Государственное аналитическое сопровождение президентской кампании 2020 г.

Вместо превентивных действий – меры expost

Настоящая статья является лишь предварительным обзором тенденций, происходящих в рассматриваемой сфере и представляет собой скорее приглашение к дискуссии, чем выверенным результатом научного исследования.

К информационно-аналитическому сопровождению избирательных кампаний в политологии, как правило, относятся следующие элементы: сбор информации об избирателях и акторах-конкурентах; сбор информации о кандидатах-конкурентах; оценка конфигурации сил на старте кампании; формирование и расширение позитивного имиджа кандидата, «отстройка» от его антиобраза и формулировка агитационных тем; выработка стратегии проведения кампании и обеспечение непрерывного мониторинга ряда ключевых показателей.

К основным субъектам государственного аналитического сопровождения президентской кампании 2020 г. можно отнести следующие [1]:

  •   Администрация президента Республики Беларусь;
  •    Оперативно-аналитический центр при президенте Республики Беларусь, Государственный секретариат Совета Безопасности Республики Беларусь, Комитет государственной безопасности;
  •    Белорусский институт стратегических исследований (Беларусь);
  •    Институт социологии Национальной академии наук, Центр социологических и политических исследований [2]
  •   Академия управления при Президенте Республики Беларусь.

Исходя из опыта предыдущих электоральных кампаний в Беларуси, можно предположить, что, в целом, руководство страны исходило из относительного высокого действующего рейтинга нынешнего президента и отсутствия даже возможности появления у него электорально значимого соперника.

Эти воззрения доминировали не только в окружении Александра Лукашенко, но и среди белорусских политических экспертов. Так, 27 ноября 2019 года Пресс-клуб, сайт экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение» и Белорусский институт стратегических исследований (BISS) провели очередное заседание Экспертно-аналитического клуба по теме «Политическая атмосфера в преддверии президентских выборов». Почти все эксперты (за исключением Сергея Чалого) спрогнозировали «что у власти есть все инструменты провести президентскую кампанию в удобном для себя ключе» [3].

Президентские амбиции Виктора Бабарико явно оказались для властей неожиданностью. И это притом что на протяжении 2019 года и первой половины 2020 года глава «Белгазпромбанка» отметился рядом развернутых интервью, носящих откровенно политический характер. Вызывает сомнение и утверждение, что огромная инициативная группа В. Бабарико была сформирована в течение нескольких дней. С определенной долей осторожности можно утверждать, что власти пропустили подготовку и выход на политическую арену реального конкурента А. Лукашенко.

Сложнее обстоит вопрос с обеспечением приемлемого электорального рейтинга А. Лукашенко. Несмотря на то, что полноценные открытые социологические исследования такого рода в Беларуси запрещены, высшее руководство страны, по-видимому, обладает более или менее репрезентативными социологическими данными – все-таки научная социология в стране есть, а значит, есть все возможности и провести соответствующее исследование.

Судя по многим косвенным индикатором, проблема падающего рейтинга А. Лукашенко и необходимости постоянного проведения мероприятий по его росту и поддержанию отчетливо сознавалась высшим руководством страны с момента девальваций 2011 г. Инструменты использовались традиционные – накачка деньгами, формирование уверенности в отсутствии альтернативы, апелляция к безопасности на фоне украинского кризиса в 2014-2015 гг., апелляция к защите суверенитета.

Проблема, которую, судя по всему, не в полной степени учли правительственные аналитики, заключалась в возможности протестного голосования, вероятность которой считалась невысокой. Во многом из-за этого, в отличие от соседней России, в Беларуси в избирательных бюллетенях остается графа «против всех», ведь такое голосование является одной из форм протестного голосования.

