Перспективы конституционный реформы: спустя два месяца

Зона «диалога»

26 августа «Наше мнение» любезно разместило мою статью «Конституционная реформа – насколько реалистичен такой сценарий?». Спустя почти два месяца есть смысл оценить, что было сделано, в каком направлении движется заявленная конституционная реформа.

Публикуя на протяжении последних десяти лет скептические статьи о возможности конституционной реформы в Беларуси, автор этих строк вынужден повторить многие свои тезисы.

Несмотря на периодически возникающие дискуссии о необходимости конституционной реформы, Александр Лукашенко, будучи главным бенефициаром нынешнего конституционного устройства, отклонял даже намеки на какие-либо предложения.

Новая волна дискуссий об изменении конституции началась в ходе предвыборной кампании Виктора Бабарико. В августе 2020 г. она неожиданно получает мощное продолжение практически на всех пророссийских интернет-ресурсах, которые освещают белорусскую тематику. О необходимости проведения конституционной реформы прямо высказался и президент России Владимир Путин: «Мы знаем о вашем предложении начать работу по Конституции. Считаем, что это логично, своевременно, целесообразно».

Александр Лукашенко менее категоричен, чем его российский коллега, а также менее конкретен, чем пророссийские ресурсы.

Говоря о конституционной реформе, необходимо получить ответы на следующие вопросы:

  •  кто конкретно и когда предложит новый вариант конституции;
  •  какие будут изменения в этой конституции, насколько оправдан конституционный характер этих изменений;
  •  кто и как будет обсуждать проект конституции и вносить в него изменения;
  •  как будут совмещены референдум по конституции и новые выборы президента.

К сожалению, внятной информации ни по одному из этих вопросов в публичном пространстве не появилось. Наиболее полный вариант предложений опубликован пророссийскими СМИ в рамках рассуждений тамошних авторов о том, какой могла бы быть конституционная реформа в Беларуси.

Два конкретных варианта озвучил Владимир Жириновский: «Первый вариант, по версии лидера либерал-демократов, это вхождение Белоруссии в состав РФ в виде шести областей. Второй вариант – Лукашенко становится вице-премьером по сельскому хозяйству в российском правительстве».

Другие авторы менее радикальны:

А) «Можно предположить, что в сторону «размазывания» полномочий между центром и периферией, а также внутри самого центра (между парламентом, президентом и неким высшим органом, куда бы вошли все губернаторы, президент, премьер и руководство парламента). Нынешняя ситуация показывает, что в обществе есть также явный запрос на выборных губернаторов и мэров. При грамотном построении двух- или трёхпартийной системы можно добиться устойчивой конструкции госуправления».

Б) «Более того, очевидно, что Беларуси больше не нужен президент с суперполномочиями, но и крен в сторону парламента вряд ли будет лучшим решением. Хорошо бы получить более сбалансированную систему власти. Скорее всего, нельзя обойтись без выборов губернаторов и сжатия парламента до одной палаты, оставив нижнюю. Вместо верхней можно сделать президиум, куда входят президент, премьер, спикер и губернаторы. Все важные решения должны принимать они через голосование».

В) Возможно, останется и президентская республика, но уже с другими полномочиями вертикали.

Г) «Если теперь и назрели какие-то конституционные изменения, то их проработка должна проводится не профанами, а компетентными людьми с учётом сложившихся реалий. Главное при этом — осознать, что нам нельзя превращаться в дискуссионный парламентский клуб, где риторы властвуют над косноязычными».

Д) Одним из предлагаемых вариантов является завершение союзного строительства: «В этой связи сейчас у [Владимира] Путина и [Александра] Лукашенко на повестке дня стоит важнейшая задача — усилить Союз (Союзное государство — ред.), договориться о прорыве в его развитии, идти к созданию единого народно-хозяйственного комплекса и еще более интегрированного оборонного контура. Какие конкретно формы примет усиление: единая валюта, единые энергетические рынки, союзные базы и т.д., мы увидим в скором будущем». Эта интеграция может быть встроена в конституционную реформу.

Е) Обязательное условие – сохранение за русским языком статуса государственного.

Однако, каким бы ни был проект новой конституции, он должен быть предложен Россией: «Привлекательное предложение о совместном будущем, которое могло бы обессмыслить нынешнее противостояние в Белоруссии, – это именно то, что сейчас ждут от России», – отмечает Олег Неменский. «Никого другого кроме президента России Владимира Путина нельзя представить в роли арбитра в Белоруссии», – говорит Артем Агафонов.

Высказанные в этих СМИ «предположения» сложно назвать проектом новой конституции в полном смысле этого слова, но они а) гораздо информативнее, чем то, что озвучивается в белорусском информационном пространстве; б) явно имеют отношение к конституционному устройству; в) солидарны в ограничении полномочий президента на назначение значительной количества чиновников, а также его законодательных полномочий.

Белорусские официальные лица гораздо менее информативны о конституционном процессе. А. Лукашенко 9 сентября заявил аж о двух отклоненных вариантах, но в публичном пространстве не появилось никакой информации, что же конкретно планировалось изменить, и почему изменения не были приняты (за исключением давнего замечания президента о необходимости исключить упоминание Высшего Хозяйственного Суда). Автор этих строк предполагает, что если какие-то варианты и были, то только в самом черновом варианте, непригодном для полноценного обсуждения. 9 сентября были обещаны и предложения по изменению в конституцию в самое ближайшее время.

5 октября о сборе предложений граждан по новому проекту конституции заявил заместитель председателя постоянной комиссии по государственному строительству, местному самоуправлению и регламенту Палаты представителей Национального собрания Виктор Свилло.

