К вопросу о «запахе реформ» в системе образования Беларуси

Девальвация понятия «реформа»

В социальных сетях и некоторых неофициальных электронных СМИ появилась полуконфиденциальная информация о возможных реформах в системе образования Беларуси. Источник информации – Андрей Григорьев, один из участников заседания Общественно-консультативного совета при Министерстве образования республики, на котором 17 сентября и сформировался эффект предчувствия реформ – осторожен, но настойчив: «Заседание вышло горячим. Эмоциональным, честным. И, по моему мнению, наконец-то запахло настоящей реформой». Поскольку ожидание «запаха реформ» – перманентное состояние всех, «кому интересна» судьба образования в Беларуси вот уже более 20 лет, зададимся вопросом, есть ли в этом ещё что-то кроме запаха и если есть, то что именно?

А разве в системе образования что-то не так? Девальвация слова «реформа»

На протяжении почти всей истории существования суверенной Беларуси диагноз, который ставили системе образования официальные представители и независимые эксперты был контрарным: первые утверждали об образцово-показательном здоровье самого лучшего в мире советского образования, которое волей благой судьбы досталось нам в наследство от СССР*; вторые констатировали усугубляющуюся деградацию и даже близкую кончину системы постсоветского образования, если (!) в ближайшее же время не будут проведены реформы. Соответственно этим двум установкам употреблялось и слово «реформа». Для одних на него было наложено политическое табу и по сути его практическое значение состояло лишь в том, чтобы маркировать красную линию, за которую нельзя было переходить в своём речевом поведении. Для других, помимо протестного риторического оружия, оно несло смысл нового, оздоровляющего начала.

Однако для внешнего наблюдателя и широкой общественности оба словоупотребления и оба диагноза не являются адекватными и убедительными. В силу отсутствия доверия и сотрудничества между официальным и неофициальным экспертными сообществами объективная сложность анализа системы образования усугубляется дефицитом интерсубъективных консенсусных критериев оценки действительного положения дел. В результате внешние наблюдатели и широкая общественность получает крайне противоречивое, неопределённое и во многом искажённое представление о системе образования. Прямо как в анекдоте про слона, когда каждый видит какую-то свою отдельную часть тела и по ней судит о виде животного.

При этом, разумеется, убаюкивающий политический популизм первого лица и армии чиновников, подтверждающих своим речевым поведением веру в системную непогрешимость беларуской системы образования нравится гражданам больше, чем раздражающий и по сути бессильный (а значит бесполезный) критицизм оппонентов. В этих условиях слово «реформа» существенно девальвировалось: его употребляли и в связи с переходом с 12 лет обучения на 11, и в связи с переносом занятий в школе с 8.00 на 9.00 утра, и в связи с наличием слишком большого количества червей в книгах по биологии, и вот теперь,  в контексте появления эпической «женщины с партой»… Если оглянуться назад, то можно с уверенностью сказать: «реформ» за 20 лет в Беларуси было так много, что мы не припомним ни одной… Можно ли утверждать, что теперь ситуация радикально изменилась и то, что анонсировал уважаемый Андрей Григорьев, свидетельствует о симптомах реформ в настоящем, а не мнимом  смысле этого затёртого слова?

Ветер перемен или запах от шатающегося министерского кресла?

В условиях объективной сложности анализа институтов образования, дефицита экспертного консенсуса, отсутствия релевантных данных и критериев оценки действительного положения дел, конечно, нельзя претендовать на «объективный» ответ на этот вопрос. Тем более, когда речь идёт – не много, не мало – о всей системе образования Беларуси в целом. Ведь в ней как минимум нужно выделять три принципиально разных сектора – общее среднее, специальное профессиональное и высшее образование. В каждом из этих секторов есть своя специфика, и если не учитывать её, реформы в одном секторе могут оказаться губительны для другого.

