Чей голос слышен, когда общее мнение спит?

Институт общественного мнения как стабилизирующий фактор

С момента закрытия Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) прошло более трех лет. С тех пор в стране фактически отсутствуют регулярно обновляемые данные опросов общественного мнения с сопоставимой информацией, по которым можно судить о средне- и долгосрочных тенденциях общественного мнения. Поскольку государство так и не предложило собственной альтернативы НИСЭПИ, то, казалось бы, в этом и состояла цель – сделать общественное мнение своего рода черным ящиком.

Строго теоретически «метод чёрного ящика» мог бы быть полезен вот в каком отношении. Мы не изучаем общественное мнение как динамическую систему в ее нюансах, а наблюдаем за реакций системы как целого на изменяющиеся условия. Удобно не с созерцательно-исследовательской, а с манипулятивной точки зрения. Что получилось в итоге? Манипуляторы превратились в манипулируемых.

Выяснилось, что не существует никакого черного ящика – его если и держали в уме, то забыли об этом. И в такой ситуации общественное мнение (ОМ) из динамической системы трансформировалось в Событие – в событие с признаками «черного лебедя». ОМ все более и все чаще проявляется в виде резких реактивных колебаний общественных настроений в социальных сетях в зависимости от новостной повестки, в виде провокативных постов, элементов катастрофичности сознания, фейковых новостей, вбросов, сливов и т.д. Конечно, околополитического идиотизма в сети и до 2016 или, скажем, до 2014 года, было много, но теперь стало невыносимо много [Мы сознательно не рассматриваем особняком стоящую проблему «кремлевских» ботов и троллей и смотрим на вопрос шире].

Возьмем, например, интригу с то ли «ревизией», то ли «реанимацией» Союзного государства. На данный момент эта, в общем-то, меланхоличная и скучноватая история обставлена немыслимым количеством выдумок и фантазий. В результате Александр Лукашенко вынужден опровергать третьесортные медиа, объясняя, что «на самом деле» в Беларуси вовсе не бьют за русский язык, а глава МИД Владимир Макей в интервью РБК говорит, что «нет смысла подозревать Беларусь в попытках, как это иногда говорится, уйти на Запад».

Постарайтесь задуматься: Беларусь и Россия строят Союзное государство – неважно, насколько успешно, это второй вопрос, но это официальная политика Кремля. На этом фоне практически все участники форума «Минский диалог» – от рядовых экспертов до главы Российского совета по международным делам, главы комитета Госдумы и члена Совета Федерации – вынуждены были публично (кто в соцсетях, кто в СМИ) оправдываться за то, что посетили конференцию в Минске. Как если бы они запятнали себя общением то ли с потенциальным, то ли с актуальным противником.

С чего бы это? С чего бы людям такого ранга так энергично реагировать на глупости, нелепицу и провокации? По простой причине. Это делают потому, что так или иначе придают значение ОМ, а в ситуации, когда оно плохо прорисовано, оно все же проявляет себя – как правило, в виде наиболее эмоциональных и радикальных точек зрения. Казалось бы, общественное мнение – это какой-то континуум с огромным количеством нюансов и переходов – с какой стороны на него не посмотри, какой вопрос ему не адресуй. Можно, например, взвесить фактор «экономического самоощущения» с помощью 4-х вариантов ответов. Или с помощью 5-балльной системы. А можно свести ответ на этот вопрос к двум радикальным позициям – «зае..сь» / «х…во». А можно оценку взаимоотношений Беларуси и НАТО свести к надуманной дилемме: Беларусь уже ведет сепаратные переговоры с Альянсом о вступлении туда? или начнет их в 2020 году? Можно также затеять лихую дискуссию по этому поводу.

Многие эксперты в Беларуси отмечали слабость информационной политики официального Минска – по отношению к российской пропаганде. Они проигнорировали не менее существенную угрозу – голос радикалов. Почему в контексте «спящего мнения» этот голос наиболее слышен? Потому, что его носители кричат громче всех. А кто кричит громче всех? Те, кому больно. А кому больно? Маргиналам. Есть еще люди, которые симулируют боль. И кричат они потому, что более нечем заняться. Словом, тоже маргиналы.

В конечном итоге что получается? Высокопоставленные лица (мы держим в уме всю эту мощь грозных государственных медиа) вынуждены оправдываться перед маргинальной (не путать с маргинализированной или репрессированной) частью общества. Можно назвать это эффектом «тунеядцев». Мы ведь помним, что государство все многочисленные провалы рынка труда свело к проблеме «социальных иждивенцев», после чего вынуждено было вернуть им незаконно отнятые деньги?

Итак, выкинув посредника в виде «общества», государство вынуждено напрямую коммуницировать с одиночками-радикалами или их группами, и это, в общем-то, не просто подрывает институты медиа и пропаганды, а систему в целом. Ибо она начинает реагировать на фиктивные сигналы, транжиря ресурсы и упуская важные моменты адаптации и транформации. Разумеется, наличие институтов «авторитетных мнений» вроде НИСЭПИ не решает проблему целиком, но это шаг в нужном направлении. Ибо НИСЭПИ – это необходимое напоминание о том, что существует не только власть и маргиналы, но также и общество.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.