Учитывая вяло прошедшую парламентскую кампанию 2019 г., власти, скорее всего, рассчитывали повторить успех и на выборах 2020 г. – А. Лукашенко, пусть и с низким рейтингом, против нескольких «спойлеров» с не самой лучшей репутацией. Повысить рейтинг А. Лукашенко накануне выборов планировалось через раскручивание образа Александра Лукашенко как:

  • единственного европейского (а то и мирового) лидера, который смог осуществить эффективное и успешное противодействие коронавирусу (судя по всему, белорусские власти всерьез рассчитывали, что им это удастся);
    Внимательный анализ мирового опыта показывает, что в Беларуси попытались воспроизвести стратегию Республики Корея, Сингапура и Японии – оперативное выявлении зараженных и их контактов первого и второго уровней с последующей госпитализацией, изоляцией и наблюдением без введения широких карантинных мер.
    Для стороннего наблюдателя нет ничего удивительного в том, что эта стратегия приблизительно через месяц провалилась.
    Однако сам факт попытки ее применения вскрыл две важные особенности: а) уверенность руководства страны в исключительно высоком технологическом развитии Беларуси, сравнимым по уровню с развитием Сингапура, Республики Корея или Японии; б) уверенность в полном контроле над своими гражданами, что снимало вопрос о запуске новых приложений, доверии граждан к правительству при информировании о своих контактах и т.д. Оба постулата оказались, как минимум, не в полной степени верными.
  • как победителя в нефтяной и газовой войне с Россией;
  • как политика, который может вести успешный диалог с ЕС и США (визовая либерализация с ЕС и снижение стоимости шенгенских виз до 35 евро);
  • как государственного деятеля, обеспечившего технологический прорыв в развитии Беларуси (запуск Белорусской АЭС и открытие новой линии Минского метрополитена);
  • как успешного экономиста, который в условиях пандемии смог не допустить снижения жизненного уровня белорусов (к лету 2020 г. как раз было подготовлено успешное размещение двух выпусков белорусских еврооблигаций на общую сумму USD1,25 млрд).

Провал, несмотря на очевидные ложь и манипуляции со статистикой, в борьбе против распространения коронавируса, ограничения на зарубежные поездки из-за пандемии, сдержанная позиция России, технологические проблема с запуском Белорусской АЭС и открытием новой линии Минского метрополитена не позволили обеспечить предвыборную «накачку» рейтинга А. Лукашенко.

Однако, как отмечено выше, проблема заключается вовсе не в «накачке» рейтинга, а в явном смещении электоральных предпочтений населения от неопределившихся в сторону противников Лукашенко даже без наличия какой-либо альтернативы. Как метко отметил Андрей Казакевич, «Лукашенко уже даже не пытается понравиться большинству… В результате они заранее не просчитали ни Тихановского, ни Бабарико, информационно полностью перестали попадать в настроения населения» [4].

В этом контексте интересно еще и то, что белорусские власти, невзирая на тесное сотрудничество с КНР в сфере слежке за собственными гражданами, жесткое регулирование интернет-пространства и динамично развивающийся IT-сектор, при построении плана избирательной кампании и позиционирования А. Лукашенко явно опирались на инструменты традиционной социологии, не прибегая к bigdata при построении кампании, а также провалив позитивную работу в социальных сетях и мессенджерах.

В последнее время становится очевидным, что власти на ходу перестраивают работу в этом направлении, все более жестко контролируя деятельность людей в виртуальном пространстве. Речь идет не только о репрессиях в отношении ряда телеграмм-каналов, но и о внимательном отслеживании профилей очень широкого круга лиц (если не сказать – всех граждан). Отмечены многократные случай репрессий за пост / репост или комментарий в социальных сетях, причем это касается далеко не топовых лиц – в частности, уволены были учительница, музейный работник и др.

Проблема заключается в том, что эти действия не формируют никакой позитивной повестки. Более того, они свидетельствуют об ее отсутствии и готовности власти быть властью меньшинства, причем абсолютного меньшинства. Инструменты позитивного воздействия на граждан с использованием bigdata, вменяемого аналитического сопровождения у властных и провластных структур отсутствуют.

