Почему Ютуберы стали новыми врагами народа?

Силовая реакция как оправдание информационной неэффективности

За месяц была поставлена под угрозу ликвидации целая ниша белорусской YouTube индустрии – политические инфлюенсеры, которые создавали контент в стране, арестованы. Реакция белорусских силовых структур на общемировой тренд прихода инфлюенсеров на политическое поле, который мы отмечали, симметрична зачистке информационного пространства начала двухтысячных. Разница лишь в том, что теперь государственный аппарат не может взять под контроль производство и распространение альтернативного контента.

Основные выводы:

  • Силовая реакция на рост популярности политических блогеров и влогеров подчеркивает идеологическую слабость официального Минска и ставит под сомнение информацию о том, что ежедневная аудитория телеканалов «Белтелерадиокомпании» составляет до 30 % населения страны. Ранее аналогичному давлению подвергались только конвенциональные медиа.
  • Высокий запрос со стороны общества на альтернативную информацию, высокий уровень обратной связи и вовлеченности аудитории, готовность поддерживать Ютуберов через донаты, позволит сохранить индустрию.

С момента задержания блогера и политика Сергея Тихановского в Гродно, то есть за месяц с 29 мая до конца июня, в Беларуси были задержаны минимум пять блогеров: Сергей Петрухин и Александр Кабанов (авторы YouTube канала «Народный Репортёр»), Владимир Цыганович (YouTube канал MozgON), Игорь Лосик (Телеграм-канал «Беларусь головного мозга»), Владимир Неронский (YouTube канал «Слуцк для жизни»). Части задержанных, по информации правозащитников, инкриминируют 342 статью УК РБ – организация и подготовка действий, которые грубо нарушают общественный порядок. Задержан также администратор Телеграм-канала «Орша для жизни» Александр Андреев, администратор чата «Браслав для жизни» Константин Далецкий, разыскивается администратор YouTube канала «Усы Лукашенко».

Роста влияния YouTube

За минувший месяц мы зафиксировали также несколько рекордов белорусского сегмента YouTube – онлайн трансляцию «Радио Свабода» 18 июня одномоментно на пике смотрели до 50 тыс. пользователей, а общее количество просмотров превысило 800 тыс. До этого рекорд принадлежал Сергею Тихановскому, его стрим 20 мая одновременно смотрели 30 тыс. человек.

С одной стороны, данные приведенные выше, безусловно, накладываются на общую политизацию настроений в стране. С другой – отражают общемировой тренд роста вовлеченности аудитории (Engagement Rate) YouTube. По данным исследования маркетингового агентства AspireIQ, которое специализируется на исследовании контента инфлюенсеров, в США вовлеченность пользователей на YouTube с 2018 по 2019 гг. выросла на 34,36 %.

Глубина вовлеченности аудитории инфлюенсеров на YouTube, согласно AspireIQ, составляет в среднем 140 900 просмотров (среднее количество просмотров 5 последних видео на канале Сергея Тихановского составляет 155 тыс.). Отметим, что данные AspireIQ отражают 2019 год, но они позволяют сравнить YouTube с другими социальными сетями. Средняя глубина вовлеченности аудитории в Facebook 189 likes, в Instagram 1561 likes.

Учитывая, что, по данным Similarweb, YouTube стабильно занимает 3 место среди самых посещаемых сайтов Беларуси, тенденция роста вовлеченности аудитории Ютуберов у нас также продолжится, вне зависимости от итогов текущей политической кампании.

Взять всех и посадить

Проблема, которую пытаются решить силовые структуры – исключить политический контент с повестки белорусских инфлюенсеров или инфлюенсеров, которые работают с белорусской аудиторией – не решаемая без серьезных имиджевых издержек. Единственный вариант – полное отключение и блокировка социальных сетей, например, как это делали в Казахстане в прошлом году, во время президентской кампании. Однако в таком случае будет потерян образ IT-страны и восточноевропейского IT хаба. Возможно, мы к этому действительно придем, так как другой альтернативы исключить инфлюенсеров из политического поля у официального Минска нет.

Но, во-первых, остаются блогеры, которые делают контент для белорусов из-за границы – от жесткой политической критики (NEXTA) до политической сатиры (ДЖЭМ).

Во-вторых, события последних недель показывают, что ряд профессиональных производителей контента, которые сотрудничали с государственными телеканалами (Дмитрий Врангель, Артемис Ахпаш) могут отказаться от дальнейшего сотрудничества с госСМИ в пользу развития собственных проектов на YouTube. Это не значит, что их контент будет политическим. Однако общая тенденция понятна – государство потеряло монополию на видео продукцию, производство информационного и развлекательного контента, который будет востребован аудиторией, возможно без дополнительного контроля со стороны идеологов.

В-третьих, по данным AspireIQ, которые мы уже цитировали, YouTube инфлюенсером считается пользователь с 3000 подписчиков при среднем просмотре видео 2500. То есть новые инфлюенсеры все равно появятся в силу не высокого для Беларуси финансового и профессионального порога входа в эту сферу.

Будут ли новые инфлюенсеры создавать политический контент? Это хороший вопрос. Учитывая запрос аудитории, вероятнее всего, да. И последнее – история с инфлюенсерами и реакция силовых структур показала, в отличие от многих проектов, которые власти смогли перехватить у низовых инициатив, как это получилось, например, с днём вышиванки, с видео контентом это не работает. Несмотря на 49 тыс. подписчиков на канале «СБ ТВ», например стрим квеста, который был посвящен 75-летию победы, на момент подготовки материала, посмотрели менее 100 человек.

Последний тезис и является ответом на вопрос, почему Ютуберы стали новыми врагами народа в глазах Администрации президента. Просто потому, что они разрушили миф об эффективности soft power белорусской власти на внутреннем поле. Если внешние игроки, во всяком случае до недавнего времени, были готовы покупать образ Беларуси как донора стабильности, то на внутреннем рынке в канун выборов Администрация президента не смогла предложить аудитории ровным счетом ничего, что пользовалось бы минимальной поддержкой. И благодаря блогерам это стало просто очевидно. Отсюда и силовая реакция, как единственно возможное оправдание собственной неэффективности.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.