Беларусь в 2020 году: Лукашенко опирается на Китай и сохраняется в игре

Конкурентных, свободных и справедливых выборов в 2020 году никто не ждет

В 2020 году 66-летнему президенту Беларуси Александру Лукашенко придется пройти стресс-тест: пролонгация правления на очередные 5 лет гарантированы, но выборы пройдут на фоне роста долгов, сокращения преференций от интеграции и с одновременным усилением давления России, которая боится потерять Беларусь.

Сбылся прогноз аналитиков, что если парламентские выборы пройдут раньше президентских, то власти не пропустят в Палату представителей ни одного оппозиционера. Как бы в Администрации президента не оценивали успешность эксперимента по присутствию в Овальном зале двух инакомыслящих в качестве подспорья для урегулирования отношений с Западом, но рисковать в год президентских выборов они не намерены. Статус депутата демаргинализирует представителя оппозиции, дает ему трибуну, неприкосновенность и возможность использовать депутатские запросы как дополнительные инструменты борьбы, и тем самым демаргинализирует саму оппозицию. Это хоть и не угрожает крахом режиму, но увеличивает элементы непредсказуемости в президентской кампании.

Парламентская кампания 2019 года показала: между тонкой игрой с элементами правдоподобия конкурентности и полным управлением процессом власти однозначно выбирают второе. Произошло ужесточение фильтра отбора участников кампании. Раньше власти давали возможность баллотироваться в депутаты почти всем, но мандаты получали «те, кто надо»; сейчас же отказы в регистрации кандидатами получали даже выдвинутые съездами партий и трудовыми коллективами претенденты.

В Беларуси не существует партии власти и эту иллюзию не нужно брать в расчет. Формально претендующая на эту роль ОО «Белая Русь» не формирует органы власти, не играет самостоятельной роли и даже, судя по мониторингу госСМИ в ходе парламентской кампании ее затмило освещение инициатив Федерации профсоюзов Беларуси и БРСМ. Впрочем, они также играли служебную роль, не претендуя на субъектность.

Пока нет оснований полагать, что новый созыв Палаты представителей «проснется» как институт и начнет играть самостоятельную роль (не зря депутаты в который раз на безальтернативной основе избрали спикером Владимира Андрейченко).

Неясное томление лоялистов

Однако ход избирательной кампании показал некоторое брожение в рядах местных элит. В ряде случаев местные выдвиженцы активно участвовали в выборах уже после внятно определенной позиции не в их пользу со стороны центральных властей. Это не раскол элит, тем более что альтернативные кандидаты-лоялисты на последней стадии кампании самоустранились, но можно рассуждать о том, что местное руководство уже не хочет быть исключительно исполнителем воли центра и не прочь само порулить.

Похоже что «президентская вертикаль», придуманная в начале правления Лукашенко для концентрации власти в одних руках за счет сокращения полномочий и других ветвей власти, и местного самоуправления, уже устраивает не всех лоялистов. Они не имеют социального лифта вне единственной иерархии внутри «президентской вертикали» так как нет настоящей партии власти и нет настоящей выборности законодательных и представительных органов. Чтобы снять вот это неявное напряжение президент периодически высказывается на тему смены Конституции и перераспределения полномочий, даже за усиление роли партий. 5 декабря при назначении Ольги Чуприс заместителем главы Администрации президента Лукашенко сказал:«Запрос в обществе на новую Конституцию уже существует. Нам придется как минимум корректировать некоторые положения Конституции, переформатировать власть, где-то догрузить правительство, парламент».

Но практическое воплощение всех этих инициатив откладывается на неясную перспективу «после выборов» и одновременно позиционируется как создание условий для транзита власти в 2023-2024 году (примерно в эти сроки будет решаться вопрос каким именно способом президент РФ Владимир Путин сохранит за собой кресло в Кремле).

Вариант «молдовизации» Беларуси

Помимо неясного томления лоялистов приходится считаться с экономическими вызовами и давлением России, которая в прошлом году вспомнила о Договоре о создании Союзного государства и теперь требует его буквального соблюдения.

С лоялистами проще всего – они продолжат слушаться. Что касается второго, то о либерализации экономической деятельности можно читать теперь только в архивах сайта правительства. Даже на Kastry?nicki Ekanami?ny Forum (KEF) уже сменилась тональность в выступлениях чиновников экономического блока – вместо рассуждений о предпочитаемой скорости рыночных реформ акцент в 2019 году сместился на то, что «самый лучший экономический курс – это курс предсказанный и предсказуемый».

