«Закон об отсрочках»: Часть III. Правовая определенность? Нет, не слышали!

Служба превыше всего

Принятый парламентом в конце июня и подписанный Президентом 23 июля Закон об отсрочках, все еще собирает львиную долю внимания населения и, возможно, в этом плане оттеснит даже недавние указы о назначении досрочных парламентских выборов.

Реакция общественности на Закон № 231-З показала, что его самыми спорными моментами стали новые положения об отсрочках. Обсуждаемые законоположения таковы:

      а) отсрочка для продолжения образования, согласно ч. 3 ст. 32 Закона о воинской обязанности, предоставляется на период обучения учащимся, получающим общее среднее образование, а также единожды получающим очное профессионально-техническое/ среднее специальное образование или очное высшее образование I ступени (п. 2 ст. 1 Закона № 231-З);

      b) отсрочка от призыва в связи с продолжением образования, предоставленная до вступления в силу Закона № 231-З, продолжает действовать до ее прекращения (часть 1 ст. 10 Закона № 231-З).

Впрочем, ст. 10 Закона об отсрочках содержит и часть 2, весьма странную, суть которой в том, что граждане, получившие отсрочку от призыва для продолжения образования до вступления в силу Закона № 231-З, права на повторную отсрочку для продолжения образования не имеют. Учитывая, что она вступает в силу одновременно с обновленной ст. 32 Закона о воинской обязанности, её присутствие избыточно, т.к., по сути, это дубляж.

Но, если вспомнить, что Закон об отсрочках вступает в силу 10.08., т.е. после начала призывной кампании (с 01.08.), это уже начинает выглядеть, как закамуфлированный совет не спешить чрезмерно с образованием и заседаниями призывных комиссий, единственных, кто может успеть предоставить эти самые повторные отсрочки, до вступления поправок в силу. Но, об этом позже.

Изучение новых правил предоставления отсрочек наталкивает на мысль, что потенциальных пострадавших от Закона № 231-З можно разделить условно на две группы: 1) граждане, зачисленные в ВУЗы до вступления Закона в силу (до 10.08.) или выполнившие часть мероприятий вступительной кампании и 2) те, кого зачислят после 09.08.2019 года.

Рассмотрим эти ситуации подробнее.

(i) Нарушение субъективного права граждан на продолжение образования

В общей теории права и правоприменительной практики государства, выделяют объективное право и субъективное право. Объективным правом является законодательство Республики Беларусь. К примеру, Кодекс об образовании и Закон Республики Беларусь о воинской обязанности и воинской службе. Данные нормативные правовые акты по состоянию на 09.08.2019 года предусматривали для относительно здоровых совершеннолетних мужчин не старше 26 лет, объективное право получать высшее и послевузовское образование без перерыва на срочную военную службу.

Далее, когда гражданин выполняет условия, предусмотренные объективным правом (законодательством), он приобретает субъективное право. Т.е., гражданин, выполнивший условия закона о получении аттестата о среднем образовании, удовлетворительной сдаче ЦТ (получении диплом 1-3 степени олимпиады), подаче документов в ВУЗ и прохождении конкурса на место, приобретает субъективное право быть зачисленным в ВУЗ для овладения образовательной программой. А после зачисления этот граждан приобретал субъективное право на продолжение образования.

Но, в Беларуси, для призывников право на продолжение образования реализуется в условиях существования срочной военной службы, что влечет необходимость приобретать субъективное право на продолжение непрерывного образования.

Поэтому, после зачисления в ВУЗ, здоровый мужчина в возрасте от 18 до 27 лет, приобретал субъективное право подать документы для получения отсрочки, а подав документы в военный комиссариат, приобретал субъективное право получить отсрочку от военной службы для продолжения образования, что оформляется решением призывной комиссии.

Т.е., как мы видим, в Беларуси у граждан есть два вида субъективных прав на образование: а) у не призывников, это право непрерывно обучаться установленный срок, б) у призывников, это право непрерывно обучаться установленный срок после получения отсрочки от военной службы. В обоих случаях, нормальный образовательный процесс предполагает его прерыв, либо по инициативе обучающегося, либо по инициативе учреждения образования, но никак не РВК.

Очевидно, что после изменения объективного права (законодательства), меняется и содержание субъективных прав граждан. Так вот, основные проблемы возникают, когда гражданин не успел до конца реализовать свое субъективное право, а объективное право, которое его породило, уже прекратило свое действие.

