Нефтяная альтернатива Беларуси практически схлопнулась

Осталась только азербайджанская нефть

Еще год назад правительство Беларуси называло избавление экономики от углеводородной зависимости своей первоочередной задачей. История с грязной российской нефтью, скорая перспектива получить мировые цены на российскую нефть без компенсации за налоговый маневр вкупе с провалом в первом квартале 2020 года переговоров с российскими компаниями по цене нефти вынудили белорусские власти всерьез заняться поисками альтернативной нефти. В январе 2020 года Лукашенко даже заявил, что Беларусь должна покупать до 40% нефти в России, 30% – через балтийские порты и 30% – через Украину.

Поискам альтернативы белорусам в прошлом году здорово помогла мировая нефтяная конъюнктура. Весной 2020 года цены на нефть на мировом рынке рухнули, вслед за чем в апреле экспортная пошлина на российскую нефть практически обнулилась, что фактически лишило ее преимуществ перед альтернативной нефтью. Это и позволило белорусским нефтяникам выбрать на мировом рынке нефть нужного сорта по приемлемой цене.

Показательно, что в первые 5 месяцев 2020 года из 5,4 млн тонн нефти, переработанных белорусскими НПЗ, практически каждая пятая тонна была альтернативной – в это время Беларусь закупала нефть в Азербайджане, Норвегии, Саудовской Аравии и США. Танкерные поставки с альтернативной нефтью приходили в Беларусь через Клайпедский порт в Литве и Одесский порт в Украине. Из Одессы нефть прокачивалась по нефтепроводу «Одесса-Броды» и далее через «Броды-Мозырь» на Мозырский НПЗ. При поставках через Клайпеду нефть доставлялась на «Нафтан» по железной дороге.

Практически до августа 2020 года официальный Минск упорно твердил, что вопрос диверсификации нефти – это вопрос энергетической безопасности страны и что Беларусь ни за что не откажется от альтернативы. Более того, теперь Беларусь уже не откажется от поставок альтернативной нефти даже в том случае, если российские компании предоставят белорусским НПЗ «самые благоприятные условия», утверждали в концерне «Белнефтехим».

Эти утверждения выглядели абсолютно логично: через три года Россия завершит налоговый маневр в нефтяной отрасли, и цена российской нефти сравняется с мировой, после чего белорусским НПЗ станет практически все равно, где покупать сырье.

Ориентируясь на перспективу, белорусские власти озаботились созданием необходимой инфраструктуры. Чтобы удешевить поставки альтернативной нефти, осенью 2020 года в Беларуси началось строительство магистрального нефтепровода «Гомель-Горки» мощностью 6 млн тонн (стоимость проекта - около BYN300 млн), который соединит южную и северную ветки белорусского магистрального нефтепровода «Дружба» и два НПЗ.

Изначально замысел этого проекта состоял в том, чтобы новый нефтепровод мог быть также использован при реверсной работе южной ветки «Дружбы» и прокачке нефти из польского Гданьска через Мозырь на «Нафтан». Очевидно, что без разрешения политического кризиса в Беларуси говорить об этом бессмысленно.

Таким образом, несмотря на то, что нефтепровод Гомель-Горки сейчас успешно строится и, возможно, будет введен в эксплуатацию даже раньше запланированного срока, вопрос – будет ли он востребован, пока остается без ответа.

Осталась только азербайджанская нефть

«Белнефтехим» в прошлом году заявлял, что готовит долгосрочные контракты на поставку альтернативной нефти с нефтяными компаниями Азербайджана и Саудовской Аравии. Год назад просчитывались возможности подписания 5-лених контрактов. Но они не были подписаны. После возобновления поставок российской нефти с апреля 2020 года белорусская нефтяная альтернатива на фоне постепенного восстановления мировых цен на нефть начала затухать.

После августовских событий 2020 года вся нефтяная альтернатива Беларуси ограничена лишь контрактом с Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR). Эта компания начала поставлять нефть в Беларусь в марте 2020 года. В конце весны прошли переговоры экс-премьера Беларуси Сергея Румаса с президентом этой компании Ровнагом Абдуллаевым, по итогам которых озвучивались планы о поставке SOCAR в 2020 году в Беларусь 1 млн тонн нефти.

По данным SOCAR, компания в прошлом году поставила Беларуси десять танкеров нефти общим объемом 1,038 млн тонн, в том числе – 755 тыс. тонн сорта Azeri Light и около 283 тыс. тонн нефти, закупленной через нефтетрейдеров. Поставки осуществляются через порт Одессы «Южный» (Украина) по нефтепроводу «Одесса – Броды» на Мозырский НПЗ.

В 2021 году SOCAR Trading также планирует поставить в Беларусь около 1 млн тонн нефти (отметим, что белорусские НПЗ планируют в 2021 году переработать 18 млн тонн) По данным компании, в первом квартале в Беларусь было отправлено 4 танкера с азербайджанской нефтью общим объемом 360,1 тыс. тонн: два танкера были отправлены из турецкого порта Джейхан, еще два – из грузинского порта Супса.

