«Партийные» итоги парламентских выборов в Беларуси – начало нового тренда или путь в никуда?

Востребованность партий

17 ноября 2019 г. в Беларуси завершилась кампания по выборам депутатов в Палату представителей (ПП) Национального собрания Республики Беларусь седьмого созыва. К числу основных интриг этой кампании относились два вопросы: а) усилится дли партийное представительство по сравнению с составом нижней палаты предыдущего созыва; б) будут ли представлены депутаты от оппозиционных сил.

Учитывая 100% назначаемость белорусских депутатов, логика «либерализации» диктовала многим экспертам положительный ответ на этот вопрос. Например, показательно выступление Евгения Прейгермана: «Появление в парламенте оппозиционных депутатов дает зацепку и аргумент западным дипломатам, которые хотели бы развивать содержательный диалог с Беларусью. Поэтому сохранение альтернативных кандидатов выгодно власти».

По итогам выборов в ПП не оказалось ни одного оппозиционера, зато прошло рекордное для лукашенковской Беларуси число партийцев – 21, то есть, 19,1% от общего числа депутатов. Представлены пять партий: Коммунистическая партия Беларуси (КПБ) (11 мандатов), Республиканская партия труда и справедливости (РПТиС) (6 мандатов), Белорусская патриотическая партия (2 мандата), Белорусская аграрная партия и Либерально-демократическая партия Беларуси (ЛДПБ) (по 1 мандату).

Конечно, первый вопрос, на который нужно ответить – в какой степени эти результаты были «запрограммированы» на начальном этапе избирательной кампании. То есть, кто должен был быть избран – а) конкретно эти люди; б) партийцы в такой пропорции; в) именно эти люди, в том числе, и в силу своей партийной принадлежности для обеспечения такого партийного представительства.

Исходя из итогов регионального развития с определенной долей осторожности можно отклонить вариант б – от Витебской и Гродненской областей вообще нет депутатов-партийцев, то есть, как минимум, эти облисполкомы не получили разнарядки на избрание партийцев. Немного смущает равномерное распределение избранных партийцев по г.Минску, Минской, Гомельской и Брестской областям. Ведь по итогам местных выборов была зафиксирована тенденция, что «политические партии концентрируют свои усилия на г.Минске» [1].

Таблица: Результаты выборов в ПП седьмого созыва

Регион

Общее число кандидатов на день выборов

Число кандидатов-партийцев / % от общего числа

Число избранных партийцев

Доля избранных от зарегист. партийцев / от общего числа кандидатов

г. Минск

114

89 / 78,1%

5

5,6% / 4,4%

Брестская область

66

42 / 63,6%

4

9,5% / 6,1%

Витебская область [2]

72

45 / 62,5%

0

0 / 0

Гомельская область

72

50 / 69,4%

5

10% / 6,9%

Гродненская область

60

35 / 58,3%

0

0 / 0

Минская область

67

40 / 59,7%

5

12,5% / 7,5%

Могилевская область

62

36 / 58,1%

2

5,6% / 3,2%

Республика Беларусь

513

337 / 65,7%

21

6,2% / 4,1%

Конечно, бросается в глаза огромная диспропорция между соотношением партийных и беспартийных кандидатов с одной стороны и уже избранных партийных и беспартийных депутатов. Была ли эта диспропорция характерна для предыдущих выборов?

Таблица: Результаты выборов в ПП шестого созыва

Регион

Общее число кандидатов на день выборов

Число кандидатов-партийцев / % от общего числа

Число избранных партийцев

Доля избранных от зарегист. партийцев / от общего числа кандидатов

г. Минск

112

78 / 69,6%

8

10,3% / 7,1%

Брестская область

64

40 / 62,5%

2

5% / 3,1%

Витебская область

64

48 / 75%

0

0 / 0

Гомельская область

65

40 / 61,5%

1

2,5% / 1,5%

Гродненская область

56

35 / 62,5%

1

2,9% / 1,8%

Минская область

55

27 / 49,1%

2

7,4% / 3,6%

Могилевская область

68

40 / 58,9%

2

5% / 2,9%

Республика Беларусь

484

308 / 63,6%

16

5,2% / 3,3%

Таблицы демонстрируют, что в целом партийное участие в день голосования выросло незначительно – чуть более 2% роста доли зарегистрированных и не снятых с регистрации партийцев в общей массе кандидатов. Причем темпы роста доли прошедших в ПП партийцев от общего числа кандидатов в два раза ниже – около 1%.

Очень важная тенденция усиления партийного представительства в регионах. Пусть пока она находится только на начальной стадии, но именно этот показатель позволяет нам говорить о некоей реальной востребованности партий – ведь, очевидно, строить партийную жизнь страны в одном лишь Минске невозможно.

