Союзные останки получили газовую инъекцию. И слегка оживились.

Главной темой минувшей недели стала, разумеется, газовая тема. После длительных пререканий между главным продавцом этой драгоценной субстанции («Газпром») и ее покупателем («Белтрансгаз») заключен долгожданный контракт.

Большинство комментаторов сходятся во мнении, что акция подписания этого документа, а равным образом – заложенные в ней цифры (цена покупки – 46,68 долл. за 1000 куб. м. газа, цена транзита по белорусским трубам – 0,75 долл. за транспортировку 1000 куб.м./100 км), всенепременно означает чью-то победу и чье-то поражение. Хотя победа и поражение распределяются между сторонами в самых неожиданных конфигурациях и пропорциях. При этом также различается и степень оптимизма/пессимизма – от несдержанного до сдержанного. Если «Новые известия» и «Время новостей» полагают, что «Михаил Фрадков дожал Александра Лукашенко» или «переспорил Лукашенко», то Газета.ru полагает, что «Газпром» (или Фрадков, что в принципе не столь важно) сделал белорусскому президенту царский подарок, благословив на «третий срок».

Имеются, впрочем, и более нейтральные в политическом смысле комментарии, исходящие из презумпции паритета. « Вот и ладушки, – удовлетворенно резюмирует Правда.ru, – Белоруссия получила газ, а Россия – трубы». Или слегка скептические, полагающие, подобно Навiнам.by, что «газовый контракт – это еще не зеленый свет для политики». Что, в общем-то, звучит (или выглядит) правдоподобно. Особенно если учесть, что газовый контракт, который, добавим, должен был быть заключен полгода назад, неожиданно оброс группой «союзных» проекций. Вплоть до того, что вновь был реанимирован труп российско-белорусской интеграции.

Не только белорусский официоз, но ряд официальных лиц России вновь попытались ввести в оборот группу «интеграционных» слов. Тот же Михаил Фрадков в интервью «Российской газете» мечтательно заговорил о перспективах введения единой валюты, впрочем, перспективах вполне неопределенных: 2005 год – рано, 2008 – поздно.

Быть может, наиболее внятную интерпретацию газовая тема получает на Радыё Свабода, в исполнении российского политолога А. Пионтковского. С его точки зрения, газовое соглашение – «гэта завяршэньне этапу трызьненьня наконт адзінай дзяржавы і пачатак нармальных дружалюбных узаемавыгадных адносінаў паміж дзьвюма суседнімі незалежнымі дзяржавамі Расеяй і Беларусьсю». И в самом деле: разве договоренность по поводу цены – это чья-то победа? Нет больше внутрироссийских цен на энергоносители, зато есть нечто напоминающее равноправные (коммерческие) отношения.

Тогда понятно, в чем смысл этой полугодовой задержки: белорусской стороне требовалось время, чтобы перейти от режима «особых» отношений с Россией к режиму «нормальных» отношений. Особенно если учесть, что правительство твердо обещало президенту/народу остаться в первой фазе. В сущности, до полной «нормализации» отношений России и Беларуси требуется сделать еще несколько шагов. Даром ли союзный призрак все еще будоражит умы уполномоченных лиц и уполномоченных писателей?

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.