рейтингов, используя белорусские политические реалии. Вспомним, для примера, появление в Минске за неделю до выборов в Госдуму господина Немцова.

У власти и оппозиции есть только одно серьезное преимущество – знание страны, менталитета электората и белорусской номенклатуры. Но это преимущество, по понятным причинам, временное. Нам ли не видеть особенности, к примеру, американских традиций работы на чужом политическом поле – если ошибок все больше, то надо просто добавить денег. То же относится, к примеру, к «Газпрому», экономический потенциал которого в 3 (!) раза больше всего экономического потенциала Беларуси. Для справки, «Газпром» платит в бюджет России около 10 млрд. USD прямых налогов в год. Не считая косвенных платежей и налогов на немалые зарплаты для сотен тысяч работников, налогов с многомиллионных заказов на заводы от Калининграда до Хабаровска и т.д. Корпорация за один день газовой блокады 18 февраля понесла прямых финансовых убытков в 10-12 млн. USD и списала их на тест политической ситуации в Республике Беларусь. Вот это тестирование!

Оппозиция должна видеть все эти процессы, реально оценивать их перспективы и адекватно вероятным политическим последствиям исполнения будущих политических сценариев определять свою роль на белорусском политическом поле. Другого выхода не предвидится, так как вновь закрыть белорусский политический рынок уже невозможно по двум объективным причинам. Во-первых, слабость оппозиции без внешней поддержки. Во-вторых, в стране происходит завершающийся переход власти из стадии легитимности в стадию нелегитимного захвата руля государственного правления. Придя к власти, используя демократический формат и один Основной закон страны, сегодняшний правящий режим не только монополизировал соседние ветви власти – законодательную и судебную, но и изменил этот Основной закон, то есть условия своего контракта с обществом, которое его когда-то нанимало на службу. Сейчас власть пытается «нанять» общество для начала борьбы за свою новую легитимность. (См. С. Паньковский, «Белорусская государственность в свете энциклопедических словарей»). «Нанятое» общество должно построить режиму псевдодемократическую декорацию для его легитимизации в мировом сообществе. По-видимому, это один из ключевых моментов в создании оппозиционной стратегии в предвыборной кампании.

Не претендуя на истину в последней инстанции, нам кажется, что вопрос о легитимности власти можно было бы сделать основой для асимметричного удара по противнику, что позволило бы оппозиции дистанцироваться от предвыборного сценария власти, а также претендовать на лидерство на собственном национальном политическом поле.

Метки