Обратная апроприация памяти войны

9 мая теперь тоже протестный праздник

Победили фашизм – победим и лукашизм

Культ победы во Второй мировой войне («Великой Отечественной») был и остается важнейшим компонентом идеологического конструкта власти эпохи Лукашенко. После августа 2020 года эксплуатация этой темы только увеличилась. И тем важнее, что параллельно происходит обратный процесс: развертывание этого исторического нарратива против самого Лукашенко.

Конструкт внутренней войны

Неоднократные попытки Лукашенко выстроить целостную идеологию своей власти были провальными, что он признавал и сам. За неимением лучшего, идеологическая вертикаль довольствуется хаотическим миксом из (пост)советских мифов, российской пропаганды и некоторых представлений о жизни самого Лукашенко (кругом враги; приватизации не допустим; приоритет сельскому хозяйству и крупным промышленным предприятиям; лишь бы не было войны).

Неудивительно, что тема памяти войны занимает этой системе центральное место, повторяя в этом и советскую систему, и российскую. Из-за несоизмеримо меньших геополитических амбиций, в чем-то беларусская версия более лайтовая, нежели российская: не культивируется лозунг «Можем повторить», равно как и попытки использовать акции вроде «Бессмертного полка» в качестве soft power.

Однако, как отмечает историк Александр Фридман, «беларусская пропаганда создала более извращённую, чем российская, концепцию войны. В своих целях использует не внешнего, а внутреннего врага. Пропаганда упоминает нацистов между делом, а на первый план выдвигает беларусских коллаборационистов… пропаганду интересуют в истории Второй мировой войны только беларусы-полицейские, настоящие и мнимые, главное – под бело-красно-белым флагом (без флага – каратель второго сорта)».

Борьба с протестующими под видом заботы об исторической памяти

В условиях общественно-политического кризиса 2020 года, режим Лукашенко для укрепления своей легитимности и делегитимации оппонентов не придумал ничего лучше, как вновь обратиться к военной тематике. Как отмечается в «Индексе идентичности» BISS, реакцией государства стало продвижение нарратива о том, что бело-красно-белый флаг является «фашистским» и «искусственным». Один из красноречивых в этом плане заголовков – «У белорусов есть большой исторический счет к нелюдям, которые под бчб-флагом, погоней и свастикой с особым рвением уничтожали нас в годы Великой Отечественной войны».

Следственный комитет даже официально возбудил уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси в военные годы – «в целях социальной и исторической справедливости, устранения белых пятен истории, укрепления конституционного строя и национальной безопасности». С точки зрения охраны правопорядке процесс выглядит предельно бессмысленным, а «устранением белых пятен истории» занимаются не следователи, а собственно историки, ученые. Но слова генпрокурора Андрея Шведа про конституционный строй и национальную безопасность предельно четко дают понять, для чего сейчас понадобилось это уголовное дело: укрепить режим, попытаться сместить фокус внимания с преступлений беларуских силовиков в 2020 году на преступления немцев и коллаборантов 80 лет назад.

К тому же вину немцев за события 1940-х пропаганде удобно переносить на современную историю, чтобы стараться дезавуировать критику событий в Беларуси. Так, в провластном пропагандистском телеграм-канале «Жёлтые сливы» Ангелу Меркель сравнивали с Гитлером, а немецкого посла в Беларуси – с гауляйтером Вильгельмом Кубе.

От рефлексий интеллектуалов до отождествления силовиков с фашистами

До последнего времени оппоненты Лукашенко не перехватывали у него эту повестку.

Национальные патриоты и интеллектуалы, представленные в оппозиции еще со времен БНФ, склонны к рефлексии, критическому осмыслению истории. Вторая мировая война для Беларуси – трагичная и сложная страница истории, которая далеко не исчерпывается школьным учебником и советским мифом. «Воссоединение» страны в результате кулуарных договоренностей между Москвой и Берлином; формирование нынешних границ ценой сталинских репрессий 1939-1941 годов для сотен тысяч жителей Западной Беларуси; отношение к “Саюзу беларускай моладзі” и «Налибокской бойне». Все эти сложные темы требуют осмысления и дискуссии. Однако такой подход не позволяет быстро играть на риторическом поле Лукашенко.

Однако в 2020 году в беларусскую политику пришло много людей, отличающихся от старой оппозиции в том числе уровнем погружения в историческую тематику. Оказалось, что можно быть оппонентом власти, и при этом вполне разделять не слишком сложный подход к памяти войны.

К тому же беспрецедентное насилие беларусских силовиков немедленно породило сравнения их с немецкими карателями времен Второй мировой: просто потому, что в представлениях беларусов это самое худшее сравнение, которое только может быть. Одна из воскресных протестных акций так и называлась – «Марш против фашизма».

Новое прочтение старой даты

Раньше День победы у оппонентов Лукашенко ассоциировался с государственной пропагандой, и на 9 мая / 3 июля было принято уехать из города – мол, подальше от всей этой дичи. Но в этот раз протестующие, напротив, ощущают этот праздник своим. Если раньше Лукашенко использовал память победы для укрепления своей легитимности, то теперь это сделали его оппоненты.

Квинтэссенцией стал лозунг «Победили фашизм – победим и лукашизм», но не менее символична надпись на заборе, сделанная утром 9 мая: «Победа будет за нами». Кажется, впервые в этот день города партизански украшали бело-красно-белой символикой. Ну а жители Советского района Минска и вовсе прошлись с БЧБ-флагом маршем и возложили цветы к мемориальной доске героям антифашистского подполья, скандируя «Фашизм не пройдет».

Обратная апроприация памяти войны

Призывая 9 мая к протестам, Павел Латушко говорил: «Мы воздадим почести борцам с фашизмом, как прошлых лет, так и современным». В своем поздравлении Светлана Тихановская также проводит параллели с между событиями военных лет и современностью. Во многих локальных телеграм-чатах тот же актив, который ходил на марши, теперь поздравлял ветеранов, узнавая их адреса и скидываясь на подарки.

Но главная помощь ветеранам случилась благодаря фонду BYSOL. Когда выяснилось, что власти не планируют делать к празднику единовременные выплаты (как это было ранее), фонд оперативно инициировал сбор ветеранам – и за три дня было собрано более 13 тыс. евро. Но сильнее оказался медийный эффект: власть настолько испугалась перехватывания инициативы, что вынуждена была дезавуировать свои заявления и в авральном порядке перечислять ветеранам по 550 евро.

***

Фактически беларусское общество вернуло себе память войны, заместив официозную пропаганду актуальной политической повесткой борьбы против нового фашизма.

Обратная апроприация памяти войны

9 мая – второй по популярности из главных национальных праздников в Беларуси (30%), причем лидирующий праздник 3 июля (39%) также фактически связан с памятью войны. Зафиксировавшее это исследование «Ценности и национальная идентичность беларусов» проводилось кампанией SATIO по заказу “Годна” и “Будзьма беларусамі” в апреле-мае 2020 года, еще до жаркого политического лета. Хотя очевидно, что популярность 25 марта, занимавшего тогда 4 место, значительно выросла с зафиксированных 6%, однако эти праздники не стали альтернативными.

Просто 9 мая теперь тоже протестный праздник, в полном соответствии с общей инклюзивностью беларуского народного движения.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.