Информационно-аналитическое обеспечение власти: пять проблем доклада Кочановой

Новая опричнина против частного сектора и конфликт элит

Многие недальновидные и просто ошибочные решения власти базируются на недостатке информации и/или ее низком качестве. А. Паньковский справедливо полагает, что я считаю этот фактор одной из причин и тех ошибок, которые власть допустила за первые недели избирательной кампании – 2020.

Подробный анализ информационно-аналитического обеспечения власти обычно затруднен тем простым фактом, что о нем нет информации в открытом доступе – либо же доступна лишь фрагментарная информация пропагандистского характера. Типичный пример – сообщение БЕЛТА «Социологи отмечают достаточно высокий уровень доверия населения к работе белорусской милиции», описывающее результаты исследования Института социологии НАН Беларуси со слов главы МВД. Никаких конкретных цифр, методологии и формулировок опроса при этом не предоставляется.

На этом фоне особенно интересна для анализа докладная записка Натальи Кочановой, председателя Совета Республики, адресованная Александру Лукашенко. Опубликованный «Нашей Нивой» документ имеет все признаки как правдоподобности, так и того, что не был предназначен для широкой аудитории. Безусловно, было бы преувеличением экстраполировать выводы по одному тексту на всё информационно-аналитическое обеспечение власти. Однако по итогам изучения докладной записки Кочановой можно выделить как минимум пять базовых проблем.

Персоналии и компетенции

Без сомнения, Наталья Качанова имеет большой опыт в системе государственного управления, который высоко ценит и Александр Лукашенко: во время своего недавнего сексистского спича он охарактеризовал ее как «ты прожженный уже, готовый президент». Кстати, убежденность Лукашенко, что общество в любом случае не выберет президентом женщину, даже Кочанову, дополнительно объясняет его доверие к ней и назначение на самые высокие посты.

Однако Наталья Кочанова даже не имеет экономического образования, не говоря уже об ученой степени: в 1982 году окончила факультет промышленного и гражданского строительства Новополоцкого политехнического института (позже – Академию управления). Конечно, мы не можем достоверно знать, насколько эта аналитическая записка ее индивидуальный труд, а насколько – коллективный, и каково образование соавторов драфта. Тем ни менее, финальная версия и редактура принадлежат все же Кочановой, вместо академического и научного бекграунда в экономике обладающей только опытом работы в госуправлении.

Это вполне соответствует предпочтениям Лукашенко: работала с людьми почти что на земле, в регионе, а не какой-то яйцеголовый интеллектуал из столицы. Стоит ли говорить, что это далеко от мирового понимания компетенций, необходимых для аналитической работы.

Переход от фактов к рекомендациям не содержит анализа и аргументов

Докладная записка Кочановой начинается с перечисления неутешительной статистики экономических падений – темпов роста ВВП, рентабельности, объема промышленного производства, грузооборота и т.п. Через общие слова («Текущая финансово-экономическая ситуация требует оперативного реагирования всей вертикали власти») доклад сразу переходит к рекомендации: «В это непростое время есть резон держать экономику на ручном управлении, даже несмотря на рекомендации и “рецепты” международных финансовых институтов».

При этом отсылка к «этому непростому времени» и «текущей финансово-экономической ситуации» сама по себе не является аргументом за те или иные меры реагирования, будь то ручное управление или какой-либо другой стиль менеджмента. В докладе вроде бы идет заочный спор с рекомендациями международных финансовых институтов, но о каких институтах идет речь (МВФ, Всемирный банк?), и главное – в чем конкретно заключаются рекомендации и почему они не подходят для «этого непростого времени» – не уточняется. Аналитическую записку с таким обоснованием рекомендаций не взял бы к публикации ни один приличный беларусский негосударственный think tank.

Лозунги вместо анализа

В первом же предложении доклад призывает к развитию государственно-частного партнерства: «его следует применять более активно». Фактически это просто лозунг – вместо того, чтобы проанализировать, почему оно недостаточно активно применялось раньше и что надо изменить, чтобы оно активизировалось.

То же касается тезиса из второго предложения: «нужно смелее пользоваться имеющимися инструментами в сфере государственных закупок». В докладе не анализируется, что пугало госорганизации пользоваться этими инструментами раньше. Звучит так, будто для преодоления страха нужна только смелость, а не изменение условий игры, законодательства.

