Политика расширения ЕС: повод для недоверия

«Европейских ценностей» недостаточно

По данным EUobserver[1], 14 государств-членов ЕС заявили, что ЕС должен согласиться начать переговоры о вступлении Албании и Северной Македонии в июне 2019 года, чтобы «обеспечить доверие к политике расширения ЕС». Министры иностранных дел 14 стран ЕС добавили, что начало переговоров в июне 2019 года также будет способствовать повышению сопротивляемости стран внешним интересам других игроков и обеспечению того, чтобы ЕС продолжал играть ведущую роль в позитивных региональных преобразованиях.

Под «другими игроками» в первую очередь подразумевается Россия. Глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини подчеркнула, что обе страны «продемонстрировали твёрдую решимость продвигаться по пути ЕС и достигли конкретных результатов, которые должны быть необратимыми».

Европейский совет должен провести сессию 20-21 июня, чтобы решить, позволит ли он двум странам начать переговоры о вступлении в ЕС. Необходимо отметить, что начало переговоров о членстве со страной-кандидатом возможно только в случае, когда каждое государство ЕС даёт своё согласие. Франция, Германия, Дания и Нидерланды скептически относятся к началу переговоров о расширении.

Что касается Северной Македонии, страна действительно провела ряд реформ. Новое правительство во главе с Зораном Заевым начало бороться с коррупцией и реформировать судебную систему. Конкретные результаты были достигнуты в борьбе с организованной преступностью. Президентские выборы, состоявшиеся 21 апреля и 5 мая 2019 года, были мирными и прозрачными [2].

Историческое соглашение с Грецией о переименовании балканской страны в Северную Македонию, известное как Преспанское соглашение, положило конец многолетнему спору о названии страны. Мотивацией к такому соглашению как раз было обещание начала переговоров о вступлении в ЕС. Однако в 2018 году переговоры так и не начались. Судя по отсутствию консенсуса между странами ЕС на данный момент, очередная отсрочка переговоров неизбежна. Европейская Комиссия и Служба внешних действий настаивают на начале переговоров, но отдельные страны не дают «зелёный свет».

Неспособность установить точную дату может ввергнуть Северную Македонию обратно в политический кризис. Зоран Заев напомнил, что Северная Македония была страной-кандидатом в ЕС на протяжении 15 лет, и повторил, что без даты начала переговоров в этом году его проевропейское правительство рискует потерять поддержку избирателей.

Албания же остаётся политически нестабильной, что объясняет отсрочку переговоров с ЕС.

Нидерланды официально попросили Еврокомиссию приостановить безвизовое движение, которым жители Албании пользуются с 2006 года. Причиной послужила угроза транснациональной преступности в контексте либерального законодательства Албании о наркотиках.

Правительство действующего премьер-министра Эди Рама с 2013 года подвергается критике за предполагаемые связи с организованной преступностью. При предыдущем коалиционном правительстве Албания стала транзитным маршрутом для незаконного оборота наркотиков. Кроме того, Албания была потрясена масштабными и жестокими протестами с 2011 года.

Несмотря на существующие проблемы, Эди Рама сказал, что его страна провела реформы, требуемые Брюсселем, в частности, в области правосудия и верховенства закона, и что Албания заслужила право начать переговоры о вступлении. Эди Рама сам является объектом уличных протестов, обвинений в коррупции и подтасовке голосов на предыдущих парламентских выборах.

Президент Илир Мета объявил, что отменит местные выборы 30 июня после нескольких месяцев насильственных протестов и объявленного оппозицией бойкота голосования. Однако премьер-министр настаивает на том, что голосование будет проводиться независимо от решения президента, а правящая социалистическая партия планирует начать судебное разбирательство, чтобы осуществить импичмент президента [3].

Такая политическая обстановка не внушает доверия всем странам ЕС. Тем не менее, по заявлению Могерини, «наша оценка никогда не бывает политической, она всегда техническая» [4]. Отмечается прогресс, достигнутый Албанией в борьбе с организованной преступностью,  реформа судебной системы,  борьба с коррупцией, а также другие направления работы, которые были определены Брюсселем.

Но даже на уровне институтов ЕС признаётся, что шансов начать переговоры в июне очень мало. Более того, канцлер Германии Ангела Меркель сказала, что Бундестаг примет решение о дате начала переговоров с Северной Македонией только в сентябре [5], что уже говорит о том, что в ближайшие месяцы решения о начале переговоров ждать не стоит. Важно отметить, что, по заявлению Европейской службы внешних действий, решение о начале переговоров относится к двум странам одновременно. Следовательно, с Албанией, к которой к тому же больше вопросов по реформам, решение не может быть принято раньше.

