Почему был спущен на тормозах праздник 80-летия объединения страны

Беларусь и Польша: историческая политика

На днях в Польше отмечался Национальный праздник Третьего мая – в память о Конституции 1791 года. В силу общей с нашими западными соседями истории мы вполне можем считать этот праздник своим. Правда, в той же совместной истории есть еще одна дата, с которой все не так однозначно: 17 сентября 1939 года, день объединения западной и восточной частей Беларуси. В сентябре 2019 года этому событию исполнилось 80 лет. Почему важная юбилейная дата была фактически проигнорирована официальным Минском?

В сентябре 1939 года в Европе одним разделенным народом стало меньше: мы получили единое государственное образование – БССР, которая впоследствии и стала Республикой Беларусь. Вполне возможно, что не будь 17 сентября – не было бы и современной Беларуси. Проблема в том, что Западная Беларусь воссоединилась с БССР в результате раздела Польши между СССР и Германией: если в истории нашей страны эти события оцениваются, скорее, положительно, то для сегодняшней Польши это – трагедия.

В наши дни во многих белорусских населенных пунктах существуют улицы, названные в честь 17 сентября. Логично было бы предположить, что празднование 80-летия со дня воссоединения нашей страны должно было стать масштабным, но неожиданно «маленькой сенсацией» стало полное отсутствие внимания к этой дате со стороны белорусского государства: нигде не проводилось никаких праздничных мероприятий, официальные лица и официальные сайты тоже хранили молчание,  разве что минутный сюжет на телевидении под вечер 17 сентября 2019 года все-таки напомнил о том, что в этот день 80 лет назад мы стали единым народом, больше не разделенным искусственными границами.

С одной стороны, в последние годы возникла положительная динамика сотрудничества политической и бизнес элит Беларуси и Польши, с другой стороны – появились некоторые свои нюансы, как внутренние, так и внешние, как на Востоке, так и на Западе. Судя по всему, именно в угоду им белорусские власти и не стали лишний раз заострять «тему 17 сентября 1939 года». Но обо всем по порядку.

На протяжении 2010-х годов отношения между двумя нашими странами были довольно бурными: мы и послов обоюдно отзывали, наши польские партнеры накладывали на некоторых белорусских чиновников санкции, а однажды Александру Лукашенко запретили въезд в Польшу. Время от времени градус польско-белорусского противостояния снижался и имели место короткие периоды потепления отношений. Последний, как ни странно, произошел именно после прихода к власти партии «Право и справедливость», одержавшей победу на выборах осенью 2015 года (за несколько месяцев до этого президентом Польши стал кандидат от «ПиС» Анджей Дуда). Партия Качинского, несмотря на свою репутацию консерваторов и почти националистов, тем не менее, решила тогда немного поиграть в прагматизм в отношении нашей страны.

Отдельная «точка напряжения» – телеканал «Белсат», финансирование которого происходит за счет польского бюджета, что обходится налогоплательщикам Польши в сумму до четырех миллионов евро ежегодно. Дело в том, что тональность подачи информации на «Белсате» по некоторым вопросам нередко резко отличается от точки зрения белорусских властей на те же вопросы, что не может оставлять официальный Минск равнодушным к этому телеканалу. Во время последней «оттепели» в отношениях между Варшавой и Минском велось много разговоров о том, что финансирование данного телеканала серьезно сократят и даже больше: у тогдашнего министра иностранных дел Витольда Ващиковского вообще были планы по закрытию канала. В итоге средств действительно стали выделять меньше, но в настоящее время «Белсат» по-прежнему продолжает свою работу.

По-прежнему актуален вопрос этнических меньшинств, живущих по разные стороны границы: белорусов в Польше и поляков в Беларуси. Если в отношении первых все более-менее спокойно, то вот в отношении вторых со стороны не всегда чистоплотных политических деятелей Польши на протяжении последних нескольких лет неоднократно предпринимались попытки вовлечения белорусских поляков в те или иные общественно-политические процессы.