Предложение «более настойчиво отстаивать интересы отечественных товаропроизводителей [в ЕАЭС]» также остается не более чем эмоциональным призывом, поскольку отсутствует анализ: что мешало настойчиво отстаивать их интересы раньше и что нужно сделать, чтобы настойчивость проявилась?

Отдельные предложения – регулирование цен, защита внутреннего рынка – вообще не снабжены обоснованиями, за исключением того, что Россия уже и сама закрывает свой рынок госзакупок от белорусских производителей «кабельно-проводниковой продукции, спецодежды».

Лозунги и эмоциональные призывы – «активнее применять», «смелее пользоваться», «настойчиво отстаивать»– возможно, хороши на митинге или в мотивирующем выступлении перед планеркой, но не должны подменять собой анализ в докладной записке.

Использование птичьего языка

Первая же статистическая справка доклада демонстрирует специфический стиль подачи информации, призванный не столько сообщить факты, сколько приукрасить их и сгладить скользкие углы: «темпы роста ВВП в I квартале 2020 г. составил 99,7 процента при утвержденном прогнозе 100,7 процента, то есть экономика “сжималась”». Использование большой суммы в % меньше ста, ссылка на несбывшиеся прогнозы, неловкие кавычки у слова в переносном смысле – все для того, чтобы не написать простое и краткое «падение ВВП в первом квартале на 0,3%».

Вообще стиль районных газет с кавычками возле всех более-менее неказённых слов – там, где они на самом деле не нужны, – характерен для доклада в целом. Помимо «сжимающейся» экономики в кавычки взяты и «энергетический диалог» с Россией, и «зеркальные меры» торговых партнеров, и «рецепты» международных финансовых институтов.

Использование в докладной записке максимально упрощенного, чуть ли не до примитивизма, языка, может быть обосновано уровнем восприятия адресата, и само по себе не проблема. Но в итоге это не сложный текст, упрощённый до такой формы, а в принципе простые лозунги и сглаженные углы вместо анализа.

Новая опричнина

Когда речь идет о проблемах экономики и ее поддержке (в той или иной форме), то в докладной записке упоминаются только государственные компании. Например, достаточно подробно изложены проблемы ОАО «Слонимский водоканал», а для обеспечения продовольственной безопасности Белкоопсоюзу предлагается «выделить кредитные ресурсы на условиях, аналогичных с госзаказом» – например, на закупку для госнужд не менее 150 тыс. тонн пивоваренного ячменя.

Частный бизнес в докладной записке появляется только там, где его предлагается ограничить (например, «необоснованный» рост цен в торговых сетях), а также там, где за его счет надо решать государственные проблемы (поддержка реального сектора экономики за счет банковского сектора, активизация государственно-частного партнерства для инвестиций в развитие инфраструктуры и социальных объектов).

Фактически это подход опричнины Ивана Грозного, когда кроме («опричь») Земской части государства, формально управляемой Боярской думой, выделялась Опричная, которой занимался лично царь (вероятно, как раз в режиме ручного управления). Сейчас это государственный и частный сектора экономики, но суть все та же: одна часть государства кормится за счёт другой, как будто вражеской, чужой.

***

В докладной записке прямо отражен конфликт элит. Наталья Кочанова заочно спорит с правительством, причем заранее знает его аргументы – то есть предполагаемый ею в рамках доклада спор далеко не первый, стороны устойчиво придерживаются разных взглядов и знают об этом.

Одна сторона конфликта – условно консервативный лагерь, участники совещания на хоккейной арене: Администрация президента и Совет Республики, выступающие за жесткий контроль, приоритет госсектора и ручное управление экономикой. Их поддерживает и Комитет госконтроля, председатель которого согласовал доклад Кочановой. Другая сторона – условно либеральный лагерь: правительство (Совмин) и Нацбанк, высказывающие опасения о негативных последствиях таких волюнтаристских мер и кивающие на рекомендации международных финансовых институтов.

Стремление Беларуси получить западные кредиты как будто должно подталкивать к тому, чтобы более внимательно прислушиваться к рекомендациям тех, кто влияет на принятие решения о выдаче таких кредитов. Однако логика ручного управления экономикой ближе и понятнее президенту.

Комментарии

Я пару раз участвовал в конференциях с людьми оттуда -- сверху -- почти всегда такая вот хрень была: 'активнее применять', 'практически внедрять', 'общими усилиями' и пр. Особенно мне нравилось 'мы все просчитали, это нам не подходит'.

Нетвокер

3%

Гость

3%3%3%

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.