Центральная Азия в фокусе: экономика, безопасность, геополитика

Ворота в Азию и мост в Европу

Центральная Азия все больше в фокусе внимания Беларуси и беларусов. Это тем более становится ясно на фоне качественно новых контактов с Узбекистаном, обновление связей с Казахстаном и открытием новых рынков – Пакистана и Афганистана. Поэтому необходимость в хорошей экспертизе по региону будет только возрастать.

Базис, определяющий надстройку

Из ряда торговых контрагентов Беларуси Казахстан (партнер по ЕЭАС, СНГ, а также «Поясу и Пути») очевидно выделяется. Третье место в СНГ. Торговое сальдо для Беларуси сугубо положительное, что, в свою очередь, вызывает вопросы у казахстанской стороны. Визит Президента Беларуси 25 октября продемонстрировал размах сотрудничества. С другой стороны, надежды на нефтяное соглашение пока не оправдались в полной мере. Впрочем, вероятно, в контексте обсуждений единого энергетического рынка и укрепления ЕАЭС в целом Казахстан наконец станет постоянным поставщиком сырья для белорусских НПЗ.

Вторым после Казахстана по значимости партнером для Беларуси неожиданно стал Узбекистан. Качественные изменения внешней политики при Ш. Мирзееве дают свои плоды: экспорт белорусских товаров за 2017-2018 гг. существенно вырос. При этом дискуссий относительно возможности вступления Узбекистана в ЕАЭС все больше и больше. Думаю, что белорусское председательство в ЕАЭС в 2020 г. может стать периодом постановки и рассмотрения данного вопроса.

Кыргызстан, несмотря на сложный внутриполитический фон, значительно вырос как торговый партнер Минска за этот же период. Таджикистан и Туркменистан на сегодня все меньше проявляют интерес к белорусским товарам. Об этом по крайней мере свидетельствует статистика белорусского экспорта за 2018 г.  Всего продано в Таджикистан товаров на USD33,4 млн и USD27,4 млн в Туркменистан. Эти показатели ниже показателей торговли даже с Пакистаном и Афганистаном.

Перспективный рынок Южной Азии – Афганистан и Исламская Республика – привлекают не только белорусских экспортеров, но, как и прежде, проблемы безопасности способны существенно скорректировать планы.

Афганская «ложка дегтя»

Я всегда была противницей преувеличения афганской угрозы, но приходится констатировать, что в ближайшие год-два возможна дестабилизация ситуации в связи с полным выводом американских войск. Летом начался новый раунд переговоров между движением Талибан и США в Дохе, где в целом была достигнут договоренность о выводе войск. Спор шел по срокам. И вот вроде сделка уже должна была состояться, но теракт в сентябре, приведший к гибели американского солдата, сорвали ее. Тем не менее, войска будут выводить в полном составе и без согласия нынешнего афганского правительства. Фактически Администрация Трампа бросает Афганистан на волю судьбы и талибов, при этом собственно правительственные войска, хорошо оснащенные, но пока плохо координируемые, и добровольцы, которые воюют против талибов, останутся один на один с ними.

Талибан – радикальное религиозное движение, ставящее целью построения Исламского государства (не путать с ИГИЛ) – сегодня в своих действиях фактически ограничено только одним условием – не позволять размещать на своей территории террористические организации типа Аль-Каиды или ИГИЛ.

Такое положение вещей вызвало негодование среди бывших послов США в Афганистане, а также в Конгрессе. Поэтому группа конгрессменов во главе со спикером Пелоси посетили Кабул в начале октября. Этот конфликт двух ветвей власти показывает, что единства во внешней политике США на Ближнем Востоке практически нет. Эта двойственность сама по себе является угрозой для безопасности в Афганистане. Как результат, на днях Министерство обороны России заявили о переброске противоракетного комплекса С-300 на таджико-афганскую границу, на 201-ю военную базу. Учитывая, что между Таджикистаном и Кыргызстаном летом-осенью текущего года был вооруженный конфликт малой интенсивности, легко предположить, что ситуация с безопасность  в регионе остается сложной.

«Пояс-Путь»

Для региона такое состоящие было бы привычным – своего рода продолжением 1980-х, 1990-х и даже начале 2000-х гг., – если бы не Китай. Китайская инициатива «Один пояс и один путь» имеет в виду всю Центральную Азию. Развитие транспортной инфраструктуры, предполагающее включение Афганистана, а также ставка на строительство Пакистанского транспортного коридора, который соединяет Северо-Западную часть Китая с Индийским океаном, сильно изменило геополитическую карту Центральной Азии.

Во время визита Президента Лукашенко в Казахстан, К. Токаев упоминал в том числе и этот фактор, влияющий на развитие двусторонних отношений. Ворота в Азию и мост в Европу – так он охарактеризовал Казахстан и Беларусь, отмечая многократное увеличение контейнерных перевозок.

Во время визита Ш. Мирзиеева в Беларусь летом текущего года тема «Пояс-Путь» была заявлена как одна из самых важных. Китай строит дороги в Центральной Азии, патрулирует границы совместно с таджиками и афганцами и пытается договориться с талибами (как и Вашингтон с Москвой). И, самое главное, он располагает активами в Афганистане, Кыргызстане и Пакистане.

Для Беларуси Центральная Азия, в частности Казахстан с его международным торговым центром «Хоргос», являются точками входа в Китай и Южную Азию. Даже учитывая большие риски в связи с ожидаемыми вооруженными конфликтами, Беларусь будет все более активна в этом направлении. Не главным подрядчиком, но хорошим и обязательным субподрядчиком, а в некоторых вопросах и основным партнером.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}