Каждый год Еврокомиссия принимает свой «Пакет расширения» – пакет документов, объясняющих политику расширения ЕС. Новый пакет о расширении был принят 29 мая 2019 года. В этом докладе Еврокомиссия рекомендовала начать переговоры о расширении. Однако многие правительства стран ЕС перестали видеть вступление в ЕС в качестве краткосрочной цели.

Еврокомиссия опубликовала новую стратегию расширения в 2018 году, в которой она впервые объявила контрольные сроки для следующих шагов. Они включали 2025 год в качестве ориентировочной даты принятия новых стран в ЕС.

Несмотря на это, государства ЕС, такие как Франция, Германия, Нидерланды и Дания, рассматривают дальнейшее расширение как шаг, который может осложнить реформирование ЕС. С учётом Брексита, миграционного кризиса, влияния националистических партий, настороженные настроения к политике расширения неудивительны. Этим можно объяснить желание отсрочить переговоры и найти новые причины для отдаления стран-кандидатов, как в случае заявления Нидерландов о намерении отменить визовую либерализацию с Албанией.

Существует разрыв между востоком и западом внутри ЕС в связи с расширением. Из 14 государств ЕС, настаивающих на необходимости переговоров, большинство представлено странами Центральной и Восточной Европы. Страны Западной Европы относятся более осторожно к расширению ЕС.

В то же время «неспособность признать и отреагировать на объективный прогресс может подорвать доверие к Европейскому союзу», по словам Могерини, которая добавила, что это также может «подорвать стабильность и серьёзно помешать дальнейшим реформам». Если ЕС нарушит своё обещание одному балканскому государству, то другие государства региона будут думать, что ЕС нельзя доверять. Это может дать шанс иным игрокам, борющимся за влияние в регионе, таким как Россия и Китай.

К тому же такие действия ЕС являются показательными и для других третьих стран. Институты ЕС дают рекомендации, но правительства стран ЕС не готовы принять решение. Это не означает, что механизм заблокирован. Это принцип устройства ЕС, то есть сами государства ЕС наделяют европейские институты определёнными компетенциями, но институты не могут действовать за рамками этих компетенций. Следовательно, решение о начале переговоров или заключении соглашения зависит от государств. Судя по тому, что при нынешнем количестве государств ЕС найти консенсус тяжело по отношению ко многим третьим странам, идея расширения сама по себе отталкивает.

Даже если некоторые страны настаивают на начале переговоров, это ещё не означает заключение соглашения. Например, переговоры с Турцией о полном членстве в ЕС длятся 14 лет, с Черногорией – 7 лет, с Сербией – 5 лет.  При этом страны-кандидаты – это те страны, которые считаются наиболее приближёнными к ЕС. Соответственно, остальные третьи страны находятся ещё дальше на пути сближения с ЕС.

Также существует вопрос политического влияния государств ЕС, то есть, если такие страны как Франция и Германия не готовы начать переговоры, маловероятно, что консенсус будет найден. Напротив, в случае несогласия более маленькой с точки зрения политического веса страны, существует больше шансов найти механизмы урегулирования вопросов, которые не устраивают эту страну.

Таким образом, доверие третьих стран по отношению к ЕС всё больше ставится под вопрос. С другой стороны, ЕС не будет спешить принимать новые государства из нестабильных и конфликтных регионов, каким являются Западные Балканы. Страны данного региона всё ещё не достигли уровня экономического развития, соответствующего странам ЕС. Остаются неурегулированными вопросы коррупции, преступности, пограничные проблемы.

«Европейских ценностей» недостаточно, нужны реальные изменения. Но и для ЕС политика расширения тоже является своего рода ценностью, показателем открытости структуры и возможностью развития. Поэтому ЕС не будет отказываться от этой политики.

-------------------

[1] https://euobserver.com/enlargement/145128

[2] https://ec.europa.eu/neighbourhood-enlargement/sites/near/files/20190529-communication-on-eu-enlargement-policy_en.pdf

[3] https://www.rferl.org/a/albania-s-president-cancels-local-elections-a-move-rejected-by-prime-minister/29989180.html

[4] https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage/63392/remarks-high-representativevice-president-federica-mogherini-joint-press-conference-adoption_en

[5] https://europeanwesternbalkans.com/2019/06/13/bundestag-to-decide-on-opening-of-negotiations-with-north-macedonia-in-september/