Перспективы экономики Беларуси в условиях налогового маневра России

Компенсация в обмен на интеграцию?

Налоговый маневр в нефтяной отрасли России приводит к значительным экономическим потерям Беларуси. В данном случае основными негативными последствиями для экономики Беларуси являются снижение темпов экономического роста, увеличение дефицита счета текущих операций платежного баланса, ухудшение ситуации в сфере государственных финансов, девальвация национальной валюты и рост цен на бензин и дизельное топливо. При этом девальвация белорусского рубля может обострить риски, связанные с накопленным внешним долгом резидентов Беларуси.

Потери Беларуси в результате налогового маневра России

Начиная с 2015 г. в нефтяной отрасли России происходит налоговый маневр, который сопровождается существенным сближением цены сырой нефти для Беларуси с ценой нефти на мировом рынке.

Так, по данным Национального статистического комитета Беларуси, средняя цена российской нефти для Беларуси возросла с USD339 за 1 тонну в 2014 г. до USD373,9 в 2018 г. (см. таблицу 1 и рисунок 1). В то же время, по данным Федеральной службы государственной статистики России, средняя цена российской нефти для стран дальнего зарубежья, напротив, снизилась с USD730,5 за 1 тонну в 2014 г. до USD505,5 в 2018 г.

Таблица 1. Динамика показателей, характеризующих поставку российской нефти в Беларусь

Период

Средняя цена российской нефти, долл. за 1 тонну

Соотношение цены нефти для Беларуси и для стран дальнего зарубежья, %

Объем импорта российской нефти в Беларусь

Для Беларуси

Для стран дальнего зарубежья

В натуральном выражении,
млн. тонн

В стоимостном выражении,
млн. долл.

2008

442,3

696,3

63,5

21,461

9492,0

2009

328,5

420,1

78,2

21,509

7065,0

2010

434,4

557,3

78,0

12,962

5630,9

2011

410,2

784,5

52,3

18,148

7444,3

2012

392,9

801,6

49,0

21,338

8384,4

2013

394,7

781,0

50,5

21,261

8392,1

2014

339,0

730,5

46,4

22,508

7629,3

2015

247,3

378,9

65,3

22,919

5668,2

2016

218,7

294,8

74,2

18,098

3958,2

2017

294,3

375,3

78,4

18,065

5317,0

2018

373,9

505,5

74,0

18,248

6822,7

Январь 2019

341,8

424,9

80,4

1,550

529,7

Источник: собственная разработка на основе данных Национального статистического комитета Беларуси и Федеральной службы государственной статистики России.

Рисунок 1. Динамика средней цены российской нефти для Беларуси и для стран дальнего зарубежья в 2008-2018 гг., долл. за 1 тонну.

Перспективы экономики Беларуси в условиях налогового маневра России

В результате такой разнонаправленной динамики произошло резкое повышение соотношения цены российской нефти для Беларуси и для стран дальнего зарубежья – с 46,4% в 2014 г. до 74% в 2018 г. и 80,4% в январе 2019 г.

По нашим расчетам, экономические потери Беларуси в результате запуска налогового маневра в нефтяном секторе России в 2015-2018 гг. выглядят следующим образом: 2015 г. – USD1,639 млрд, 2016 г. – USD1,483 млрд., 2017 г. – USD2,171 млрд и 2018 г. – USD2,543 млрд. Таким образом, суммарно за четыре года (2015-2018 гг.) потери Беларуси, связанные с проведением налогового маневра, составляют USD7,836 млрд.

В апреле 2017 г. Беларусь и Россия в целях разрешения возникшего нефтегазового конфликта подписали среди прочего протокол о «перетаможке» 6 млн. тонн российской нефти ежегодно на протяжении 2017-2019 гг. с зачислением экспортных пошлин в белорусский бюджет. Однако такой подход предусматривает лишь частичную компенсацию экономических потерь Беларуси в результате запуска налогового маневра в нефтяной отрасли России.

