Новый идеолог: либерал, поэт, симпатик белорусизации

БЛИЦ-КОММЕНТАРИЙ # 11

Новый идеолог: либерал, поэт, симпатик белорусизации

 

Ему придется совмещать несовмещаемое: защиту давно изжившего себя института «идеологии» и продвижение культуры диалога.

Новый идеолог: либерал, поэт, симпатик белорусизации

 Фото: www.dribin.by

19 августа заместителем главы Администрации Президента (АП) был назначен Андрей Кунцевич, который до этого работал заместителем председателя Могилевского облисполкома. На новом посту он будет курировать сферы идеологии и работы СМИ – примерно те же сферы, за которые отвечал на областном уровне. В своем напутственном обращении к Кунцевичу президент Александр Лукашенко обозначил три приоритета: работа в интернете, работа с молодежью и идеологическое обеспечение парламентских выборов.

Комментарий

  •  Идеология белорусского государства формально была введена в течение 2003 года, хотя неформально она существовала и ранее. В феврале 2004 был издан указ президента «О совершенствовании кадрового обеспечения идеологической работы», который и положил начало тому, что многие называют «идеологической вертикалью» (см. Appendix 1). Указ изменялся и дополнялся пять раз, причем последние изменения (в 2013 году) были направлены на сокращение списка требований к идеологической вертикали. Внутри правящей элиты никогда не было консенсуса на счет целесообразности введения этого института, особенно с таким названием. Но президент, который в советские времена занимался – среди прочего – идеологической работой, верил в то, что идеология способна сплотить общество и обеспечить гармоничный симбиоз народа и государства.
  •  Спустя десять лет существования идеологии даже у президента появились симптомы разочарования. В октябре 2014 года в интервью российским журналистам Лукашенко признал, что ни он, ни его помощники не изобрели такую идеологию, которая бы была эффективной. В конце 2016 года в АП был ликвидирован пост «заместителя по делам идеологии», а ответственность за курирование идеологической работы в стране была распределена между первым заместителем главы АП и пресс-секретарем президента. В апреле 2018 года должность заместителя по делам идеологии в АП была опять восстановлена, на которую был назначен бывший военный Владимир Жевняк. Он и является непосредственным предшественником Андрея Кунцевича.
  •  Кунцевич – это журналист, белорусскоязычный поэт и активный пользователь социальных сетей. Его назначение отчетливо вписывается в тренд «мягкой белорусизации», который начался в начале текущей декады, а после аннексии Крыма усилился, в том числе в сфере идеологической политики. Так, в декабре 2014 года на пост «главного идеолога» был назначен Игорь Бузовский, который еще будучи лидером Белорусского республиканского союза молодежи отличался поддержкой «вышиванки», поощрением белорусского языка и национальной культуры. В сентябре 2017 года на пост министра информации (одна из идеологических должностей) был назначен Алесь Карлюкевич, чья карьера в прошлом была связана с работой в белорусскоязычной среде: «Літаратура і мастацтва», «Звязда», Союз писателей Беларуси. В апреле 2019 главным специалистом Управления идеологии АП был назначен белорусскоязычный историк Александр Конойко. Появление Кунцевича в качестве президентского идеолога – очередной акт укрепления национальной идентичности.
  •  Кунцевичу, как и его предшественникам, придется носить архаичный титул «идеолога», а при этом применять инновационные подходы: идти в блогосферу, социальные сети и вести диалог с обществом, в котором возрастает спрос на реальную демократию. Ему надо будет совмещать несовмещаемое: защиту давно изжившего себя института «идеологии» и апологетику авторитарного режима – с одной стороны, а с другой – продвижение культуры диалога и национального возрождения. Его слова, сказанные сразу после назначения: «В современном мире идеологическая работа не утратила своей актуальности, а противостоять вызовам и угрозам сегодня можно как раз с помощью консолидации и единства общества» – это дань риторике, которая принята во структурах власти. На самом деле в обществе, в том числе внутри правящих элит возрастает убеждение, что идеология как раз утратила актуальность, и что она является фактором разобщения. Вместо критического мышления она поощряет догматизм, а вместо подлинного диалога – монологи о «правильности» политического курса страны. Такой способ легитимизации власти уже давно не актуален.
  •  Нынешнее состояние идеологической системы, однако, все же дает определенные возможности для реформирования элит и общества. Идеология белорусского государства никогда не была логически стройной и упорядоченной доктриной, но в последнее время происходит полное размывание ее функций и содержания. Одной из самых частых фраз, произносимых президентом в последние годы, является фраза: «Спорт – это величайшая идеология» (в разных вариациях). Другой частый мотив в «идеологическом» дискурсе – «работа с людьми»: разъяснение политики государства и реагирование на их проблемы. На этих примерах видим, что идеология упоминается в значениях, которые ничего общего не имеют с генерированием доктринальных интерпретаций политических процессов, а именно это основная функция идеологии в классическом ее понимании. В идеальном варианте институт, который не выполняет своих функций, следовало бы ликвидировать, а вырученные  ресурсы направить на более актуальные проекты, например, тренинги по критическому мышлению. Но поскольку идеальный вариант в ближайшее время невозможен, то можно пытаться извлечь выгоду из сложившегося положения вещей. Расплывчатость и неопределенность понятия идеологии белорусского государства как раз предоставляет такое окно возможностей. Под видом «идеологической работы» можно продвигать и физкультуру, и белорусизацию, и либеральные реформы, и даже демократизацию. Вполне вероятно, что Кунцевич воспользуется некоторыми из этих возможностей.
  •  В целом, кадровая политика Лукашенко последних пяти лет характеризуется усилением: (а) прорыночной фракции в сфере экономики; (б) прозападной фракции в сфере внешней политики и (в) про-национальной фракции в сфере культурной и идеологической политики. Это не значит, что белорусский лидер стал «рыночником», «западником» и «националистом»; это значит всего лишь то, что он умеет заметить прагматическую целесообразность некоторых преобразований, даже если в психологическом плане они не в его вкусе.