Столкнувшись с сильными оппонентами в лице В. Бабарико и В. Цепкало, власти пошли по стандартному пути репрессий и компромата. Против обоих обрушились потоки оскорблений и угроз в распространении компромата, бывший глава «Белгазпромбанка» был арестован, В. Цепкало не был допущен к участию выборов из-за забраковки подписей; к выборам, очень вероятно, не будет допущен и В. Бабарико.

В этом контексте интересно позиционирование А. Лукашенко его пиарщиками – была предпринята традиционная попытка разыграть лево-популистскую карту. Смотрелось это своеобразно: человек с дорогими швейцарскими часами, владелец «Майбаха» и «Теслы» непонятного или не вполне прозрачного происхождения, контролирующий множество резиденций, покупающий самолеты с роскошной комплектацией, пытается поставить в укор банкиру в общем-то смешные по мировым меркам (особенно, учитывая финансы «Газпрома») денежные суммы.

Данное позиционирование, судя по всему, провалилось, что в очередной раз подтверждает основания для серьезных сомнений в компетентности пиарщиков президента.

Помимо репрессивно-запретительных методов и компромата крайне низкого пошиба (В. Цепкало представили как интересующегося мужчинами импотента, который одновременно устраивает оргии с женщинами-проститутками), предпринимаются конкретные шаги по легитимизации результатов выборов 9 августа с победой А. Лукашенко в первом туре на уровне около 80% голосов.

Так, 9 июля был организован целый спектакль по вбрасыванию и / или закреплению в общественном мнении двух важных тезисов: а) Александра Лукашенко поддерживает около 80% населения; б) внешние признаки низкой поддержки являются ситуативно-обманчивыми и вызваны вмешательством спецслужб Российской Федерации. Эти вбросы были организованы как «сливы» секретной информации в ходе встречи белорусского президента с представителями крупнейших СМИ.

Очевидно, что идея об агрессивном вмешательстве Кремля нужна А. Лукашенко для оправдания репрессий, прежде всего, перед западными партнерами. Ранее о вмешательстве России прямо говорили только провластные независимые экперты [5], белорусские официальные лица в худшем случае указывали на неопределенных «кукловодов». Сейчас данный «инсайд» был распространен (хотя позднее и дезавуирован) со ссылкой на самого А. Лукашенко. Это индикатор того, что репрессии будут усилены вплоть до возможности введения ЧП. Первоначальная программа должна была строиться на позиционировании А. Лукашенко как победителя над Россией, не «прогнувшегося» под алчность и амбиции российских олигархов и / или Кремля.

Миф о поддержке со стороны 80% населения также в большей степени, по-видимому, рассчитан на немногочисленный ядерный электорат А. Лукашенко, силовиков и чиновников, а также внешнюю аудиторию как фундамент для фактического признания победы действующего президента в первом туре.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Аналитическое сопровождение президентской кампании 2020 г. было направлено на временное поднятие рейтинга А. Лукашенко через подчеркивание его успехов в борьбе с коронавирусом, во внешней политике (отношения с ЕС и Россией), экономическом и технологическом развитии страны в условиях отсутствия реальных конкурентов и значительной доли неопределившихся граждан.

Данный сценарий почти полностью провалился в самом начале. В основе провала лежала радикально неправильная оценка уровня развития страны и потенциала системы госуправления. Альтернативная позитивная повестка не создана.

Несмотря на относительно развитую социологию, власти пропустили фундаментальные сдвиги в общественных настроениях за счет смещения значительной части неопределившихся в сторону противников А. Лукашенко.

Работа в виртуальном пространстве пока сведена к репрессивно-запретительным мерам, какая-либо позитивная программа действий отсутствует.

В настоящее время аналитическая работа государственных аналитических структур направлена на легитимизацию победы А. Лукашенко в первом туре с результатом около 80%, прежде всего, для достаточно узкой группы внутри страны, а также для внешней аудитории. Какие-либо серьезные наработки по перестройке внутренней политики не просматриваются. Ставка сделана на жесткий силовой сценарий и резкое укрепление в системе госуправления силовиков.

