Выборы в Молдове: ожидаемая победа Санду и PAS

Трансформации постсоветикума

В воскресенье 11 июля в Молдове состоялись внеочередные парламентские выборы. Предварительные результаты после обработки 99,53% протоколов вполне однозначны: PAS (Партия «Действие и солидарность») одержала уверенную победу над блоком ПСРМ-ПКРМ (социалисты-коммунисты).

По данным ЦИК Молдовы, партия Майи Санду получает 52,51% голосов и возможность сформировать правительство без коалиций. Блок бывших президентов Игоря Додона и Владимира Воронина уступил им почти в два раза, его предпочли лишь 27,37% избирателей. Кроме них, по предварительным данным 5% барьер для партий преодолела только партия «Шор» с 5,78% голосов.

Кампания внешне была похожа на «День сурка». Уже почти четвёртый десяток лет сторонники «евразийской» и «европейской» ориентации страны каждый раз обещали златые горы в случае своей победы – и непредставимые ужасы в случае победы оппонента. Каждый раз победившие проводили примерно одинаковую многовекторную политику. По иронии судьбы, условно-пророссийские часто делают больше реверансов Западу, чем условно-проевропейские, и наоборот.

Не с меньшим единодушием под разговоры о евразийские скрепы или европейские ценности продолжалось яростное разворовывание всего и вся, что изрядно утомило её граждан. Громкая победа Майи Санду в 2020 году стала следствием глубокого разочарования избирателей в социалистах и лично Игоре Додоне. Он многое обещал согражданам за выбор евразийской ориентации — но за годы нахождения у власти заметных подвижек избиратель не ощутил. В изрядной степени это было следствием господства в жизни Молдовы одиозного олигарха Плахотнюка, изгнанного в 2019 году редкими общими усилиями Вашингтона, Брюсселя и Москвы. И всё же многие шишки справедливо упали и на голову Додона. Исходная же победа Игоря Додона стала следствием феерического «похищения миллиарда» предшествующими властями – под заявления о приверженности ценностям европейской цивилизации, законности и правопорядка.

Майя Санду и её партия PAS пообещали избирателям решительный выход из бесконечного колеса молдавской политической сансары – только развяжите нам руки и обеспечьте парламентское большинство. Избиратель согласился им поверить – но неплохо помнит, как под примерно теми же лозунгами победила революция 2009 года.

Проблемой агитации Санду многие называли её умозрительность, ориентированность на прозападную молодёжь и средний класс с интеллигенцией при некоторой оторванности от потребностей «простых людей». Майя Санду и её команда из сотрудников НКО не особенно завязана на узел многолетних коррупционных связей, но она лучше умеет говорить с иностранными дипломатами и представителями международных организаций, чем с собственным народом.

Впрочем, примерно с теми же лозунгами она сумела победить в 2020 году, да и поколения избирателей в Молдове меняются, как и везде на постсоветском пространстве. И всё же остатков веры граждан в хоть какие-то перемены хватило на то, чтобы PAS получила искомое парламентское большинство. Мандат получен — вопрос в том, насколько Санду сможет выполнить свои смелые предвыборные обещания и хотя бы отчасти выдернуть страну из бесконечного колеса казнокрадства и низких темпов социально-экономического развития.

Социалист Игорь Додон и вошедший с ним в коалицию старый противник, коммунист Владимир Воронин, взяли на вооружение стратегию запугивания избирателя. Они трубили изо всех рупоров: победит Санду, поддержанная атлантистами Брюсселя и Вашингтона – и Молдову заберут то ли в состав Румынии, то ли агрессивного блока НАТО, устроят гей-парад и бездуховность, а потом пошлют завоёвывать Приднестровье.

Вероятно, традиционные антизападные страшилки были пущены блоком ПСРМ-ПКРМ в ход не от хорошей жизни. Недавний провал обещаний Додона никуда не делся. Хуже того, Москва не спешила однозначно поддержать социалистов и не стала обещать золотых гор – с которой у неё и у самой всё очень сложно. Осталось пугать избирателя тем, что «если не мы — то всё будет ещё хуже».

Правда, действуют подобные запугивания в основном на и без того коренной электорат социалистов и коммунистов из пенсионеров и малообразованных граждан депрессивных районов Севера, Гагаузии и Приднестровья. А ключевых для победы сомневающихся групп электората это скорее отпугнуло, не говоря уже о вновь решительно поддержавших Санду и PAS многочисленных трудовых мигрантах.