Именно это и произошло в ситуации с Законом об отсрочках: он вступает в силу практически в конце вступительной кампании, но в самом начале мероприятий призыва на срочную военную службу.

Ситуация № 1

Будучи зачисленными в ВУЗ (первое очное высшее после ССУЗа, второе очное высшее, магистратура) в июле-начале августа, призывники не успеют оформить отсрочку до вступления в силу поправок (10 августа), т.к. призывная комиссия будет или поздно (с 10.08.) создана или поздно проведет заседание.

Т.е., лицо приобретает субъективное право на продолжение образования и связанное с ним субъективное право требовать оформление отсрочки от военной службы. Но не сможет их реализовать по независящим от него обстоятельствам.

Причем, судя по последним новостям, это проблему сумели идентифицировать и государственные органы.

Так, 7 августа был обнародован пресс-релиз Минобороны, согласно которому:

«исходя их максимального учета интересов граждан, заинтересованными госорганами выработано единое мнение, что призывники, принятые (зачисленные) в установленном порядке на обучение в учреждения образования до 10.08.2019, могут реализовать свое право на отсрочку от призыва на срочную военную службу и службу в резерве для продолжения образования по нормам Закона РБ «О воинской обязанности и воинской службе» до внесения в него изменений».

Указано было также, что право на отсрочку от призыва может быть реализовано гражданами путем подачи необходимых документов в соответствующую призывную комиссию.

Истолковать это «единое мнение» госорганов можно двояко:

1)  призывные комиссии проведут свои заседания до 10.08, и все заинтересованные граждане, уже зачисленные в ВУЗы, смогут представить соответствующие документы и получить оформленную отсрочку;

2)  зачисленные до 10.08 смогут получить отсрочку в течение всей призывной кампании, т.е. вплоть до ноября.

Второе истолкование предпочтительнее, но ему может помешать вышеуказанная ч. 2 ст. 10 Закона от 23.07.2019 г. № 231-З (Закон об отсрочках), согласно которой, если до его вступления в силу призывник получил отсрочку для продолжения образования, то такую повторную отсрочку не предоставляют. Т.е., исходя из буквы Закона, с 10.08.2019 г. призывная комиссия должна руководствоваться нормами обновленного Закона о воинской обязанности, а не старой его редакцией.

Тем не менее, практика Конституционного суда Республики Беларусь, в принципе, позволяет реализовать именно второй подход, когда зачисленным в ВУЗы до 10.08.2019 года, будут предоставлять отсрочки вплоть до ноября.

Для этого обратимся к Решению КС от 18 декабря 2008 г. № Р-303/2008 «О реализации субъективного права при прекращении действия правовых норм».

Конституционный Суд, проанализировав ст. 2, 21, 58 и 59 Конституции, выработал ряд правовых позиций касательно ситуации, когда при отмене нормативного правового акта прекращается субъективное право, реализация которого еще не окончена:

1)     «как на уровне <…> нормативных правовых актов, устанавливающих либо прекращающих (отменяющих) права граждан, так и на уровне правоприменительных решенийдолжна быть обеспечена реализация предусмотренных Конституцией, иными законодательными актами и гарантированных государством прав граждан. При этом обязательно соблюдение баланса интересов граждан и государства, принципов разумности и социальной справедливости».

2)     «важным для реализации в полном объеме прав граждан является определение момента, с которого гражданин вступает в соответствующее правоотношение с государственной организацией».

3)     «юридически обоснованным в нормативном правовом акте, предусматривающем прекращение субъективного права, указывать обстоятельство, которое является начальным моментом реализации гражданином предоставленного ему права.

Именно это обстоятельство, выступающее правообразующим фактом, будет определять законодательство, подлежащее применению.

Особую актуальность приобретает решение данного вопроса в тех случаях, когда действия граждан по реализации права не совпадают по времени с действиями государственных организаций по обеспечению этого права (например, моменты подачи заявления на приватизацию и принятия решения о приватизации)».

4) «между гражданином и государственной организацией возникают публичные правоотношения, порожденные правообразующим фактом (совокупностью фактов), которые носят для сторон обязательный характер, исключающий односторонний отказ от исполнения обязательств».

5) «возникшие на основании правовой нормы субъективные права и юридические обязанности участников правоотношений не всегда осуществляются (выполняются) в одно и то же время.