-------------

[1] Так называемые провластные независимые эксперты типа А. Шпаковского, Д. Мельянцова, Е. Прейгермана, А. Дзерманта, П. Петровского и др. здесь не рассматриваются ввиду а) низкого уровня их аналитики и б) ее очевидно пропагандистского характера.

[2] В данном пункте указаны не все социологические структуры, аккредитованные комиссией по опросам общественного мнения при НАН Беларуси, так как не все эти структуры заметны на публичном поле в ходе нынешней президентской кампании.

[3] https://nmnby.eu/news/discussions/6991.html

[4] https://belaruspartisan.by/politic/505167/

[5] Конечно, основной мишенью стал В. Бабарико. Один из «аналитиков» договорился до того, что даже упрекнул банкира не в самом блестящем образовании, забыв, по-видимому, о реальном уровне образования самого А. Лукашенко.

Комментарии

////для серьезных сомнений в компетентности пиарщиков президента.///

а может быть наоборот - консультанты как раз компетентны, а их реальная цель - не совсем легитимный ослабленный вождь, к которому потом пристроят нужного премьера, у которого и будет реальная власть

Гость

Один из лучших текстов, которые я читал за последние месяцы =)

ВМ

Автор одним махом развенчивает 'миф о 80%', хотя контраргументов не приводит. Хотелось бы какой-нибудь оценки реальной поддержки. А вдруг там действительно под 75% за, а 25% - те кто всегда против еще со времен опросов НИСЭПИ?

Гость

У зносцы № 1 гаворыцца пра 'т. зв. экспертаў' - скінуты ў кучу прапагандысты і больш-менш талковыя рабяты. Калі Мельянцоў - тое, што пра яго напісалі, то гэта, як мінімум, кідае цень на BISS, дзе ён працаваў у 2007-2017 гг. І ўскосна - на св. памяці Сіліцкага, якога 'дужа любяць' у 'НМ'.

Ну, і агулам артыкул даволі бяздоказны :(

ВР

Па вашай логіцы, мо цяперашняя дзейнасць адбельвацеля М. кідае цень яшчэ і на прабабку Сіліцкага?

Язэп

Язэп, Вы са мной размаўляеце? Калі так, то argumentum ad absurdum - не найлепшы сродак.

Тут мне намякалі, што крыўджу Сіліцкага, бо скептычна выказаўся пра яго прагнастычныя здольнасці. Дык вось, галаслоўны папрок на адрас Мельянцова - значна большая крыўда для нябожчыка, які ўзяў Дзяніса ў свой BISS.

Аўтару неабходна было або прывесці пару прыкладаў 'нізкага ўзроўню аналітыкі', або не называць прозвішчаў. Пакуль што гэта сумна выглядае... але адпавядае ўзроўню 'НМ', на жаль.

ВР

BISS - это проект не Силицкого, а Паньковского, Данейко и Марцева, раз уж на то пошло.

Гость

'Праект не Сіліцкага'? Гость 8:13, патлумачце гэта тым, хто публікуе: '...Виталию Силицкому... создателю и директору Белорусского института стратегических исследований (BISS) nmnby.eu/news/analytics/7145.html

І Мельянцова ўзялі ў BISS без згоды Сіліцкага, ага-ага. Нягледзячы на 'нізкі ўзровень' :)

Я так разумею, па сутнасці (чаму пад выглядам аналітыкі публікуюцца бяздоказныя 'наезды') рэдактарам 'НМ' адказаць няма чаго... ОК, адмоўны вынік - таксама вынік.

ВР

BP, ну чего Вы пристали, ей Богу? Сделайте свой бисс с аналитиками и политологами и оставьте в покое НМ. :)

Гость

'Пакіньце ў спакоі' - дык самому паднадакучылі пацыенты, якія ўхіляюцца ад тэрапіі... Але становішча абавязвае мяне штосьці рабіць для іх попраўкі.

ВР
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.