Почему Светлана Тихановская не является лидером оппозиции

Безотносительно того, считать статус “лидера оппозиции” чем-то хорошим или чем-то плохим, у беларуской оппозиции лидера нет. А Тихановская символически объединяет не только и не столько оппозицию.

Борьба с нарративами пропаганды

Беларуская политическая реальность после августа 2020 года ставит добросовестных авторов перед затруднительным выбором имен нарицательных. Когда речь идет про Александра Лукашенко ни Светлану Тихановскую, проще всего обойтись без каких-либо должностей, а просто назвать их по именам – благо оба они широко известны не только беларуской, но и мировой аудитории. Однако периодически необходимость в имени нарицательном возникает – например, в программах мероприятий, или для иностранных журналистов. Проблему наименования Александра Лукашенко в этом тексте рассматривать не будем – вполне можно использовать слова “бывший президент”, или, для желающих, какие-нибудь сочные эпитеты из словаря “Хартии-97”. Актуальнее вопрос наименования Светланы Тихановской.

Почему это вообще важно?

Казалось бы, от того, как называть Светлану Тихановскую, суть политической ситуации в Беларуси не меняется. Однако инструмент пропаганды (будь то беларуская, российская или какая-то еще) – продвигать ложные нарративы, в том числе приклеивая ярлыки: простые, удобные, яркие, но не особо соответствующие действительности. Самый очевидный пример – привычка обзывать друг друга “фашистами”. Естественно, не вдаваясь в детали отличий итальянского фашизма от немецкого национал-социализма, и уж тем более без особой связки со взглядами того, кого так называют, а просто как ярлык чего-то очень плохого.

И если добросовестные аналитики и журналисты стремятся подобрать для описания Светланы Тихановской максимально корректные термины, объективно отражающие ее нынешнее положение, то пропагандисты, напротив, стремятся Тихановскую  делегитимизировать и дегуманизировать, продемонстрировать ее несостоятельность или просто оскорбить. Колоритные примеры можно найти на сайте государственной газеты “СБ. Беларусь сегодня”, где Тихановскую называют “беглый белорусский самозванец”, “враг Беларуси С. Тихановская”, “очень жалкое существо”, “какая-то прокси”, “надутая резиновая кукла польских и литовских спецслужб” и даже “перестала быть белоруской”.

Нарративы пропаганды

Риторика СБ и подобных изданий очевидно тенденциозная, и потому не используется профессиональными журналистами, даже если они не очень разбираются в беларуской специфике. Однако другие государственные пропагандистские СМИ действуют не так топорно, и их нарративы проникают и во вполне нейтральные или продемократические медиа.

Так, беларуское государственное агентство “БЕЛТА” называет Тихановскую “бывшим кандидатом в президенты” и “оппозиционером” (наряду в Валерием Цепкало и Павлом Латушко). Российское государственное агентство “РИА Новости” (и входящее в него “Радио Спутник”) используют устойчивую формулу “экс-кандидат в президенты Белоруссии, лидер оппозиции”, иногда в версии “одна из лидеров белорусской оппозиции”. Характерный контекст, в котором Тихановскую называют оппозиционеркой: “на втором месте расположилась оппозиционер Светлана Тихановская, набравшая 10,1 процента”, “Оппозиция считает победителем выборов Тихановскую”. На “Спутнике” от гостей можно встретить и расширенную версию, включающую уже очевидный пропагандистский посыл: “Всем понятно, что Тихановская и другие белорусские оппозиционеры стоят на платформе национализма”.

Что не так с этими нарративами

В обоих этих наименованиях – “экс-кандидат” и “оппозиционерка” – как и в любой хорошей пропаганде, есть доля правды. Поскольку имя Тихановской действительно было в бюллетене 9 августа, а также она явным образом противостоит господствующим политическим органам, контролирующему страну (что и является определением оппозции).

“Экс-кандидат” – наиболее нейтральный из этих терминов, поскольку описывает несомненный факт. Тем ни менее, это описание очевидным образом не характеризует нынешнее положение Светланы Тихановской, так как экс-кандидатов много, однако такого влияния на международной арене они не имеют. К тому же описания того, кем человек был, априори недостаточно, чтобы объяснить, кем он является сейчас. Зато это один из инструментов, позволяющих игнорировать все, что происходило с Тихановской после 9 августа. Государственная пропаганда хотел бы, чтобы Тихановская оставалась экс-кандидатом в президенты и никем более.

Что же касается “оппозиционерки”, то использование вроде бы справедливого термина ведет к ложным формулировкам. Поскольку рядовой оппозиционеркой Тихановскую не надеется представить даже пропаганда, то появляется слово “лидер”. Однако никаким лидером оппозиции Тихановская не является.