В результате в случае утраты юридической силы актом, установившим определенные права и обязанности гражданина, организации, существует необходимость какое-то время регулировать отношения, возникшие до утраты нормативным правовым актом юридической силы.

Такое переживание закона с правовой точки зрения оправданно и обоснованно, так как способствует реализации субъективных прав и юридических обязанностей в полном объеме, что согласуется с вышеуказанными положениями Конституции, в частности конституционными принципами гарантированности прав человека и взаимной ответственности государства и гражданина.

Это означает, что если при отмене нормативного правового акта прекращается право, реализация которого началась, то законодателю следует определить возможность и порядок полной реализации данного субъективного права».

На первый взгляд, буквальное прочтение норм Закона о воинской обязанности и воинской службе и ст. 10 Закона об отсрочках, вынуждает нас утверждать, что таким единственным правообразующим фактом, в рассматриваемой ситуации, является отсрочка, оформленная решением призывной комиссии. Т.е., если нет отсрочки, значит, нет и нарушения субъективного права призывника на продолжение образования.

Но, подобный вывод едва ли согласуется с указанными выше принципами разумности и социальной справедливости. Как мы выше показывали, до 10.08.2019 г., зачисление призывника наI, II ступень высшего образования или послевузовского, наделяло его субъективным правом продолжения непрерывного образования. Хотя призывнику необходимо было еще получить решение об отсрочки, РВК обязан был принять документы о зачислении, а призывная комиссия обязана была предоставить отсрочку. Т.е. документ о зачислении неизбежно влек отсрочку.

Именно поэтому, говоря о публичном образовательном правоотношении с участием призывника, можно утверждать, что оно инициируется составом из двух правообразующих фактов: 1) главным (приказ о зачислении в ВУЗ или организацию послевузовского образования) и 2) дополнительным (решение об отсрочке, предоставленной на основании документа о зачислении в ВУЗ).

Решение об отсрочке, само по себе не существует, оно должна быть чем-то наполнено, мотивировано: инвалидностью, тремя детьми, статусом депутата, статусом обучающегося.

Лучшего всего это тезис иллюстрирует история с отменой отсрочки для «заочников»-бакалавров.

Так, упраздняя отсрочку для продолжения заочного высшего образования Iступени, законодатель указал в Законе от 19 июля 2010 г. № 171-З, что «гражданам, обучающимся в учреждениях образования в заочной форме получения образования, в том числе за границей, на день вступления настоящего Закона в силу, сохраняется либо предоставляется отсрочка от призыва на срочную военную службу, службу в резерве для продолжения  образования на период обучения» (ст. 2).

Отметим, что ст. 2, как и весь Закон № 171-З, вступали в силу одновременно, т.е. этот Закон позволял (и обязывал) предоставлять «заочникам» отсрочку и после вступления его в силу, разумеется при наличии статуса обучающегося, полученного до вступления этого закона в силу. Закон № 171-З вступил в силу 15.08.2010 г., первый призыв в 2010 году шел в апреле-сентябре, а вступительная кампания (зачисление) оканчивалась в основном 06.08 (кроме с/х вузов). Очевидно, оговорка про «… либо предоставление отсрочки» позволяла урегулировать ситуацию, когда в интервале 06.08-14.08 не работали призывные комиссии, уполномоченные оформлять отсрочки своим решением.

Подобное законодательное решение не только показало, как снять социальное напряжение, но и позволяет нам сейчас утверждать, что решение об отсрочке – не единственный правообразующий факт, позволяющий продолжать образование в условиях существования срочной военной службы. Разумно утверждать, что таким первоначальным правообразующим фактом является приобретение призывником статуса обучающегося.

Теперь вернемся в 2019 год. Абитуриенты узнают про закон, упраздняющий большинство отсрочек для продолжения образования, лишь 22 июня, одобряется Советом Республикой он 28 июня, подписывается Президентом 23 июля, а вступает в силу уже 10 августа. Призывная кампания стартует 1 августа, а большинство ВУЗов зачисляет абитуриентов не позже 6 августа.

Т.е., вначале тайное законотворчество, потом молниеносное рассмотрение в Парламенте, потом почти месяц неопределенности с подписанием, следом, почти неделя неопределенности с включением закона в Национальный реестр правовых актов (для цели последующего официального опубликования). И после такого непрозрачного и неопределенного процесса урегулирования прав и свобод граждан, им остается для оформления отсрочек период с 1 по 9 августа (а некоторым и того меньше), из которых рабочими являются лишь 7 дней. При том, что для оформления отсрочки необходимо создать призывную комиссию, а ей, в свою очередь, провести заседание.