Так, по данным платежного баланса, с учетом распределения ввозных таможенных пошлин между государствами – членами Евразийского экономического союза Россия в 2018 г. перечислила правительству Беларуси текущие трансферты на общую сумму USD1,642 млрд против USD1,188 млрд в 2017 г. и USD597,3 млн в 2016 г.

По нашему прогнозу, объем поступлений в белорусский бюджет от «перетаможки» 6 млн тонн российской нефти в 2019 г. уменьшится в связи с продолжающимся уменьшением экспортных пошлин на сырую нефть в рамках налогового маневра России.

Начиная с 2020 г. поступления в белорусский бюджет от «перетаможки» 6 млн тонн российской нефти прекратятся, поскольку Россия увеличит ежегодные поставки нефти в Беларусь с 18 млн тонн до 24 млн тонн в связи с ожидаемым завершением модернизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов в ноябре 2019 г. В течение 2019-2024 гг. налоговый маневр в России завершится, и, как следствие, цена российской нефти для Беларуси сравняется с мировыми ценами на нефть.

В этом случае, по нашему прогнозу, экономические потери Беларуси, связанные с проведением налогового маневра, в 2019-2024 гг. будут выглядеть следующим образом: 2019 г. – USD3,057 млрд, 2020 г. – USD4,562 млрд, 2021 г. – USD5,047 млрд, 2022 г. – USD5,532 млрд, 2023 г. – USD6,017 млрд и 2024 г. – USD6,503 млрд (при прочих равных условиях).

Таким образом, суммарно за шесть лет (2019-2024 гг.) потери Беларуси, связанные с проведением налогового маневра, составят огромные, по белорусским меркам, USD30,718 (!) млрд (при прочих равных условиях). Причем, начиная с 2024 г. ежегодные экономические потери Беларуси в результате состоявшегося налогового маневра России будут составлять около USD6,5 млрд, или 10,9%от ВВП Беларуси в 2018 г. (USD59,586 млрд).

По сути, размер фактических и ожидаемых экономических потерь для Беларуси, связанных с проведением налогового маневра России, носит драматический характер. При этом масла в огонь может подлить возможное повышение цены на российский природный газ для Беларуси, начиная с 2020 г. К слову, ранее достигнутые между странами договоренности по цене газа истекают в 2019 г.

По данным Белстата, средняя цена российского газа для Беларуси в январе 2019 г. составила USD130,3 за 1 тыс. куб. м. (см. таблицу 2). В свою очередь, средняя экспортная цена российского газа для всех стран, по данным Росстата, в январе 2019 г. составила USD243,5. В результате соотношение цены российского газа для Беларуси и для всех стран в январе 2019 г., по расчетам BusinessForecast.by, составило 53,5%. В данном случае не исключено, что российская сторона по аналогии с сырой нефтью захочет повысить значение указанного коэффициента, что может быть чревато дополнительными негативными последствиями для экономики Беларуси.

Таблица 2. Динамика показателей, характеризующих поставку российского газа в Беларусь

Период

Средняя цена российского газа, долл. за 1 тыс. куб. м.

Соотношение цены газа для Беларуси и для всех стран, %

Объем импорта российского газа в Беларусь

Для Беларуси

Для всех стран

В натуральном выражении,
млрд. куб. м.

В стоимостном выражении,
млн. долл.

2008

42

353,7

11,9

21

2675,5

2009

50

249,3

20,1

18

2601,2

2010

187,6

268,5

69,9

21,570

4046,0

2011

265,5

338,9

78,3

19,998

5308,7

2012

168,4

348,3

48,3

20,252

3410,8

2013

165,7

335,9

49,3

20,260

3358,1

2014

170,1

313,8

54,2

20,052

3411,0

2015

144,5

225,3

64,1

18,790

2714,8

2016

136,6

157,0

87,1

18,640

2546,9

2017

146,2

181,8

80,4

19,014

2779,2

2018

132,4

222,8

59,4

20,330

2690,8

Январь 2019

130,3

243,5

53,5

2,056

267,9

Источник: собственная разработка на основе данных Национального статистического комитета Беларуси и Федеральной службы государственной статистики России.