В этом контексте уместно вспомнить очень слабые, но все же имеющие место быть в сегодняшней Польше общественные дискуссии о «польских исторических землях», включающих западные области Беларуси. Наиболее известной иллюстрацией, косвенно еще раз подтверждающей наличие подобных настроений в польском обществе, стали фотографии вагона поезда с изображением карты польского государства в границах до 1939 года, довольно широко разошедшиеся в Сети интернет в начале осени 2019 года.

По данной проблеме в конце сентября 2019 года, напомнив еще раз любым заинтересованным сторонам, что никакие разговоры о сепаратизме в Беларуси невозможны, Президент Лукашенко высказался однозначно: «ну и что, если много поляков живут у нас в Брестской и Гродненской областях? Это значит, что там будет отдельное государство или какой-то протекторат Польши? Нет. И когда кто-то пописывает или из политиков говорит со стороны Польши «а, вот, поляки там» и прочее, то я говорю: ребята, там поляки, но они мои поляки».

Отдельная «сложная» тема в отношениях двух страна – это «карта поляка». Конечно же, уже выданные «карты поляка», наравне все еще существующей возможностью для многих граждан РБ получить такие карты в ближайшем будущем, хотя и не навевают никаких негативных геополитических мыслей, но способствуют вымыванию квалифицированных рабочих рук из нашей страны в Польшу, что для Беларуси вполне может иметь не самые положительные последствия.

Укреплению добрососедских отношений между нашими странами явно не способствовал недавний скандал, вызванный заявлением о пересмотре оценок деяний Ромуальда Райса, опубликованное на сайте Института национальной памяти Польши 11 марта 2019 года.

Во время Великой Отечественной войны на территории БССР активно действовали советские партизаны, однако в западных ее регионах существовала еще одна сила – подпольная Армия Крайова (АК), самораспустившаяся после войны. Правда, часть бойцов АК решила продолжать борьбу, только теперь уже не с немецко-фашистскими оккупантами, а с коммунистическим режимом Польши. Этот конфликт охватил и белорусские земли. Особо мрачную память о себе оставил отряд Ромуальда Райса, также известного под псевдонимом Бурый, на счету которого были расстрелы мирного населения, сожженные деревни и немало других кровавых «подвигов».

В марте 2019 года в МИД Беларуси для дачи пояснений о пересмотре оценок деяний Ромуальда Райса был даже вызван посол Польши. Дипломатический конфликт тогда удалось «погасить»: на сайте Института национальной памяти Польши оперативно появилась информация о том, что опубликованное 11 марта 2019 г. заявление в отношении Ромуальда Райса («Бурого») не имеет юридической силы, что в итоге вполне удовлетворило белорусскую сторону.

Продолжая тему официальных контактов Минска и Варшавы, следует упомянуть визит министра иностранных дел Польши Яцека Чепуровича, посетившего нашу страну в начале ноября 2018 года в качестве участника Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности. Главе польской дипломатии удалось встретиться с Александром Лукашенко и со своим белорусским коллегой Владимиром Макеем. В День Всех Святых, важный католический праздник, польский министр посетил Кальварийское кладбище в Минске, а до этого встретился с Анной Конопацкой и Еленой Анисим, на тот момент единственными оппозиционными депутатами Палаты представителей. Также в рамках визита Яцек Чапутович посетил деревню Дуниловичи в Витебской области, где принял участие в освящении кладбища польских солдат, погибших в советско-польской войне 1920-го года. Интересно, что надгробия были отреставрированы на средства Польши.