Можно предположить, что вышеприведенный пресс-релиз Минобороны о «единой позиции» является закамуфлированным подтверждением, что 8-9 августа будут работать призывные  комиссии, и все заинтересованные лица, поступившие в ВУЗы до 10.08. смогут подать на рассмотрение документы о зачислении.

Но, как быть с теми, кто придет после 09.08., но не позже конца призывной кампании? Закон об отсрочках (п. 2 ст. 1 и ч. 2 ст. 10) прямо запрещают таким лицам предоставлять отсрочки для продолжения образования (если они не впервые идут в ССУЗ или ВУЗ I ступени).

Конституционные принципы гарантированности прав человека и взаимной ответственности государства и гражданина, разумности и социальной справедливости, указанные в Решении КС № Р-303/2008, подталкивают нас к мысли, что для реализации незаконченного субъективного права на продолжение образования, путем оформления отсрочки, призывники должны получить более продолжительный период времени (до конца призывной кампании), либо в пресс-релизе Минобороны следовало четко указать пресекательный срок – не позже 9 августа 2019 года.

Ситуация № 2

Лица, рекомендованные в аспирантуру или подавшие пакет документов в аспирантуру при поступлении впервые, будут зачислены в аспирантуру, уже после вступления поправок силу.

Ситуация усложняется тем, что поступающим в аспирантуру в 2019 г., по старому законодательству предоставлялись две отсрочки, первая из которых – после получения рекомендации Ученого совета факультета или после подачи документов в аспирантуру (для поступающих впервые), – влекла за собой предоставление отсрочки в год получения высшего образования I или IIступени или в год поступления (кто впервые в аспирантуру). Вторая отсрочка давалась уже непосредственно для продолжения учебы.

Т.е. гражданин сейчас может успеть получить отсрочку на время экзаменов, после окончания которых взаимосвязанной отсрочки уже не будет, даже при зачислении. А если призывная комиссия начнет фактически работать после вступления в силу поправок, то гражданин не получит отсрочку и на время экзаменов, даже несмотря на наличие рекомендаций.

По состоянию на 10 августа, известно, что призывные комиссии уже работали 8-9.08. Т.е. часть кандидатов в аспирантуру должны были получить отсрочку для продолжения процесса поступления в аспирантуру. Если предположить, что и после 09.08. призывные комиссии будут принимать официальные документы из ВУЗов, позволявшие до 10 августа получать отсрочку для продолжения образования по старым правилам, то выходит, что поступающие в аспирантуру также должны получить право представить официальные документы, свидетельствующие о получении рекомендаций или подачи пакета документов (оформленные до 10 августа). Иначе это будет самый настоящий правовой беспредел.

Теперь остается выяснить правообразующий факт, инициирующий правоотношение между призывником, поступающим в аспирантуру, и государством, в лице РВК.

С одной стороны, наличие рекомендаций Ученого совета факультета или пакета документов, не означает автоматическое зачисление, т.к. впереди еще вступительные экзамены по специальным дисциплинам. А также изучение приемной комиссией заключения, оформленного в виде выписки из протокола заседания, в котором дается характеристика научного уровня опубликованных работ, склонности поступающего к научно-исследовательской работе, содержится предложение о допуске к участию в конкурсе и вступительному экзамену, либо заключение об актуальности тематики и допуске к участию в конкурсе, выносится рекомендация по кандидатурам предполагаемых научных руководителей.

С другой стороны, отсутствие этих документов (рекомендаций, пакета вступительных документов), в принципе не влекло допуск к экзаменам и, более того, не давала призывнику, годному к военному службе, возможности избежать призыва летом-осенью.

Этот вид отсрочки  трудно назвать «техническим», в отличие, скажем, от отсрочки обучающимся в средней школе/ПТУ или на факультетах довузовской подготовки, которая реализуется на практике только один раз, в год первого поступления на I ступень высшего образования. Обучение в СШ/ПТУ или на подготовительных курсах это, в принципе, отдельная стадия обучения, будущие результаты которой еще неизвестны. Среднее/профессионально-техническое/подготовительное довузовское обучение, лишь предполагает абстрактную возможность продолжения образования в неизвестном ВУЗе или ССУЗе, или отказ от его продолжения. Подобный вид отсрочки – это во многом «кредит доверия» от государства юному гражданину.