 

Appendix 1. Структура идеологической вертикали (?© BISS & Наше Мнение)

Новый идеолог: либерал, поэт, симпатик белорусизации

Читать блиц в версии pdf

Метки
Комментарии

(б) прозападной фракции в сфере внешней политики и (в) про-национальной фракции в сфере культурной и идеологической политики.

а можно эти тезисы расшифровать на конкретных примерах? Только без тезиса, что Макей прозападный министр и тд. В чем выражается прозападность Минска в настоящий момент?

Гость1

Видимо в том, что не говорит прямо 'нет', а 'мы готовы это обдумать ... когда-нибудь'

Гость

Пра-заходнясць у беларускіх рэаліях азначае ўстаноўку на стратэгічнае супрацоўніцтва з заходнімі краінамі і структурамі. Рост тавараабароту і паглыбленне палітычнага дыялогу, і тым ліку коштам перагляду ранейшых догмаў. У гэтым сэнсе каманда Макея празаходняя. Гэта тычыцца самога Макея, Глаза, Краўчанкі, Дапкюнаса. Варанецкі - чалавек старога гарту, але таксама сімпатызуе дыялогу.

rudkouski

Нейкі іншапланетны тэкст.

ВР

ўстаноўку на стратэгічнае супрацоўніцтва з заходнімі краінамі і структурамі.

вы не жартуеце калі так гаворыце? гэта вы пра саюзнае гасударства Беларусі і Расеі разважаеце ў тэрмінах 'празаходні'? рост таваразвароту за кошт перапампоўвання расейскай сыравіны, можа быць у нечым канкрэтным яшчэ 'празаходнія намеры' праяўляюцца? прабачце, але гэта гучыць не проста эфемерна, а ў 2019 годзе 'празаходнясць Менску' падаецца нейкай медыя бурбалкай, якую эксперты пераказваюць з падачы МЗС.

Вадзім

пра якое статэгічнае супрацоўніцтва ўвогуле можа быць гаворка? якія заходнія краіны наш кіраўнік наведаў пасля 2015 году? Ватыкан? калі апошні раз ён быў у Вільне? Рызе? Варшаве? Берліне? Спадарства, ну вы што

Вадзім
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.