Заместитель начальника департамента по организации мероприятий и связям с общественностью компании SOCAR Ибрагим Ахмедов также сообщил агентству «Интерфакс-Азербайджан», что в апреле поставок со стороны SOCAR в Беларусь не было «и на ближайшее время запросов не поступало».

Только Рамочные договоренности

14 апреля во время визита Лукашенко в Азербайджан концерн «Белнефтехим» и SOCAR подписали меморандум о взаимопонимании.

По данным «Белнефтехима», в документе оговаривается сотрудничество в области реализации произведенных в Беларуси нефтепродуктов, в том числе совместно с белорусскими экспортерами, взаимодействие по реализации совместных инвестиционных проектов, а также сотрудничество в реализации SOCAR нефтепродуктов на внутреннем рынке Беларуси.

О чем это сотрудничество, пока не совсем понятно. Вопросы вызывает продекларированое сотрудничество в реализации SOCAR нефтепродуктов на внутреннем рынке Беларуси. Означает ли это, что SOCAR намерен открыть свою сеть АЗС в Беларуси? Без организации толлинговой переработки в Беларуси это вряд ли имеет смысл. Теоретически это может представлять интерес для белорусских властей на фоне введения американских санкций в отношении предприятий «Белнефтехима», но будет ли реализована такая возможность, – тоже вопрос. Особенно на фоне активизировавшихся в последнее время усилий по углубления интеграции с РФ, в том числе и в нефтяной сфере.

Что касается заявленных планов сотрудничества с SOCAR в области реализации произведенных в Беларуси нефтепродуктов, в том числе совместно с белорусскими экспортерами, это как раз больше похоже на желание белорусской стороны застраховаться от влияния американских санкций. Будет реализована такая схема сотрудничества – большой вопрос.

Планы SOCAR и белорусские реалии

Определенный скепсис в отношении более глубокого сотрудничества «Бенефтехима» и SOCAR вызван тем, что стороны об этом давно говорят, а результата нет.

Посол Азербайджана в Беларуси Латиф Гандилов еще весной 2020 года говорил, что Азербайджан и Беларусь могут наладить совместную переработку нефти. «Для этого найдены соответствующие прочные механизмы. Возможно, здесь появятся и другие формы сотрудничества. Например, в Беларуси может быть налажена совместная нефтепереработка и последующая продажа продукции на рынок третьих стран», – заявил Гандилов в интервью агентству Белта.

Есть несколько проектов в Беларуси, которые представляют интерес для SOCAR, отмечал весной 2020 года заместитель начальника департамента по связям с общественностью компании Ибрагим Ахмедов в интервью журналу «Вестник Белнетехима». По его словам, в рамках модернизации Мозырского НПЗ около 200 сотрудников компании участвовали в строительстве трубопроводной инфраструктуры для комплекса гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков (H-Oil). Предполагалось, что аналогичные услуги компания окажет также «Нафтану».

«Готовы также принять участие и в проекте строительства нового комплекса по выпуску азотных удобрений ОАО «Гродно Азот». В этих проектах мы уже обозначили свою заинтересованность и ведем переговоры», – отмечал Ахмедов год назад.

Кстати, в ноябре 2018 года Лукашенко предлагал SOCAR поучаствовать в этом проекте. «Совсем недавно в Турции вы построили нефтеперерабатывающий комплекс. Будем рады приходу азербайджанских инвесторов в Беларусь и готовы к серьезному взаимодействию в стратегических отраслях. В настоящее время обсуждается возможность инвестиций Госнефтекомпании Азербайджана в модернизацию ОАО «Гродно Азот», – заявил Лукашенко в ходе переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.

В Турции SOCAR построил нефтехимические заводы SOCAR Polymer, SOCAR Carbamide. Общая инвестиционная стоимость проекта SOCAR Polymer – около USD816 млн. Этот завод с производственной мощностью 184 тыс. тонн полипропилена введен в эксплуатацию летом 2018 года, завод по производству высокоплотного полиэтилена мощностью 120 тыс. тонн стартовал в начале 2019 года.

Логично, что основными инвестиционными приоритетами SOCAR сейчас остаются нефте- и газохимия, где имеются высокие темпы роста и стабильная маржинальность, несмотря на волатильность цен на нефть. Белорусское правительство также сделало ставку на развитие этих направлений в своей нефтехимии.

Следует учесть, что для реализации проекта в Турции SOCAR привлекла в качестве подрядчика по детальному проектированию, закупке и строительству итальянскую инжиниринговую компанию Tecnimont.

Отметим в этой связи, что еще недавно предполагалось, что именно эта компания станет генподрядчиков крупного инвестпроекта на «Гродно Азот» – выполнит весь комплекс работ (от привлечения лицензиаров до ввода объекта в эксплуатацию) в формате EPC-контракта («под ключ»).

«Белнефтехим» при поддержке Tecnimont S.p.A уже провел ряд встреч с экспортно-кредитными агентами для обеспечения финансирования проекта. Ввод комплекса в эксплуатацию запланирован на 2025 год.

Однако на фоне политического кризиса в Беларуси с реализацией этого масштабного проекта (около USD1,3 млрд) с участием итальянской компании возникла заминка. Но в марте 2021 года Лукашенко предлагает реализовать этот проект уже не SOCAR, а российскому «Газпрому».

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.