«Экономические» изменения в Уголовный кодекс: либерализация или имитация?

Усложнение условий ведения бизнеса

Изменения в целый ряд «экономических» статей Уголовного кодекса Республики Беларусь недавно вступили в силу. По официальной версии это стало огромным вкладом в дело либерализации условий ведения бизнеса, однако мы попробуем разобраться так ли это.

Действительно, в средствах массовой информации прошли сообщения об оправданных и освобожденных в зале суда обвиняемых – их деяния перестали подпадать под статьи УК и превратились в административные правонарушения. В отношении других преступников вынесены более мягкие приговоры и т.д. Изменения Уголовного кодекса на самом деле смягчают ответственность по некоторым экономическим статьям, исключают некоторые виды наказания и декриминализируют деяния, ранее относимые к преступлениям.

Законодатели значительно сократили сферу применения общей конфискации имущества. Из УК исключили наказание в виде общей конфискации, сохранив специальную конфискацию только в отношении имущества и доходов, полученных от преступной деятельности, орудий, средств и предметов преступлений и вещей, изъятых из оборота.

Предусмотрена либерализация ответственности в сфере экономической деятельности. Ключевыми положениями являются: сокращение применения лишения свободы; изменение категорий отдельных экономических преступлений; декриминализация деяний, не связанных с причинением реального вреда; увеличение крупного и особо крупного размеров ущерба.

Статья 233 УК «Незаконная предпринимательская деятельность» начала действовать в новой редакции. Уголовная ответственность отныне предусмотрена только за предпринимательскую деятельность, осуществляемую без специального разрешения (лицензии). Также из УК исключен ряд статей: 224 «Нарушение порядка открытия счетов за пределами Беларуси», 232 «Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности», 244 «Нарушение антимонопольного законодательства», 249 «Дискредитация деловой репутации конкурента», 234 «Лжепредпринимательство».

Однако указанные статьи на практике применялись достаточно редко и никогда не были существенным препятствием к ведению законного бизнеса.

Что же касается сокращения применения конфискации имущества в качестве меры наказания, то это не изменит реального положения вещей. Просто раньше, применяя общую конфискацию имущества в качестве наказания, государство создавало парадоксальную ситуацию, когда у осужденного не оставалось активов для возмещения ущерба, причиненного преступлением. Теперь же имущество осужденных будет изыматься в рамках гражданского иска в качестве возмещения ущерба.

Повышение порогов крупного и особо крупного ущерба по экономическим преступлениям выгодно, прежде всего самому государству. Действительно нелогично давать реальный срок преступнику, причинившему ущерб в несколько тысяч рублей. И теперь у судов становится намного больше возможностей для маневра при назначении наказания.

Отдельно стоит коснуться нашумевшего указа президента № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». Одиозный указ отменить отменили, однако многие его положения, пусть и в несколько измененной форме, перекочевали в Налоговый кодекс и некоторые другие нормативные акты.

Ко всему прочему, в Налоговом кодексе содержатся на самом деле опасные нормы: лимит отнесения на себестоимость затрат на управленческие и рекламные услуги, экономическая обоснованность затрат. А ведь новую редакцию Налогового кодекса преподносили как очередной шаг по либерализации условий ведения бизнеса, однако на практике по некоторым позициям гайки закручены еще сильнее. Хотя, нужно признать кое-что действительно облегчили.

Складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, государство усложняет бизнесу условия деятельности, с другой – смягчает ответственность за экономические правонарушения. Привести это может только к одному: ограничения станут обходить, ведь риск понести кару снижается. И государство вольно или невольно провоцирует предпринимателей нарушать закон.

Впрочем, даже такие символические шаги уже намного лучше, чем ничего. Государство признает наличие проблем у бизнеса, косвенно признает, что источником этих проблем является оно само и декларирует попытки исправить ситуацию.

Но одно остается неизменным – взгляд чиновников на деловых людей как на потенциальных преступников и правонарушителей. В головах многочисленных контролеров существует своеобразная презумпция виновности бизнеса и убежденность в том, что предприниматель априори стремится нарушить закон. И для исправления такой ситуации нужны намного более существенные шаги, нежели декоративные поправки в нормативные правовые акты.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}