С отсрочкой для поступления в аспирантуру дела обстоят по-другому. Лица, окончившие магистратуру, или обучение в форме соискательства, помимо рекомендаций Ученого совета, уже имеют и документы о сдаче кандидатских экзаменов и зачетов по общеобразовательным дисциплинам.

В пакет документов для поступления в аспирантуру входят и другие документы, свидетельствующие о целенаправленном выборе послевузовского образования (трудовая книжка, научные публикации, документы об участии в НИиИП и конференциях и тд.). Отмечу, что поступающие из числа лауреатов соответствующих специальных фондов Президента, международных и республиканских конкурсов научных работ, и вовсе получают досрочные 10 баллов за вступительный экзамен, с освобождением от него, что, фактически, означает досрочное зачисление в аспирантуру в момент подачи документов.

Т.е. связь между рекомендованным в аспирантуру (или зарегистрировавшим полный пакет вступительных документов) с будущей аспирантурой гораздо сильнее, нежели чем та, что существует между школьниками/«лицеистами»/обучающимися на подготовительных курсах и их будущим возможным высшим/средне специальным образованием.

Тесная связь между поступлением и учебой в аспирантуре, проявляется и в наличии законных интересов и правомерных ожиданий гражданина, который желает обучаться в той аспирантуре, в отношении поступления в которую он получил отсрочку. В момент подачи документов/регистрации рекомендаций Ученого совета, аспирантура не допускала годичный принудительный перерыв в предусмотренном ею образовательном процессе, по требованию призывной комиссии.

В частности, о такой серьёзной характеристике белорусской аспирантуры/докторантуры/адъюнктуры, как годичный принудительный «академический отпуск» в один из будущих призывов, все еще ничего не говорится в Указе Президента Республики Беларусь от 1 декабря 2011 г. № 561 «О некоторых вопросах подготовки и аттестации научных работников высшей квалификации», утвердившего, в частности, Положение о подготовке научных работников высшей квалификации в Республике Беларусь. К слову, указы Президента Республики Беларуси по общему правилу имеют верховенство над законами.

Поэтому, на мой взгляд, аспиранты/докторанты/адъюнкты-2019, в силу вышеназванных конституционных принципов правовой определенности, гарантированности прав человека и взаимной ответственности государства и гражданина, разумности и социальной справедливости, имеют право на получение отсрочки для продолжения образования по правилам ст. 32 Закона о воинской обязанности и воинской службе в редакции до 10.08.2019 года.

(ii) Нарушение принципа правовой определенности

Ситуация № 3

Граждане, потерявшие право на отсрочку для продолжения образования после вступления поправок в силу, которые не будут призваны немедленно по законным основаниям (нехватка времени для призыва, выполнение плана по призыву, временная отсрочка «по здоровью») и став «свободным остатком», будут находиться в подвешенном состоянии вплоть до 27 лет, т.к. в любой следующий призыв, могут быть отправлены в армию без оглядки на возможное зачисление в ВУЗ (если не получат другой вид отсрочки: судимость, статус депутата, семейное положение и тд.).

Т.е. реализация субъективного права на продолжение образование будет постановлена в зависимость от неопределимых факторов, а лицо будет находиться в состоянии правовой неопределенности. Причем даже государственные органы не смогут дать внятного ответа о времени начала исполнения гражданином священного долга по защите Родины.

В ч. II настоящей статьи, я привел достаточное количество правовых позиций Конституционного суда, указывающих, что не только законодательство должно быть стабильным и предсказуемым, но и его содержание должно гарантировать уверенность граждан в стабильности их правового статуса и уже приобретенных прав (Решение № Р-183/2005 и № Р-198/2007).

Конституционный суд неоднократно указывал, что посредством соблюдения в нормотворчестве принципа правовой определенности создаются условия для единообразия и предсказуемости правоприменительной практики, что повышает доверие граждан к государству(см. п. 4 Решения от 10 июня 2019 г. № Р-1172/2019 и п. 5 Решения от 10 июня 2019 г. № Р-1171/2019).

Несмотря на заявления некоторых профильных чиновников Минобразования, об отсутствии каких-либо негативных рисков при прерыве образовательного процесса, для прохождения обучающимся срочной службы, с этим трудно согласится (академику Сахарову, в частности).