Из 30 перешедших в новый состав ПП депутатов шестого созыва – 7 партийцев (23,3% от старого состава, или 33,3% всех партийцев в новом парламенте). Обе эти цифры выше 19,1% партийного представительства от 110 депутатов ППС, что опять же косвенно показывает, что приоритетом для властей была скорее индивидуальная деятельность того или иного депутата, чем факт его партийной принадлежности. Исходя из предложенной в одной из наших статей методологии оценки официальной деятельности депутата[3] из этой семерки есть как те, кто набрал много баллов  (Сайганова Т.И., Комаровский И.С., Гайдук О.В.), так и откровенные аутсайдера (Писаник Л.Ф.). Картина немного проясняется, если взглянуть на представительство по регионам: остались два партийца (100%) от Брестской области (Брич Л.Г. и Стативко Ж.В.), один (100%) от Гомельской области (Писаник Л.Ф.), 1 (50% [4]) от Минской области (Вабищевич П.А.), три (37,%) от г.Минска (Сайганова Т.И., Комаровский И.С., Гайдук О.В.), никого от Гомельской, Могилевской и Гродненской области. Отсутствие очевидной корреляции в распределении оставшихся на второй срок депутатов-партийцев с регионами снова подтверждает наше предположение, что приоритетом для властей была скорее индивидуальная деятельность того или иного депутата, чем факт его партийной принадлежности.

Интересно сравнить представительство различных партий в ПП шестого и седьмого созыва:

Партия

ПП шестого созыва

ПП седьмого созыва

Белорусская аграрная партия

0

1 / 0,9%

Белорусская патриотическая партия

3 /2,7%

2 / 1,8%

КПБ

8 / 7,3%

11 /10,0%

ЛДПБ

1 / 0,9%

1 / 0,9%

РПТиС

3 / 2,7%

6 / 5,5%

Объединенная гражданская партия

1 / 0,9%

0

Очевидно усиление позиций КПБ и РПТис, что в очередной раз говорит наблюдателю о ментальности белорусской власти. Интересно, что все три депутата РПТиС (Гайдук О.В., Комаровский И.С. и Стативко Ж.В.) сохранили свои мандата, а партия удвоила представительство в ПП.

Исходя из всего изложенного, можно сделать следующие выводы:

Для высшего белорусского руководства идея партийной системы остается по-прежнему неприемлемой. Существующие провластные партии воспринимаются преимущественно как второстепенные механизмы для поддержания и распространения левацких идей.

Итоги выборов в ПП седьмого созыва подтверждает наши прежние выводы, а также выводы Аркадия Нестеренко[5], что на низовых и средних уровнях элиты существует запрос на политические партии прежде всего как на инструмент социальной и политической мобильности, как возможность сделать карьеру в условиях ограниченных социальных лифтов.

В этом контексте зачатки своеобразной «регионализации» политических партий – очень важный индикатор, так как именно в регионах сворачивание белорусской социально-экономической модели ощущается наиболее всего. В этом контексте маргинализирующиеся (пусть на современном этапе это слово еще очень сильное) региональные элиты в большей степени склонны рассматривать допускаемые высшим руководством страны политические партии как возможность укрепить свое позиции в политической системе.

Конечно, встает вопрос о будущей траектории развития. Не стоит ожидать формирования каких-то партийных фракций в ПП седьмого созыва. Однако тенденция увеличения числа партийцев как среди кандидатов, так и среди избранных депутатов очевидна. Пока она не трансформируется в продвижение какой-то специфической партийной программы на политической арене. И есть большие вопросы к тому, как отнесется высшее руководство страны, если партии попытаются стать чем-то большим, чем социальным лифтом для части элиты.

-------------

[1] https://nmnby.eu/news/analytics/6562.html

[2] Интересно, что именно Витебскую область, где на выборах ПП шестого и седьмого созыва не прошел ни один депутат-партиец, А.Г.Лукашенко охарактеризовал как регион, где люди «больше всего проголосовали за тех, кого мы просили».

[3] https://nmnby.eu/news/analytics/6618.html

[4] Не прошел Улахович Н.Д,

[5] https://nmnby.eu/news/analytics/6980.html

Комментарии

Хе-хе... Яшчэ вясной 2018 г., паводле спадара, партыйная сiстэма была фактычна на нулi: 'активировать в Беларуси просто нечего', 'Никаких «спящих» партийных систем в стране нет и не предвидЕтся'. ( nmnby.eu/news/analytics/6562.html ) Пярэчаннi iгнаравалiся. А цяпер - во яно як: 'Очень важная тенденция усиления партийного представительства в регионах. Пусть пока она находится только на начальной стадии, но именно этот показатель позволяет нам говорить о некоей реальной востребованности партий'. Дык каго трэба было слухаць? :)

ВР

Никаких противоречий не вижу. Активировать по-прежнему нечего, никакой партийной системы мы по факту и не видим. А вот то, что социальные лифты в регионах практически закрыты, это важный признак. И то,что партии тут выступают чуть ли не единственным шансом, скорее, повод для власти задуматься. Про партийную системы талдычим уже лет 10. Про преобразование 'Белой Руси' в партию власти тоже. Знаете, в политологии временная размерность имеет большое значение. А то я сейчас с началом 1990-х начну сравнивать, что получим по итогу? Уже минимум! третий парламент все обсуждаем 'вот активируется партийная система', а ее все нет и нет, нет и нет. Давайте, наверное, о терминах договоримся - что каждый из нас подразумевает под активацией партийной системы? Я со своим политологическим образованием предлагаю хотя бы на Россию ориентироваться как на начало системы координат. И еще раз повторю важный тезис - членство в партии не было определяющим фактором для 'пропуска' кандидата в парламент

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.