Рисунок 2. Динамика средней цены российского газа для Беларуси и для всех стран в 2008-2018 гг., долл. за 1 тыс. куб. м.

Перспективы экономики Беларуси в условиях налогового маневра России

В целом можно выделить следующие негативные последствия для экономики Беларуси, связанные с налоговым маневром России и возможным повышением цены на российский газ.

1) Ожидаемое существенное снижение темпов экономического роста в Беларуси в среднесрочной и долгосрочной перспективе. В частности, международные финансовые организации (включая Международный валютный фонд) в 2019 г., по всей видимости, пересмотрят в сторону заметного понижения прогнозы показателей, характеризующих динамику ВВП Беларуси (темпы роста ВВП в сопоставимых ценах, ВВП в абсолютном выражении в текущих ценах и по паритету покупательной способности, среднедушевой ВВП).

На этом фоне можно ожидать увеличения разрыва между показателями среднедушевого ВВП по паритету покупательной способности в Беларуси и России вкупе с ухудшением позиции Беларуси по этому показателю среди стран СНГ в среднесрочной и долгосрочной перспективе (при прочих равных условиях).

По оценке МВФ, среднедушевой ВВП по ППС в Беларуси в 2018 г. составил USD 20,003 тыс. (см. таблицу 3 и рисунок 3). В то же время, в России этот показатель заметно выше – USD29,267 тыс. Соответственно, разрыв между показателями среднедушевого ВВП по ППС в Беларуси и России в 2018 г. составляет в абсолютном выражении USD9,264 тыс. (или 46,3% в относительном выражении).

Таблица 3. Динамика показателей, характеризующих среднедушевой ВВП по паритету покупательной способности в Беларуси в 2008-2024 гг.

Период

Среднедушевой ВВП по ППС, тыс. долл.

Разрыв между показателями среднедушевого ВВП по ППС в Беларуси и России

Позиция Беларуси среди 11 стран СНГ по среднедушевому ВВП по ППС

В Беларуси

В России

В процентах

В тыс. долл.

2008

14,376

22,982

59,9

8,606

3

2009

14,552

21,345

46,7

6,792

4

2010

15,886

22,556

42,0

6,670

4

2011

17,153

24,175

40,9

7,023

3

2012

17,810

25,523

43,3

7,713

3

2013

18,306

26,406

44,2

8,100

3

2014

18,952

27,063

42,8

8,111

3

2015

18,396

26,645

44,8

8,249

3

2016

18,095

27,002

49,2

8,908

3

2017

18,891

27,964

48,0

9,072

3

2018

20,003

29,267

46,3

9,264

3

2019

20,820

30,284

45,5

9,464

3

2020

21,841

31,468

44,1

9,627

4

2021

22,883

32,686

42,8

9,804

4

2022

23,932

33,934

41,8

10,003

4

2023

25,042

35,266

40,8

10,224

4

2024

26,207

36,668

39,9

10,460

4

Источник: собственная разработка на основе данных Международного валютного фонда.

Рисунок 3. Динамика среднедушевого ВВП по паритету покупательной способности в Беларуси и России в 2008-2024 гг., тыс. долл.

Перспективы экономики Беларуси в условиях налогового маневра России

Кроме того, в данном случае обращает на себя внимание, что по текущему прогнозу МВФ, Беларусь уже в следующем 2020 г. переместится с 3-го на 4-е место среди одиннадцати стран СНГ по среднедушевому ВВП по ППС (после России, Казахстана и Туркменистана). При этом по сравнению с предыдущим прогнозом МВФ, опубликованным в октябре 2018 г., произошло заметное ухудшение прогноза темпов роста ВВП Беларуси в сопоставимых ценах в 2019 г. – с 3,1% до 1,8%.