Последнее время призыв проходит в феврале-мае и августе-ноябре. Т.е. магистрант/аспирант или студент (после ССУЗа) может быть «сорван» в армию, либо через пару месяцев после начале учебы, либо в середине учебы, либо за несколько месяцев до сдачи итоговых экзаменов и защиты диссертации. В всех случаях обучающийся будет находиться под напряжением из-за невозможности спрогнозировать свое обучение (включая научные исследования), что не может, не отразиться на успеваемости и уровне мотивации, в частности.

Продолжительность же срочной службы такова, что она равняется стандартной очной магистратуре (1 год), либо составляет примерно треть или четверть от очной/заочной аспирантуры или первого/второго высшего образования. Что также может повлиять на качество проводимого исследования и процесса получения знаний. Существуют риски и «околонаучной» категории: потеря научного руководителя; потеря темы исследования; снижение актуальности проводимого исследования; «заимствование» и разработка темы исследования другим магистрантом(кой)/аспирантом(кой), не подлежащих призыву, и тд.

К примеру, в Решении от 14 февраля 2018 г. № Р-1121/2018 Конституционный суд рассмотрел ситуацию, когда нормы закона не позволяли субъектам правоотношения (должник и взыскатель) планировать свое поведение в отношении спорного имущества. Подобное законодательное регулирование Суд счел не обеспечивающим стабильность и предсказуемость гражданского оборота и, в нарушение конституционного баланса интересов субъектов правоотношения, создающим предпосылки существенного ущемления права [собственности] одного из таких субъектов.

По мнению КС, законодатель призван обеспечивать правовую определенность, стабильность и предсказуемость в сфере гражданского оборота, поддерживая как можно более высокий уровень взаимного доверия между субъектами правоотношений и создавая необходимые условия для эффективной защиты права собственности и иных имущественных прав (п. 4).

Можно ли утверждать что, в нашем случае, законодатель обеспечил правовую определенность, стабильность и предсказуемость в сфере образовательного процесса, поддержал как можно более высокий уровень взаимного доверия между субъектами публичного правоотношения, создал необходимые условия для эффективной защиты права на продолжение образования? Едва ли.

Ситуацию, возможно, могла бы спасти оговорка о том, что «гражданину, поступившему на I или II ступень очного высшего образования или в аспирантуру, но не призванному на срочную военную службу (службу в резерве) в год окончания отсрочки, предоставленной после поступления в ВУЗ или ССУЗ впервые, предоставляется повторная отсрочка для продолжения образования».

Т.е., если, начиная 10.08.2019 г., призывник после окончания ССУЗа или ВУЗа не был сразу же призван, но продолжил образование (поступил на I/II ступень или в аспирантуру), то ему предоставляется отсрочка до конца обучения. И, в случае не достижения обучающимся 27-ми лет, государство снова получает возможность его призвать, после окончания соответствующей ступени образования.

Подобное законодательное регулирование обеспечило бы стабильность и предсказуемость правового статуса обучающегося, и утвердило бы социальную справедливость в образовательном процессе.

В ином случае, для соблюдения принципа правовой определенности в правоприменительных решениях, законодателю следует незамедлительно отразить в Кодексе Республики Беларусь об образовании новые характеристики очного высшего образования I ступени, магистратуры, послевузовского образования для граждан, являющихся призывниками –возможность принудительного перерыва обучения в неопределимое в будущем время, по решению призывной комиссии.

Отмечу также, что отсутствие в законе четких критериев предоставления гражданам возможности службы в резерве, создает предпосылки принятия непрозрачного, непредсказуемого, несправедливого и коррупционного решения призывной комиссии, и потому не позволяет рассматривать этот вид воинской службы, как решение проблемы прерванного обучения магистрантов и аспирантов.

Подводя итог, хотелось бы еще раз отметить, что решая задачи оборонной политики, государство не имеет права уклониться от соблюдения предусмотренных Конституцией и гарантированных государством, прав и свобод человека, а равно от установления справедливого баланса своих законных интересов и гражданина. Рассмотренные нормы Закона об отсрочках, а равно порядок их разработки и принятия, не соответствуют принципу правовой определенности и иным конституционным принципам (социальной справедливости, разумности, взаимной ответственности гражданина и государства и тд.). Взявшись урегулировать порядок реализации «священного долга и обязанности по защите Родины», государство сделало это способом, потенциально влекущим подрыв доверия к нему со стороны этих самых будущих защитников Отечества.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}