Наиболее близким к такому титулу был Александр Милинкевич, который был номинирован в кандидаты в президенты на Конгрессе объединенных демократических сил, как раз и представлявщем оппозицию. Однако и тогда статус Милинкевича как “лидера оппозиции” оспаривался – и Анатолием Левковичем, руководившим не входящей в Конгресс оппозиционной партией БСДП “Грамада”, и Анатолием Лебедько (чья ОГП в Конгресс входила), который прямо напоминал, что Милинкевича на Конгрессе избирали единым кандидатом на выборах, а не лидером оппозиции. Да и сам Милинкевич говорил в Бундестаге: “Меня называют лидером белорусских демократических сил. Сам себя я так не называю, потому что это самозванство, мы лидеров не выбирали”.

Тем более не является лидером оппозиции Тихановская, которую и единым кандидатом выбирала не оппозиция, а штабы Цепкало и Бабарико – оба из которых и сами не были оппозиционными политиками до начала избирательной кампании. На выборах одни оппозиционные силы поддерживали своих кандидатов (Андрей Дмитриев у “Говори правду” и Сергей Черечень у БСДГ), а другие были активны на праймериз и использовали для агитации период сбора подписей (БХД, движение “За свободу”, ОГП, БНФ). При этом активисты БНФ работали на сбор подписей другой кандидатки в президенты, Анны Канопацкой, а представители ОГП входили в штаб Светланы Тихановской. После 9 августа лидеры БХД, движения “За свободу” и ОГП в той или иной степени поддержали Тихановскую, вошли в созданный ею Координационный совет, однако никто не поспешил передать ей руководство своими структурами и назвать ее вышестоящим лидером своей партии или организации.

Безотносительно того, считать статус “лидера оппозиции” чем-то хорошим или чем-то плохим, у беларуской оппозиции лидера нет. А Тихановская символически объединяет не только и не столько оппозицию.

Почему не “президент(ка)”?

Обратная сторона пропаганды – бороться с этими некорректными наименованиями, замещая их столь же некорректными, но уже хвалебными. Как показывают данные независимых платформ наблюдения за выборами, таких как “Зубр” и “Голос”, многие беларусы – а возможно, что и большинство – хотели бы назвать Светлану Тихановскую президентом. Однако, к сожалению, точных и настоящих результатов выборов августа 2020 года мы никогда не узнаем. В отсутствии независимого наблюдения на большинстве участков, бюллетени на досрочном голосовании могут быть заменены на другие, или в урну могут быть вброшены дополнительные бюллетени. Протоколы подсчета голосов доступны лишь частично. Наконец, все оригиналы давно уничтожены, и восстановить картину невозможно даже при наличии политической воли.

Вопреки распространенном мнению, Литва также не признавала Тихановскую президентом, а ее офис – посольством. В резолюции сейма Литвы Тихановская именуется “избранным лидером народа Беларуси”, а вместе с Координационным советом – “единственными законными представителями беларуского народа”. Это очень высокое признание, но не наименование президентом. Впоследствии министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис на брифинге со Светланой Тихановской заявил о признании ее офиса официальным представительством белорусской демократии. Однако в официальном сообщении МИД Литвы не говорится о наделении офиса Тихановской дипломатическим статусом, и в здание беларуского посольства в Вильнюсе на улице Миндауго, 13 офис Тихановской также не переехал.

К чести Светланы Тихановской, она и сама не называет себя президентом, и не проводила альтернативную инаугурацию в Вильнюсе. На своем официальном сайте Тихановская называется себя аналогично тому, как это было зафиксировано в резолюции литовского сейма – “лидер, избранный беларуским народом”. Таким образом она избегает самозванства и самоназвания, а использует юридически зафиксированный в Литве факт. Правда, на сайте есть три языковые версии, и если в беларуской появляется только характерный для беларуского языка феминитив (“лідарка, абраная беларускім народам”), то англоязычная версия вместо перевода предлагает новое название – “Leader of democratic Belarus”.

В медиа единства нет

Неудивительно, что в такой ситуации СМИ теряются в версиях и зачастую смешивают все в кучу.

Литовский портал Delfi использует и нарративы пропаганды (“лидер белорусской оппозиции”, “одна из лидеров белорусской оппозиции”), и близкое к ним не соответствующее действительности наименование Милинкевича 15-летней давности (“кандидат в президенты Беларуси от оппозиции”, “кандидат от оппозиции на президентских выборах в Беларуси”), и нейтральное-устаревшее “экс-кандидат в президенты Беларуси”, и близкое к англоязычной версии сайта Тихановской “белорусский демократический лидер”.

