Пределы патернализма

Пределы патернализма

Недавно премьер Беларуси Сергей Сидорский высказался за ограничение «неорганизованного» импорта, что должно повысить платежеспособный спрос на отечественные товары на внутреннем рынке. В этом не было бы ничего нового — такие задачи ставились и до Сидорского, и, пожалуй, не было в истории такого правительства, которое по-отечески не озаботилось бы делами отечественного производителя, перекрыв кислород его забугорному конкуренту.

Однако встает вопрос о пределах такой политики в Беларуси. Для анализа возьмем текущую ситуацию на предприятиях и в экономике в целом, выделив ее производственную, торговую и финансовую составляющие. За 10 месяцев текущего года доля белорусских товаров в розничном товарообороте составила 79,9%, в том числе продовольственных – 86,2%, непродовольственных – 69,9%. Всего импортного ширпотреба закуплено на 1,6 млрд. долларов, из которых 733 миллиона – критический импорт, представленный в основном тем, что у нас не растет, не плодится, не водится, – растительное масло, рыба, крупа, вина, табаки, специи, пряности и прочий колониальный товар. Операции по критическому импорту проводятся или государственными структурами непосредственно, или под их строжайшим контролем.

Некритическая масса представлена лекарствами, санитарно-гигиеническими изделиями, кондитерскими изделиями, бельем, одеждой и прочими товарами.

Что у вас, ребята, на складах?

Сразу скажем, на заводских складах, оптовых базах, в розничной торговле много всякого и разного добра. На начало года «в загашнике» промышленности было 59,4% среднемесячного объема производства, на 1 ноября – 57,5%, но в фактических ценах стоимость нереализуемого добра увеличилась с 1,2 до 1,8 триллиона рублей. То есть на 50%, при росте цен производителей за этот период на 16,8%.

Из всех отраслей, работающих на «сиюминутные» потребности населения, хуже всего обстоят дела в легкой промышленности: на складах сосредоточено 1,37 среднемесячного объема производства. Причем тканей различных видов, чулочно-носочных, трикотажных изделий, обуви – от 2 до 4 среднемесячных объемов. К тому же запасы не столько уменьшаются, сколько растут. Так объем нереализованных х/б тканей с января по ноябрь увеличился в 4,4 раза, шелковых – в 1,83, льняных – в 1,6, трикотажных изделий – в 1,46 раза.

Что делать? Запретить импорт одежды и обуви? Но не возникнет ли тогда проблема, как деликатно говаривали экономисты-перестройщики, неполного совпадения ассортимента товарной массы с суммой наличных денег у населения, то есть дефицита. Не возобновит ли это неприемлемую, прежде всего юридически, практику торговли из-под полы и прилавка. Ведь в советские времена всегда хотелось чего-нибудь контрабандно-импортного, пусть себе и втридорога.

«Как у вас там с питанием?» – такой вопрос обычно задавали советские люди прибывшим из других городов гостям. С питанием у нас, скажет всякий чиновник, неплохо, продовольственная безопасность страны обеспечена колхозами и переработчиками. Но есть нюансы. На долю пищевой промышленности приходится 19,3% от стоимости всей промышленной продукции, накопленной на складах. Это второй показатель после машиностроения и металлообработки (42,3%).

И хотя стоимость нереализованных продтоваров составляет только 65,8% от среднемесячного объема производства, многие из них длительному хранению не подлежат. А между тем складские запасы жирных сыров с начала года увеличились в 3,2 раза. Лежат себе, плесневеют, что не всем сортам рекомендовано. А длительное хранение увеличивает издержки, что предполагает увеличение цены. Но тогда их вообще никто не купит. А рентабельность мясомолочной отрасли снизилась до критических 1,1%, поэтому требуются, как говорится, живые деньги, желательно побольше. Отсюда и стремление к ограничению пищевого импорта — в условиях дефицита и наше съедят. По высокой цене производителя. Но это простое и очевидное решение имеет политическую подоплеку. Повысив цены на продукты, невозможно удержаться в пределах «прогноза» по инфляции.

Китайцы своего не отдадут

Для обеспечения здорового экономического роста одного патернализма мало, недостаточно даже разгосударствления или приватизации предприятий, нужна технико-технологическая перестройка производства, что немыслимо без значительных капиталовложений. А некоторым предприятиям уже ничем не поможешь. Пока разрабатывались и осуществлялись «взвешенные подходы», их место на рынке прочно заняли конкуренты. К таковым можно смело отнести Минский мотовелозавод, где складские запасы готовой продукции (мотоциклов) достигли полугодового объема производства. Дело в том, что, вынужденно ориентируясь на незатейливые потребности традиционных для себя рынков Юго-Восточной Азии и России, минчане упустили из внимания возможность роста этих потребностей — и полностью проиграли его китайским производителям. И по цене, и по качеству. А уж китайцы своего не отдадут.

