Поправки в Конституцию: интерес России, реакция на протесты, редукция социального контракта

Конституционная «реформа»: вне правовых процедур

Координационный совет обнародовал «проект новой Конституции, которую хотят навязать власти». Документ не подписан и не подтвержден официально, содержит некоторое количество опечаток, но в целом выглядит правдоподобно. Основные предлагаемые поправки (за исключением политически несущественных) можно разделить на три части. Одна из них – бомба под правовую систему Беларуси.

Реакция на протесты

Некоторые поправки явно носят охранительный характер и вызваны сиюминутными проблемами власти.

Право на забастовку хотят редуцировать до разрешения трудовых споров и дополнить формулировкой «порядок осуществления и ограничения права на забастовку устанавливается законом». Это прямое свидетельство того, что власть воспринимать нынешние белорусские забастовки (при всей их слабости) как серьезную угрозу, с которой надо бороться на уровне Конституции.

Общественным объединениям хотят запретить «незаконно вмешиваться в дела государства» – абстрактная формулировка, под которую можно подвести запрет любой активности. Ведь сфера «дел государства» ничем не ограничена – Лукашенко даже ставит цель на пятилетку по импортозамещению священнослужителей. К тому же если деятельность общественников «незаконная», т.е. нарушает конкретные существующие законы, то их можно привлечь к ответственности и так, без изменения Конституции. Получается, незаконным будет вмешательство в дела государства в целом.

Также предлагается запретить иностранное финансирование политических партий и профсоюзов – хотя оно вроде бы запрещено и сейчас, а де-факто легально недоступно и большинству других общественных объединений. Несмотря на это борьба с таким финансированием властью давно проиграна. После кейса Беляцкого никто не хочет выдавать Беларуси информацию о счетах активистов в иностранных банках. А деятельность организаций, занимающихся Беларусью и зарегистрированных странах ЕС, в принципе не регулируется белорусским законодательством. Помешать новым профсоюзам, вроде создаваемого сейчас Фонда солидарности силовиков By_Pol, это никак не сможет.

Усыхание социального контракта

Многие предложения демонстрируют, как власть тяготится прежним социальным контрактом и хотела бы максимально урезать социальные гарантии, переложить на людей заботу о себе – не совмещая это с дополнительными правами, конечно.

Исчезают гарантии фиксированной периодичности отдыха работников – упоминания о ежегодном характере трудового отпуска и ежеденедельности выходных.

Неясна судьба бесплатной медицины. В предлагаемой редакции ст.45 исчезают какие-либо упоминания о гарантии права на охрану здоровья, включая бесплатное лечение в государственных учреждениях здравоохранения, а предложен только текст про платную медицину. Впрочем, в пояснениях не сказано про исключение чего-либо из статьи, а только про дополнение предложенным абзацем.

Пенсионной системе тоже нужно участие общества: «Государство развивает социальное страхование, социальное и медицинское обслуживание. Поощряется участие общества и организаций в добровольном социальном страховании, создании дополнительных форм социального обеспечения». Эти дополнения объясняются «необходимостью модернизации пенсионной системы, сложившейся в советский период и не отвечающей современных проблемам и вызовам, связанным с демографическими и социально- экономическими изменениями».

Пожалуй, в контексте новой праволиберальной Конституции такие предложения были бы даже очень логичны. Вот только по другим вопросам либерализацией в проекте поправок и не пахнет.

Интерес России и игнорирование законов

Пожалуй, самое важное изменение касается ст. 8, которая соотносит международные правоотношения Беларуси с национальным законодательством. Сейчас там зафиксировано, что хотя «Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права», но «не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции».

В новой редакции все наоборот: «Международные договоры Республики Беларусь являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Это изменение по сути дает власти очень простую возможность игнорировать вообще любое национальное законодательство, включая все статьи Конституции. Согласно закону «О международных договорах Республики Беларусь», президент, премьер и глава МИД могут заключать такие договоры «без предъявления документа, подтверждающего их полномочия на совершение юридических действий» (ст. 15). Сейчас если договор «устанавливает иные правила, чем те, которые содержатся в законах Республики Беларусь» (ст. 19), то он подлежит ратификации Национальным собранием Республики Беларусь в форме закона (ст.20). Однако в случае принятия поправки ратификация не потребуется – ведь правила международного договора будут иметь приоритет также и над законом «О международных договорах Республики Беларусь».

В случае принятия такой поправки, президент сможет заключить с кем-нибудь международный договор, лишающий Беларусь статуса унитарного правового государства (ст. 1), где единственным источником государственной власти и носителем суверенитета является народ (ст. 3). По решению президента территория Беларуси может перестать быть единой и неотчуждаемой (ст. 9), а столицей может стать не Минск (ст. 20).

Предлагаемое изменение открывает дверь любой интеграции с Россией, позволяет торговать суверенитетом целиком и по частям. Это завуалированный механизм внесения любых будущих поправок в Конституцию президентом через заключение международных договоров, в обход мнения народа. Так выглядит законодательно зафиксированный абсолютизм.

Референдум?

Предложенные изменения касаются тех разделов Конституции, которые могут быть изменены только на референдуме – это прямо зафиксировано в ст. 140 действующей Конституции. Поправки, конечно, можно сколько угодно обсуждать на Всебелорусском народном собрании, в Палате представителей или даже в СИЗО КГБ с политзаключенным – ничто из этого не запрещено. Но принимать их необходимо именно на референдуме.

Проведение же референдума в нынешних общественно-политических условиях выглядит для Лукашенко невозможным. Система не справилась с предыдущей избирательной кампанией и сопутствующей ей общественной мобилизацией, были многочисленные случаи официального обнародования протоколов с разгромной победой Тихановской. Новая электоральная кампания, с учетом реалий после 9 августа, имела бы для Лукашенко губительный эффект. Поэтому власти продумывают альтернативные варианты.

Показательно заявление судьи Конституционного суда А. Марыскина – «это дело парламента, президента, каким путем идти и какие изменения учитывать». Как ни парадоксально, оно полностью не основано на праве. В частности, Марыскин заявлял: «В самой Конституции говорится, что новая (хоть там и нет такого слова) Конституция может быть принята в обычном порядке без проведения референдума». Судья предусмотрительно не уточняет, в какой именно статье Конституции это говорится – потому что таких слов в Конституции нет, и этот подход противоречит разделу VIII «Действие Конституции Республики Беларусь и порядок ее изменения».

Конечно, можно по аналогии с тайной инаугурацией принять и тайный указ по изменению Конституции, прописав там что угодно. Проблема в том, что это одно из немногих действий, которое может сделать легитимность Лукашенко еще меньшей, чем теперь. К тому же такое очевидно неправовое изменение Конституции не может устроить внешних игроков, в первую очередь Россию. Конституция, принятая не просто с нарушениями закона, но вообще вне правовых процедур – очень шаткий фундамент для любых межгосударственных договоренностей.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2022

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.