Так случалось неоднократно в период советских реформ: школьной реформы 1958 г. под лозунгом «укрепления связи школы с жизнью», которая имела негативные последствия для высшего образования, и реформы общеобразовательной и профессиональной школы 1984 г., грандиозные планы которой завершились жалким пшиком. Поэтому я попробую ответить на поставленный вопрос со своей субъективной колокольни, опираясь на 10-летний опыт экспертной деятельности в Республике Беларусь. За основу возьму ключевые проблемы среднего, профессионального и высшего образования, которые были выделены мной в рамках проекта«Повышение качества человеческого капитала в Республике Беларусь» BISS в 2016 г. Тогда мной было выделено 5 основных проблем общего среднего образования, 4 ключевых проблемы ПТО, 4 ключевых проблемы ССО и 13 ключевых проблем высшего образования. Все, у кого есть интерес к деталям, могут ознакомиться с ними в тексте по указанной ссылке. Здесь же я приведу лаконичную общую сводку проблем, касающихся «системы образования в целом» как этого требует повод написания и публицистический жанр статьи. Итак, вот эти 10 ключевых (на мой взгляд) системных проблем:

1. Отсутствие регулярного мониторинга результатов образования на основе релевантных международным стандартам инструментов и процедур измерения качества не позволяет иметь «релевантное» представление о действительном положении дел в системе образования Беларуси.

2. Чрезмерная государственная зарегулированность системы образования, дефицит институциональной автономии, индивидуальной свободы и системная негация права на риск блокируют творческую инициативу и тем самым сужают горизонт возможностей для реформирования системы образования, проектирования будущего как на индивидуальном (отдельный учитель, директор школы и прочь.), так и на институциональном уровне.

3. Система образовательных учреждений ресурсоёмка, экономически неэффекивна и низко адаптивна к изменяющимся социальным условиям (прежде всего, связанным с демографическими факторами).

4. Низкая зарплата в сфере образования, институт распределения и отсутствие здоровой конкуренции сформировали систему негативного отбора кадров, когда «выбывают лучшие, остаются худшие», что в конечном итоге снижает профессиональный, образовательный и культурный уровень преподавателей.

5. Рассогласованность рынка образования и рынка труда: несоответствие между уровнем образования (навыками) выпускников и уровнем образования (навыками), востребованными на рынке труда.

6. Несоответствие современной философии высшего образования lifelong learning.

7. Неразвитость инклюзивного образования.

8. Деградация исследовательской компоненты образования (особенно высшего).

9. Выпадение беларуской системы общего среднего образования из международного контекста (в развитых странах мира минимальный срок обучения общему среднему образованию – 12 лет), сокращение и упрощение программ, снижение уровня образованности школьников в связи с переходом на 11-летнее обучение в 2008г.

10. Хроническое недофинансирование высшего образования.

При сравнении 10 ключевых проблем с 10-ю пунктами плана «реформ», о которых, по версии А. Григорьева, речь шла на заседании Общественно-консультативного совета 17 сентября, становится очевидно (по меньшей мере для меня), что мы имеем дело с очередными конъюнктурными косметическими изменениями, на которые оказался вынужденным пойти министр образования в крайне неблагоприятных для него условиях: общественного скандала и прямого вмешательства президента в эпическое дело о «женщине с партой», предстоящими выборами парламента и президента, нелицеприятными результатами анализа уровня знаний обучающихся средней школы в рамках проекта PISA и набирающей обороты общественной петицией об отставке министра образования.

Зная любовь главы государства к «ператрахиванию» чиновников, которая становится вполне законной в электоральный период и/или сразу после него, когда, как в развитых странах, новый (у нас он же старый) глава государства приводит новый пул правительства, министр образования, похоже, почувствовал реальную угрозу своему министерскому креслу. Отсюда и запах.

----------

* Позиция официальных чиновников и экспертов имеет отчётливую политическую подоплёку – она инспирирована президентом страны А. Лукашенко, для которого советское прошлое представляет собой понятный, отчасти реализованный и по-прежнему притягательный нормативный идеал. «За основу решено взять мощнейшую советскую систему образования. Нам нельзя потерять самую лучшую систему образования, которая была создана в мире за последние годы.», – сказал глава государства на церемонии вручения дипломов доктора наук и аттестатов профессора 28 января 2005г. Источник: https://news.tut.by/society/49120.html.Дата доступа: 13.05.2019.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.