В англоязычном Voice of America прибывшую в Вашингтон Тихановскую сперва называют “Belarusian Opposition Leader”, но впоследствии в интервью перекладывают ответственность по подбору термина на саму Тихановскую, уточняя “в каком качестве вы здесь?” и приводят ответ: “Знаете, меня по-разному называют. Но я предпочитаю “национальный лидер Беларуси”. Я лидер демократической Беларуси, потому что я человек, за которого люди голосовали на последних выборах”. (Стоит обратить внимание, что Тихановская не выбирает однозначного термина, а лишь говорит о своих предпочтениях, и не уточняет, сколько % за нее проголосовало).

Deutsche Welle в русскоязычной версии сайта использует и нейтральное-устаревшее “экс-кандидат в президенты”, и нарратив про “лидера белорусской оппозиции”. В англоязычной же версии появляется смешанное описание “opposition figure went from unknown stay-at-home mom to the leader of democratic Belarus”, хотя далее в тексте последний статус упоминается в кавычках, как “self-styled” (что можно перевести как “так называемый”, “самоназванный” или вовсе “самозванный”)

Агентство БелаПАН и его сайт Naviny.by называют Тихановскую “экс-кандидат в президенты”, “белорусский демократический лидер” или “демократический лидер Беларуси”. Радио Свобода в редакционных материалах предпочитает называть Светлану Тихановскую по имени, не уточняя никакого статуса.

***

Очевидно, что до получения юридически закрепленного в Беларуси статуса, проблема наименования Светланы Тихановской не будет решена окончательно.

Наиболее корректный вариант сегодня – вовсе избегать попытки подобрать имя нарицательное для Тихановской, ограничиваясь именем собственным. Этот вариант, однако, тем меньше подходит для СМИ, чем удаленнее их аудитория от Беларуси и ее сложностей.

Вариант “экс-кандидат в президенты” сам по себе корректный, но мало что говорит о реалиях сегодняшнего дня. К тому же удобен для пропагандистского нарратива игнорирования и обесценивания всего, что происходило с Тихановской после 9 августа.

“Лидер, избранный беларуским народом” – вариант неплохой хотя бы потому, что имеет юридическую основу (в Литве). Однако литовский сейм все-таки не является ни выразителем воли беларуского народа, ни структурой, проверяющей и утверждающей результаты выборов вместо беларуского Центризбиркома. Да и в целом статус Тихановской хоть и подкрепляется таким признанием Литвы, однако базируется не на нем.

Наконец, была бы хороша версия “беларуский лидер”, поскольку оба этих определения – и беларускость, и лидерство – практически никем не оспариваются (включая, в большинстве случаев, даже враждебную Тихановской пропаганду – хотя, как видно из цитат выше, в отдельных случаях пропаганды отказывает Тихановской не то что в лидерстве, но даже в том, чтобы быть беларуской). Правда, это выражение обычно используется как синоним слова “президент”, и потому относительно Беларуси так часто называют Лукашенко, когда не хотят называть его не президентом, ни бывшим президентом.

Но что не вызывает сомнений – так это тот факт, что Светлана Тихановская не является лидером беларуской оппозиции. И использование этого ярлыка хорошо бы прекратить, чтобы не потворствовать нарративам государственной пропаганды Минска и Москвы.


Метки
Комментарии

Толькi Зянон! Толькi ён есць лiдарам беларускага народу, а не гэты пражэкт Масквы!

Каласы пад сярпом тваiм

Паколькі рэжым нічога ня слухае (а групоўка, хоць і на ўтрыманьні Эўропы, ніякой рэальнай сілы не ўяўляе), то яны запатрабавалі санкцыяў. Запатрабавалі каб чужыя сілы і чужыя краіны эканамічна ўдарылі па Беларусі, спадзеючыся такім чынам чужымі рукамі зьнішчыць уладу Лукашэнкі (насельніцтва тут не ў разьлік).

Подласьць такога апраўданьня антынароднай пазіцыі нават не настолькі ў тым, што да санкцый заклікаюць асобы, якія існуюць за мяжой на чужым фінансаваньні, але найперш у ашуканстве людзей ігнараваньнем агульнавядомага гістарычнага факту — санкцыі ніколі і нідзе не прыводзілі да ўпадку дыктатара.

Дыктатары заставаліся, а народ гінуў, гібеў, галадаў і пакутваў. Найбольш вымоўныя прыклады — Куба, Паўночная Карэя, Венесуэла. Санкцыі выгадныя тым, хто іх уводзіць.

Нават цёмнае няведаньне гэтай праўды не пазбаўляе ад крымінальнай адказнасьці розных васалаў чужых інтарэсаў (не кажам ужо пра несумленнасьць паводзінаў).

Голас Зянона

Упершыню падтрымаю Зянона.

Гость

Тихановская- СИМВОЛ ЖАЖДЫ ПЕРЕМЕН, И в таком качестве миссия ее уже выполнена и закончилась. Но в историю страны она вписалась навсегда.

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.