Оказалось, что к этому дню поступило уже около 350 предложений от граждан. Исходя из интервью Виктора Свилло, пока все предложения можно разбить на три группы:

- вернуться к Конституции 1994 г., причем этот вариант уже на уровне Виктора Свилло обозначен как неприемлемый;

- сохранить действующую конституцию в неизменном виде;

- поправки непонятного характера, носящие, преимущественно, характер, не связанный с необходимостью менять конституцию.

Интересно то, что информация о сборе предложений по новой конституции появилась на сайте Палата представителей только 7 октября, то есть, через 2 дня после того, как Виктор Свилло собрал и проанализировал около 350 предложений. Судя по сайту, еще 1 октября ни про какую конституцию Палата представителей и не думала – планировалась работа над следующими законопроектами:

- «Об изменении кодексов» (по вопросам обжалования в суд мер взыскания) – Постоянная комиссия по национальной безопасности;

- «Об изменении законов по вопросам рекламы» – Постоянная комиссия по жилищной политике и строительству;

- «Об изменении Закона Республики Беларусь «О погребении и похоронном деле» – Постоянная комиссия по жилищной политике и строительству;

- «О правах инвалидов и их социальной интеграции» – Постоянная комиссия по труду и социальным вопросам;

- «Об изменении Закона Республики Беларусь «Об идентификации, регистрации, прослеживаемости сельскохозяйственных животных (стад), идентификации и прослеживаемости продуктов животного происхождения» – Постоянная комиссия по аграрной политике.

Более конкретно высказался 2 октября [1] на открытии четвертой сессии Палаты представителей седьмого созыва ее председатель Владимир Андрейченко: «Как обозначил Глава государства, реформы необходимо начинать с изменения Конституции. Поэтому очень важно изучить общественное мнение по этому вопросу в своих округах через прямой разговор с избирателями». Можно только удивиться оперативности белорусских депутатов, которые за два дня (3-4 октября) собрали и проанализировали 350 предложений, о чем нам поведал 05 октября Виктор Свилло. По странному совпадению, 2 октября состоялся и телефонный разговор Александра Лукашенко с Владимиром Путиным [2].

9 октября Александр Лукашенко снова высказался о конституционной реформе, и вновь мы не услышали никакой конкретики о сущности изменений. Наверное, только у Мельянцова и Прейгермана, горячих сторонников тезиса «Лукашенко – единственный гарант суверенитета Беларуси» не вызывает вопросов то обстоятельство, почему о содержании конституционной реформы в стране люди вынуждены узнавать исключительно из посланий российской пропаганды.

В принципе, в сухом остатке, есть только предложение о возможном частичном переходе на выборы по пропорциональной системе, то есть, замена мажоритарной системы на смешанную.

Зато белорусское руководство очень подробно описывает процесс реформы. Собрав воедино все высказывания, его можно представить следующим образом:

  •  сбор предложений на неких диалоговых площадках, по-видимому, тайных. Причем, судя по интервью Свилло, предложения будут носить характер общих и размытых пожеланий, изначально не претендующих на конституционный дизайн. Так, например, упомянутые А.Г.Лукашенко полномочия местных властей по земельным вопросам не требуют никаких конституционных изменений;
  •  обсуждение в парламенте и президентом;
  •  обсуждение и принятие на Всебелорусском народном собрании, причем, по словам Владимира Андрейченко, сначала необходимо узаконить само Всебелорусское народное собрание;
  •  проведение референдума.

Жаль, конечно, что А. Лукашенко не был так щепетилен, внося изменения в Конституцию в 1996 и 2004 гг., однако даже для демократических государств процедура выглядит крайне чрезмерной и нерабочей. Ни о каком диалоге с кем бы то ни было здесь речи не идет.

Во всей это череде событий интересны следующие моменты: а) активное обсуждение содержания, а не процесса в российских пропагандистских СМИ; б) точно названные сроки проведения Всебелорусского народного собрания – декабрь 2020 г. / январь 2021 г. в) беспрецедентная для белорусских политических реалий встреча А. Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ и начало процесса их освобождения.

Из всего выше сказанного можно сделать следующие предварительные выводы:

1. Никакого собственного проекта конституционной реформы, несмотря на 10 лет демагогии и очевидной необходимости этой работы, у А. Лукашенко нет.

2. В лучшем случае имеются контуры, а в худшем – полный текст новой конституции подготовлен в Москве. Этот проект включает в себя выборы местных органов власти вплоть до председателей облисполкомов и Минского горисполкома, назначение премьер-министра исключительно парламентом, а не президентом, упразднение Совета Республики, упразднение или серьезное ограничение верховенства указов и декретов президента над законами, переход к смешанной избирательной системе, ограничение полномочий президента на назначение судей. Непонятно, будет ли введено ограничение по срокам президентства.

3. Существует более-менее четкий график этапов реализации этой реформы с участием тех политзаключенных, с кем встречался 10 октября Лукашенко. Базовые сроки готовности к назначению референдума – декабрь 2020 / январь 2021 гг.

4. А. Лукашенко отчаянно пытается затянуть, а также выхолостить процесс. Единственная возможная его апелляция – неприятие этих изменений обществом, но рейтинг президента опустился настолько низко, что использовать этот ресурс он не в состоянии.

--------

[1] Хотя еще 30 сентября ни о какой конституционной реформе Андрейченко даже не заикался.

[2] Телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным:http://president.gov.by/ru/news_ru/view/telefonnyj-razgovor-s-prezidentom-rossii-vladimirom-putinym-24638/

Комментарии

Цікавы палітычны аналіз, упершыню нават на belisrael.info такога няма

ВР
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.