В отличие от предыдущих избирательных циклов, место ключевых партнёров прозападных сил на сей раз заняли не столько европейцы – ещё не отошедшие морально от «похищения миллиарда» своими предыдущими протеже – сколько американцы, их посольство и НКО. На это как на признак особо циничного западного присутствия и заговора особенно упирала пропаганда ПСРМ-ПКРМ и поддерживающих их российских медиа.

В большей степени заметны признаки того, что Вашингтон и Москва не особенно рвутся вступать в жёсткий конфликт за Молдову. Безусловно, и американцы, и Кремль предпочтут видеть в Кишинёве близкие себе политические силы.

Однако Москва после ряда тяжёлых просчётов в политике на постсоветском пространстве предпочитает вести себя осторожно, накачивая радикализмом в основном риторику. Свежая редакция стратегии национальной безопасности России носит подчёркнуто оборонительный, если не изоляционистский характер. Попытки Додона добиться прямой и явной поддержки России энтузиазма в Москве не встретили.

Вашингтон куда больше сосредоточен на Китае – предпочитая на «евразийском» направлении ограничиваться стратегическим сдерживанием без резких движений в ожидании перемен в самой России.

Вероятно, Санду предпримет меры для выстраивания с Россией нормальных отношений, «забыв» ряд предвыборных обещаний – и скорее всего получит не слишком тёплое, но вполне корректное отношение.

Ближе всех к реальности в своих поствыборных прогнозах оказались данные опубликованного 1 июля опроса WatchDog.md и Института общественной политики, которые указывали на достаточно весомый перевес партии Санду над блоком Додона-Воронина: 50,8% определившихся с ответом за PAS, 30,5% — за блок ПСРМ-ПКРМ. За блок Ренато Усатого, по их данным, были готовы отдать голоса — 5,2%, за партию «Шор» — 4,7%.

Данные опроса Ассоциации социологов и демографов Республики Молдова, опубликованного 5 июля, говорили о другом: по их данным, за PAS готовы отдать голоса 37,4% избирателей, а за блок ПСРМ-ПКРМ — 37,1%, причём первый рейтинг снижался, а второй рос примерно на 1% с конца июня. Как оказалось, эта картина была весьма далека от реальности.

Ещё один свежий опрос Института публичных политик давал PAS 33,7% голосов респондентов, блоку социалистов и коммунистов — 25,2% и партии «Шор» — 6%.

В результате к последней неделе перед выборами одни сочувствующие Додону российские СМИ разразились заголовками о том, что «В Молдове вырос рейтинг блока коммунистов и социалистов», а другие — что «Молдавия впадает в западенство», и заранее начали оплакивать «гибельную ошибку молдавского народа из-за происков антироссийских сил».

Этот диапазон расхождений в оценках электоральных предпочтений весьма напоминал то, что наблюдалось перед недавними внеочередными парламентскими выборами в Армении. Там тоже часть социологических данных указывали на уверенную победу «Гражданского Договора» Пашиняна, а часть показывали, что «Гражданский договор» и блок «Армения» Кочаряна идут «ноздря в ноздрю». Результатом стала громкая и неожиданная для многих победа партии Пашиняна, которого немало политологов успели списать в невозвратимо «хромые утки».

Политические аналогии – дело сомнительной аналитической ценности, но с некоторой осторожностью уже тогда можно было предположить, что и в Молдове PAS сумеет одержать вполне уверенную победу. Запрос на перемены, воплощаемый в фигуре Санду и её сторонников, велик – как велико и разочарование в Додоне. Многие боятся, что обещанные PAS и рядом западных структур субсидии на реформы опять разворуют под разговоры о демократии – но ПСРМ-ПКРМ и Россия не обещают даже этого.

Примерно так и получилось.

Более того, есть подозрения, что выставляя Санду и PAS «марионетками Запада», Додон и Воронин сами выстрелили себе в ногу: для части избирателей это звучало скорее «ну может хотя бы этим американцы не дадут воровать так нагло, как прошлым».

На стороне PAS сыграли и усиливающийся в последние годы на всём постсоветском пространстве процесс смены поколений и политических взглядов на более продемократические и прозападные, уход советских поколений и советской же ностальгии. На это трагическим образом играет и пандемия коронавируса, особенно жестоко выкашивающая пожилых людей и несколько смещая политический спектр в сторону воззрений молодых поколений.

В связи с этим старые политические силы, вместо позитивной повестки, обращения к актуальным запросам и заботы о «холодильнике» избирателя продолжающие упирать на страхи перед «гейропой» и «солдатами НАТО», а также на наследие СССР, должны будут или меняться в соответствии с запросами электората, или будут вынуждены сойти с политической арены. Времена изменились.

Алексей Костенков, аналитик Центра стратегических и внешнеполитических исследований 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.