2) Ожидаемое существенное увеличение дефицита счета текущих операций платежного баланса Беларуси, что может привести к возобновлению понижательного давления на обменный курс белорусского рубля и золотовалютные резервы государства.

К слову, в отчете МВФ по экономике Беларуси, опубликованном в январе 2019 г. по итогам консультаций с властями страны в рамках статьи IV устава фонда, говорится о том, что при текущем размере дефицита счета текущих операций платежного баланса реальный эффективный курс белорусского рубля к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси является переоцененным на 10%.

Поэтому для корректировки дефицита счета текущих операций платежного баланса Беларуси может потребоваться девальвация номинального обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам (при прочих равных условиях).

Вместе с тем, эксперты МВФ предупреждают, что в случае девальвации белорусского рубля может произойти ухудшение относительных показателей внешнего долга резидентов Беларуси (в том числе в процентах к ВВП страны из-за падения долларового эквивалента этого показателя), уменьшение золотовалютных резервов государства и обострение рисков, связанных с ухудшением валютной ликвидности банковского сектора страны.

По данным Национального банка, совокупный внешний долг резидентов Беларуси в 2018 г. снизился на USD885,5 млн (или на 2,2%) до USD39,044 млрд на 1 января 2019 г., что составляет 65,5% к ВВП страны. Таким образом, относительный показатель внешнего долга резидентов Беларуси по прежнему превышает порог экономической безопасности (не более 60% к ВВП).

3) Возможное появление дефицита государственного бюджета в результате существенного уменьшения поступлений в форме акцизов и экспортных пошлин на нефтепродукты.

В данном случае для компенсации выпадающих доходов и финансирования дефицита бюджета может потребоваться привлечение новых внешних заимствований вкупе с рефинансированием ранее накопленного внешнего государственного долга. Однако в текущей ситуации возможности дальнейшего наращивания внешнего государственного долга Беларуси выглядят ограниченными.

4) Ожидаемый существенный рост цен на бензин и дизельное топливо для населения и предприятий.

По нашим оценкам, цены на бензин и дизельное топливо в Беларуси в 2019-2024 гг. могут возрасти в долларовом эквиваленте, по меньшей мере, в полтора раза.

Рост цен на бензин и дизельное топливо будет способствовать повышению темпов инфляции и падению реальных денежных доходов населения. При этом соответствующее увеличение затрат белорусских предприятий может негативно сказаться на их конкурентоспособности на внутреннем и внешних рынках.

С другой стороны, рост цен на бензин и дизельное топливо в текущей ситуации рассматривается в качестве поддержки финансового положения белорусских нефтеперерабатывающих заводов.

К слову, в России для компенсации негативного влияния налогового маневра на нефтепереработку предусмотрены серьезные адресные льготы для нефтеперерабатывающих заводов, в том числе в форме отрицательных (обратных) акцизов на нефть и дополнительных демпфирующих акцизов к ним. Так, в случае демпфирующих акцизов при росте мировых цен на нефть и нефтепродукты российский бюджет будет компенсировать НПЗ 50% разницы (в 2019 г – 60%) между экспортной ценой и условной расчетной внутренней ценой.

В данном случае такой подход позволит избежать резкого роста цен на топливо на внутреннем рынке России и обеспечить рентабельность российских нефтеперерабатывающих заводов на текущем уровне.

Компенсация в обмен на интеграцию

В сложившейся ситуации Беларусь заинтересована в том, чтобы Россия компенсировала белорусским НПЗ негативные последствия налогового маневра. Однако российская сторона готова рассматривать этот вопрос при условии углубления интеграции между Беларусью и Россией в формате Союзного государства.

В результате стороны создали Российско-белорусскую рабочую группу по реализации положений Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г. Российская сторона подготовила и передала Беларуси конкретные предложения в части дальнейшего развития интеграции между странами. В ответ Беларусь направила встречные предложения.