Следующим эпизодом белорусско-польских отношений стал официальный визит председателя Совета Республики Михаила Мясниковича в Польшу, проходивший с 11 по 14 февраля 2019 года и включавший в себя встречи со всем польским руководством от президента и премьера до председателей палат польского парламента. Это свидетельствовало не только о настойчивости белорусской стороны (визит несколько раз откладывался из-за того, что Варшава не имела возможности обеспечить все желаемые Минском пункты программы), но и о высокой степени заинтересованности польской стороны в улучшением отношений. Любопытно, что окончание визита Мясниковича совпало с появлением информации о резком сокращении финансирования польским Фондом международной солидарности оппозиционного сайта «Хартия-97», чего официальный Минск добивался много лет.

7 июня 2019 в Минске состоялся XXII белорусско-польский экономический форум «Добрососедство», в рамках которого в нашу страну приехал маршал сената Польши Станислав Карчевский. По этому поводу председатель Совета Республики Михаил Мясникович заявил, что Польша – важный и перспективный партнер Беларуси в Евросоюзе, а Карчевский высказал надежду, что Польша в ближайшие годы станет для Беларуси станет третьим по значимости торговым партнером (на тот момент Польша по товарообороту занимала шестое место). Министр антимонопольного регулирования и торговли Беларуси Владимир Колтович в рамках того же форума даже сказал, что сильная Польша является гарантом экономической стабильности и политической независимости Беларуси. Тогда же стало известно, что Беларусь и Польша готовят новые программы двустороннего сотрудничества аж до 2027 года.

Вроде бы белорусско-польские отношения и набрали положительную динамику, но параллельно появилась новая головная боль: 20 марта 2019 года посольство Польши в Минске сообщило о том, что польский президент Анджей Дуда пригласил Александра Лукашенко на мероприятия по случаю 80-летия начала Второй мировой войны. Все бы ничего, но его российского коллегу на те же памятные мероприятия польская сторона не пригласила.

В итоге Президент Лукашенко отказался ехать 1 сентября в Варшаву: МИД Беларуси объяснил это тем, что в польскую столицу не были приглашены постсоветские государства Россия, Казахстан, страны Центральной Азии, в то время как народы СССР внесли решающий вклад в разгром фашизма. Хотя истинная причина отказа, судя по всему, лежала в тонкой плоскости геополитики: белорусский лидер, как минимум, не желал тогда раздражать Москву своим присутствием в Варшаве. Это в странах Запада известный пакт Молотова-Риббентропа однозначно оценивается негативно, а в России его время от времени пытаются оправдать – и в этом вопросе подход белорусских властей гораздо ближе к российскому, нежели к польскому. Ну и что с того, что БССР тогда увеличила свою территорию почти в два раза, а белорусский народ наконец-то объединился? Польша ведь тогда перестала существовать как независимое государство.

Приезд Александра Лукашенко в Варшаву в сентябре 2019 года мог быть расценен как косвенное признание западной трактовки пакта Молотова-Риббентропа. То есть став ближе к Варшаве, Минск мог бы еще больше отдалиться от Москвы, чего белорусские власти на тот момент допускать не хотели.

Вероятно, по этим причинам Президентом Лукашенко и было принято соломоново решение не ехать в столицу Польши: МИД РБ объявил, что Беларусь будет представлена на мероприятии 1 сентября только нашим послом в Польше. А еще белорусские власти свернули проведение всех мероприятий, посвященных 80-летию объединения страны, дабы лишний раз не раздражать наших польских партнеров болезненной для них темой.

Но есть более простое объяснение, почему власти нашей страны не стали широко отмечать праздник 17 сентября. Ему не только не повезло с актуальным политическим контекстом, но вдобавок прошлый год еще и оказался перенасыщенным событиями: II Европейские игры в июне, 75-летие освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, перепись населения в октябре (проводится раз в 10 лет), парламентские выборы в ноябре (проводятся раз в 4 года, хотя эти реально были досрочными). Да и мероприятия в рамках трехлетки Малой Родины тоже никто не отменял.

Хочется надеяться, что 85-летию объединения западной и восточной частей страны, которое будет отмечаться в сентябре 2024 года, повезет больше.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.