В свою очередь в опубликованном KEF макроэкономическом прогнозе для Беларуси есть в одном предложении ответ на второй и третий вопросы: «Долгосрочный эффект [российского налогового маневра] будет проявляться в снижении долгосрочных темпов роста в Беларуси и потенциала торгового взаимодействия двух стран».

В общем ультиматум российского премьер-министра Дмитрия Медведева о глубокой интеграции, как основе получения преференций от России, переводится в практическую дилемму для Лукашенко: либо потерять власть как суверен, либо затянуть пояса. Но на самом деле дилеммы нет, ведь власть он мог бы терять лично, а пояса предстоит затягивать подданным. Этот вариант уже окрестили «молдовизацией» Беларуси.

Судя по всему, независимые экономисты в выборе Лукашенко убеждены и прогнозируют медленное отползание Беларуси от главного союзника. В этом плане показательно, что 16 декабря Минфин Беларуси и Банк развития Китая подписали соглашение о предоставлении срочного кредита на сумму 3,5 млрд юаней (порядка 500 млн долл).«Кредит не связан с реализацией какого-либо проекта и может быть направлен на общие цели, в том числе: на погашение и обслуживание государственного долга, поддержание золотовалютных резервов Республики Беларусь, а также содействие развитию двусторонней торговли между Беларусью и Китаем», – говорится в сообщении Минфина РБ.

Похоже, что роль Китая для сохранения Беларуси в status quo между Россией и Западом будет только возрастать – до сих пор Пекин давал преимущественно связанные кредиты, а в этом кредите есть оттенок поддержки самостоятельности Минска перед московскими ультиматумами.

Хитросплетения «дворцовой политики»

В Беларуси практически нет другой политики кроме «дворцовой политики», а вся она в руках президента и его администрации. В этом плане очень показательно, что уже после парламентских выборов 5 декабря Лукашенко пересадил Наталью Кочанову с должности главы Администрации президента на синекуру в Совет республики, а на ее место назначил заместителя председателя КГБ Игоря Сергеенко.

Это кадровое решение удобно интерпретировать как усиление силовиков или конкретно КГБ (вспомним, что перед парламентскими выборами подставился с облавой на цыган и лишился должности прежний фаворит глава МВД Игорь Шуневич), но, пожалуй, с ним не все ясно.

Обращаясь к новоназначенному главе Администрации президента Лукашенко сказал:«Я долго колебался, перебирая разные предложения. Думаю, для вас [Игорь Сергеенко] это будет работа подходящая. С Вакульчиком [председатель КГБ Валерий Вакульчик] я говорил, предупреждал его, что ему придется с Главой Администрации сотрудничать тесно. Ну, и Наталья Ивановна [Кочанова] от этой работы не уходит. Даже если вы корифеем станете, она все равно должна быть рядом с вами, подсказывать. У нее большой опыт. В Администрации очень тяжелая работа, а главой Администрации – это горячая сковородка».

Александр Лукашенко не замечен в излишних реверансах в общении с подчиненными. Если буквально понимать его слова, то Кочанова пока не совсем уходит из Администрации президента. Она будет курировать работу главы Администрации президента до какого-то момента, пока президент не скажет хватит. Получается какая-то «квантовая запутанность» в полномочиях, которая может продолжаться неопределенно долго.

Лукашенко щедро развешивает мишени для внешних центров силы (читай – России), пытающихся понять где в Беларуси принимаются важные государственные решения, подталкивая их к выводу, что иной альтернативы, как иметь дело персонально с Лукашенко нет. При этом правящий режим остается консолидированным, а значит пока защищен как от революций, так и от «дворцовых переворотов». Впрочем, как говорил один персонаж в «Фаусте» Гёте, «дорогу в ад знает каждый». Если возникнет ситуация с реальной ставкой в борьбе за пост президента, о консолидации можно будет забыть.

Вполне вероятно, что Россия попытается использовать предстоящие президентские выборы в Беларуси для того, чтобы подергать за усы Лукашенко, но вряд ли реально будет предпринята попытка его смещения. Политолог Валерий Карбалевич афористично охарактеризовал актуальность угрозы вмешательства России в будущие президентские выборы в Беларуси: «вмешиваться можно в то, что есть». Конкурентных, свободных и справедливых выборов в 2020 году никто не ждет.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.