Так вот ММВЗ – предприятие не государственное, но и не частное. Это ОАО, возникшее после приобретения его акций трудовым коллективом. Коллективное предприятие — народная собственность, поэтому всякий имеет право получать зарплату и дивиденды. Но для этого надо зарабатывать. А вот с этим случился напряг: коллективное сопротивление реорганизации производства оказалось сильнее воли руководства, понимавшего его необходимость. В итоге ММВЗ со всем своим добром (в основном с долгами) желает продаться государству, а то и радо бы купить (мол, нахозяйствовались самостоятельно!), но денег таких в казне нет. Несмотря на сногсшибательные темпы роста объемов, финансовые показатели следовать им не спешат, а вот особенности в виде роста «неликвида» – пожалте. Как мы постараемся показать ниже, эти особенности вполне могут стать определяющими.

У нас ведь народное добро оценивают по количеству вложенных в него средств. Смотрите, мол, какой заводище: 100 верст одного забора каменного, да труб дымящих за сотню. А приговор капиталиста (инвестора) прост и суров: завод, производящий неликвидную продукцию, сам становится неликвидным. Сиречь ненужным – ни за деньги, ни просто так.

А ведь был и ММВЗ когда-то «лакомым куском» белорусской экономики, который удалось сберечь от «прихватизации» – для народа. Ведь вот приезжал же в Минск в далеком уже 1992 году владелец британской фирмы «Рэджеит мотокросс», который соглашался купить предприятие, но только с правом на полную реорганизацию производства и увольнения половины людей, которые работают плохо и медленно.

Специально перехваливали?

Полистаешь подшивки тогдашних газет, диву даешься: сколько белорусам поступало приглашений к деловому сотрудничеству от бизнесменов различных стран и континентов. Южнокорейцы, например, были в восторге, оценив интеллектуальный и производственный потенциал Беларуси как способный конкурировать на мировом рынке. И тут же предложили немедленно организовать СП по выпуску высококлассной радиоэлектронной и бытовой техники, компьютеров.

Может зря они так, а может и специально, чтобы избавиться от конкурента. Ведь если нашим такое сказали «забугорники», то «наши» подумали: сами с усами — обойдемся без посредников. И принялись за разработку программ «развития наукоемких производств» собственными силами. А в итоге утратили даже те технологии и ноу-хау, которые имели. Или это ЦРУ внушило нам и своему руководству (что имели), для увеличения финансирования на свою шпионскую деятельность. Тоже ведь бюрократическая организация, и составляет планы от достигнутого.

В общем, там, где раньше производили приборы и агрегаты для ВПК, задумали производить мясорубки и пылесосы, там, где изготавливали самые крупные (по размерам) компьютеры, — люстры и электродрели. Попытка уменьшить масштабы конструкции до размеров ПЭВМ провалилась, ибо нагонять остальной мир надо было с нуля. Цветные телевизоры в производстве нам как-то не удавались даже во времена СССР. А в новых условиях тем более. Поэтому на «Витязе» решили возвратиться на технологии 30-летней давности, освоив в производстве черно-белые аппараты.

И философия всех этих смелых дел была предельно проста: день постоять, ночь продержаться, пока весь этот раздрай уляжется и все вновь пойдет по плану и по сходной цене.

Дождались: план вернулся, цены – нет. Телевизоры из предмета домашнего обихода стали предметами роскоши. Электромясорубки народ не спешил покупать, ибо мяса ел не очень много. Так, «иногда кусочек мясца».

В общем, появилась надежда на отрезвление, на понимание того, что случившееся – надолго, и пока мы будем отсиживаться по своим норам, мир уйдет далеко вперед. Но пришел деятель, пообещавший запустить заводы, сохранить трудовые коллективы. Действительно запустил и даже вернул страну в 1990 год. Но практически все, что производится в Беларуси, в других странах получается и лучше, и дешевле. И главное, без идеологического надрыва, без чрезмерного экономического патриотизма, что позволяет решать любую проблему по-деловому, руководствуясь здравым смыслом.

Однако вернемся непосредственно к производству. В отличие от других отраслей, производители телевизоров и холодильников ориентированы в основном на внешний рынок. Но динамика спроса на их продукцию значительно отстает от роста объемов производства. Поэтому складские запасы холодильников и морозильников по сравнению с началом года увеличились в 3,9, телевизоров – в 1,82 раза.

Об уровне технологичности нашей самой высокотехнологичной продукции можно судить по тому, что в дальнем зарубежье с начала года реализовано 0,02% поставленных на экспорт телевизоров (200 аппаратов), а холодильники здесь потеряли 40% продаж.

Разумеется, автор не отрицает достигнутые экономикой успехи в плане выживания и развития. Но хотелось бы большей стратегичности принимаемых решений. Уж больно мы запутались в особенностях и частностях, которые постепенно становятся определяющими.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.