Проверено на себе: переболеть на COVID-19 в Беларуси

COVID-19 в Беларуси: ищем решение

Журналист Павлюк Быковский и военный аналитик Егор Лебядок в 11-ом выпуске совместного проекта «COVID-19 в Беларуси: ищем решение» форума ePramova и сайта «Наше мнение» говорят об условиях лечения в Беларуси (Лебедок недавно переболел и выступает в качестве недавнего пациента), есть ли понимание ситуации у белорусов и у властей, стоит ли получше напугать угрозой инфекции. Лебедок ратует за хорошее информирование и коллективная ответственность жителей Беларуси.

П.Б.: Вы столкнулись с коронавирусом лично. Как вы можете охарактеризовать инфраструктуру, с которой столкнулись? С одной стороны, вы попали на обследование. С другой – вас лечили. Как это выглядит ан практике?

Е.Л.: Как только появились симптомы, сначала вызвал врача на дом. Который выписал больничный. Предварительный диагноз поставлен – острое респираторное заболевание. Через три дня пошел на прием уже непосредственно в больницу: симптоматика не снималась, температура 38.5 не спадала. Два моих друга уже заразились коронавирусом, поэтому с большой долей вероятности COVID-19 просматривался и у меня. Мне предложили сдать кровь из вены и пройти тест (это произошло на 6-й день с момента заражения и на 4-й с момента заболевания)…

П.Б.: И анализ крови показал…

Е.Л.: Анализ крови ничего не показал. Мне снова предложили больничный, сначала предложили пройти рентген, хотя более желательно пройти КТ как более достоверный. Записался на КТ; на тот момент стало понятно, что у меня уже начинается воспаление легких, а не просто COVID-19: температура подпрыгнула до 39-39.9, начался не кашель, а спазмы. КТ показало двустороннее воспаление средней тяжести – в тот же день меня сразу госпитализировали. В Смлолевичах тогда не было оборудовано коронавирусное отделение (появилось через неделю-две после меня), поэтому меня отправили в минский областной туберкулезный диспансер, где в течение 15 дней и проходил лечение.

Условия пребывания-проживания там не лучшие (скептически смеется), но врачи профессиональные, которые лечили коронавирусную инфекцию еще с весны. Врачи, медсестры, весь медперсонал там высококвалифицированный – всем спасибо, равно как и не было проблем с медикаментами, которые прописывали. Остальное – терпимо.

П.Б.: Больница – не санаторий.

Е.Л.: Надо учесть, что это противотуберкулезный диспансер, контингент которого не очень требовательный, поэтому и финансирование шло не в первую очередь.

П.Б.: Если оценивать лечение, то все было сделано профессионально, на ваш взгляд? Как вы воспринимали ситуацию с распространением инфекции.

Е.Л.: Заразился я на охоте, среди друзей, в небольшой кампании. Кто-то подхватил коронавирус, хотя симптомов еще не было. Это серьезное заболевание, вор всяком случае, для пожилых людей, хотя совсем недавно умер мой ровесник.

П.Б.: Вы могли предполагать, что выход на охоту может быть небезопасным? Могли поберечься?

Е.Л.: Конечно же. Но, судя по всему, мы заразились во время поездки в машине. Сидели плотно друг возле друга. Болезнь – следствие нарушение мер безопасности, которые в принципе известны.

П.Б.: Сейчас в Минске и во многих других городах Беларуси ввели масочный режим. Но можно заметить, что многие люди так и не носят медицинские маски в общественных местах.

Е.Л.: Проблема борьбы с коронавирусом, как и борьбы с любой другой эпидемией, не только в методах борьбы, но и в информационном обеспечении. Можно избрать любую модель (шведский вариант, который предполагал выработку коллективного иммунитета, или жесткий карантин), но все они не дадут результата при плохом информировании населения. Вот и в нашем случае точно так: все, думаю, помнят «коронапсихоз»; что люди слышат по телевидению – так и относятся. Собственно говоря, такие люди и болеют коронавирусом. Знаю двоих пациентов, которые попустительски относились к инфекции и которые достаточно тяжело болели, учитывая наличие сахарного диабета. Кто думает, читает внешнюю прессу, особенно научную, те понимают угрозы заболевания, да, она не настолько катастрофична для народа, но она имеет последствия в первую очередь для людей пожилого возраста. Со мной лежали как диабетики, так и люди спортивного вида, достаточно молодые, лично я выпал из жизни на 23 дня. Без воспаления легких человек может болеть немного меньше, скажем, 10 дней. Но в любом случае это сказывается на экономике. А нынешняя волна коронавируса, судя по моему окружению, более масштабная, чем нынешней весной.

П.Б.: А если напугать людей: опасно для жизни, не выходите из дома! Как в Москве весной?

Е.Л.: На самом деле человек такое существо, которого страх в голове может держать взаперти около двух недель, да и то при сильной угрозе жизни. Лучший способ – воспитание коллективной ответственности. В этом смысле показателен пример Китая: там карантин держался не за счет диктата, как в авторитарном режиме, китайцев в аэропорту масках я видел еще в 2014 году. У них проблема решалась за счет коллективной ответственности, все держалось на понимании, что я отвечаю за другого, поэтому одеваю маску. Белорусская концепция маски подразумевает защиту себя, хотя на самом деле, одевая маску, ты защищаешь других от себя. Маска работает на предотвращение распространения, а не от заражения. Понятно, что коллективная ответственность за день-два не сформируется, нужно длительная государственная политика по ее формированию. Когда коллективная ответственность отсутствует, тогда любые методы будут плохо работать.

П.Б.: Таким образом, медицина в Беларуси на высоком уровне, во всяком случае, так утверждает пациент Егор Лебедок. Сервисы можно характеризовать как хорошие или плохие, но с ним можно жить. А если говорить в целом про проблему COVID-19, то ее решением выглядит хорошее информирование и коллективная ответственность. И вот тут мы можем обратиться к опыту Китая, во всяком случае, в этой сфере.

Ссылка на видео: https://www.facebook.com/watch/?v=659185318103365

Комментарии

Опечатки 'ан', 'вор'.

Видео недоступное.

Текст интересный.

Веспуччи

Попробуйте еще раз - вроде бы все открывается

Валерия
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}