К сожалению, на данный момент содержание предложений обеих сторон неизвестно, поэтому сложно судить, насколько они отвечают национальным интересам Беларуси. Однако можно предположить, что предложения российской стороны нацелены на более тесную координацию действий Беларуси и России в экономике, политике и военной сфере.

С точки зрения углубления экономической интеграции предложения российской рабочей группы могут затрагивать вопросы, связанные с проведением единой денежно-кредитной, валютной, налоговой, промышленной и сельскохозяйственной политики в Союзном государстве.

При этом может быть актуализирован вопрос о введении в Союзном государстве единой валюты.

В данном случае следует напомнить, что статьей 1 Соглашения о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г. было предусмотрено, что роль единой денежной единицы Союзного государства с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2007 г. будет выполнять российский рубль. Статья 8 указанного документа предусматривала введение с 1 января 2008 г. единой денежной единицы Союзного государства на основе соглашения между Беларусью и Россией.

Вместе с тем, на наш взгляд, на современном этапе более предпочтительным выглядит создание валютного союза с единым эмиссионным центром и единой валютой внутри Евразийского экономического союза с учетом накопленного опыта Европейского союза. В этом случае у единой евразийской валюты будет больший экономический потенциал, в том числе в сфере ее интернационализации, предусматривающей использование единой валюты ЕАЭС в расчетах с третьими странами.

При этом в качестве промежуточной меры на пути к единой евразийской валюте целесообразным выглядит рассмотрение вопроса о том, чтобы разрешить юридическим лицам – резидентам ЕАЭС осуществлять внутренние безналичные расчеты во всех национальных валютах государств – участников ЕАЭС, что позволит ускорить расчеты, снизить издержки на конвертацию валют и расширить возможности субъектов хозяйствования и банков в части управления валютными рисками.

В данном случае юридические лица, являющиеся резидентами Беларуси, при необходимости смогут осуществлять внутренние безналичные расчеты друг с другом не только в белорусских рублях, но и в российских рублях, казахстанских тенге, киргизских сомах и армянских драмах. Соответственно, у юридических лиц, являющихся резидентами остальных государств ЕАЭС, появится возможность осуществлять внутренние безналичные расчеты в том числе в белорусских рублях.

Для справки. Россия в 2018 г. оплатила 82,4% белорусского экспорта российскими рублями, 0,9% – белорусскими рублями, 10,8% – долларами США, 5,6% – евро и 0,3% остальными валютами. В свою очередь, Беларусь в 2018 г. оплатила 79,2% российского импорта российскими рублями, 0,7% – белорусскими рублями, 10,3% – долларами США, 9,7% – евро и 0,03% остальными валютами.

Выводы

На наш взгляд, одна из основных целей региональной интеграции должна заключаться в устойчивом долгосрочном повышении показателей среднедушевого ВВП по ППС в Союзном государстве и ЕАЭС вкупе с сокращением существующего разрыва между показателями Беларуси и России за счет выравнивания условий деятельности для резидентов двух стран (включая создание единого рынка энергетических товаров).

В целом дальнейшее развитие интеграционных процессов должно основываться на учете национальных интересов и безусловном соблюдении принципов равноправности и независимости государств – участников СГ и ЕАЭС. При этом сама дискуссия о перспективах евразийской интеграции должна носить открытый и прозрачный характер (в том числе с привлечением независимых экспертов и СМИ).

Наконец, при разработке основных направлений евразийской интеграции целесообразным выглядит использование опыта Европейского союза, в котором сейчас происходит модернизация модели европейской интеграции на основе создания четырех союзов: обновленного Экономического и валютного союза, Финансового союза (Банковский союз + Союз рынков капитала), Налогового союза и отдельных элементов Политического союза. Причем необходимо иметь ввиду, что в новой стратегии интеграции ЕС евро рассматривается не просто как единая валюта, а как символ финансово-экономического и политического единения всех стран ЕС.