Прошло ли время выбора?

Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф – 7

Диктаторы не верят в законы природы. Если он всевластен и сам диктует законы в государстве, то какие еще могут быть законы выше него? Разве что он получил приличное образование, то в законы физики еще иногда может поверить. А вот законов экономики и социума для таких не существует. Хотя они иногда могут и согласиться на словах с такими законами (ради кредита МВФ, к примеру), но признать их не могут по своей природе.

Вот он снова пытается решить проблемы сельского хозяйства присоединением колхозов к заводам, которые и сами весьма проблемны. Хотя законы экономики прямо говорят: это значит угробить и то и другое. «Пристежка» колхозов к МАЗу и МТЗ, а их самих к – к IT-сфере – это не решение проблемы и даже не выбор пути решения проблемы. Это очередная попытка уклониться от выбора. Которая, согласно законам природы, которые существуют вне зависимости от того, верит в них «вождь» или нет, должна привести только к ухудшению ситуации. Впрочем, на тему симбиоза «завод-колхоз-битикоин» импло бы смысл поговорить отдельно, сейчас же хотелось бы обратиться к теме белорусско-российской интеграции.

Согласно теории катастроф, динамическая система не может долго находится в промежуточном, неустойчивом состоянии, иначе говоря, в точке бифуркации. Поэтому неизбежен переход к более устойчивому состоянию, новому аттрактору. И таких устойчивых аттракторов обычно ограниченное число. В принципе, альтернатив у ЕАЭС, евразийского аналога ЕС, немного и аналогичны оны перспективам фактически впавшего в кому Союзного государства России и Беларуси. Не в том смысле, что новая интеграционная структура тоже обязательно зачахнет, а в том смысле, что вариантов тоже только два. Об этом мне уже приходилось говорить ранее. Очевидно, что исход ограничен: возможно либо единое государство, либо два независимых. Так что выбор в пользу того или иного варианта был неизбежен, и всякая попытка затянуть его, как гласит теория катастроф, приведет лишь к ухудшению ситуации (см. Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф; Что ожидает Евразийский Союз, Или белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф – 6).

Сегодня предпринимаются попытки реанимации СГ. Хотя смысл от этого не изменился, последние события теорию только подтверждают. Не может быть единого государства состоящего из независимых государств. Либо единое либо несколько независимых, пусть даже и очень дружественных и с открытыми друг для друга границами и рынками. К слову, и Европейский союз, как лично мне кажется, наиболее успешно функционировал, когда он был еще не ЕС, а «общим рынком», как тогда неформально объединение называлось. Когда интеграция перешла в политическую сферу, стали нарастать противоречия между независимыми частями Союза. Теперь и там, в принципе, два варианта: или де-факто единое государство со столицей в Брюсселе, или возврат к экономическому союзу независимых государств. Средний вариант представляет собой неустойчивое положение.

В Беларуси выбор вроде бы сделан в пользу независимости. В своем ежегодном послании к народу и парламенту А. Лукашенко резко прокомментировал идею вхождения Беларуси в состав России: «Вы знаете, много сейчас болтовни, вот Беларусь куда-то включат, Беларусь поделят и прочее. Да невозможно это сегодня сделать, потому что они уже родились в свободной и независимой Беларуси. И тот, кто сегодня посмеет уничтожить Беларусь, сам по себе – президент, правительство – они будут прокляты нашим белорусским народом».

Но пока это только слова. В действительности рабочие группы по «углублению интеграции» работают и соответствующие проекты документов разрабатываются. И Россия прямо указывает, что никакого выбора наша власть еще не сделала. А заявлений, часто противоречащих друг другу, наш глава государства делал и делает немало. Посол РФ Михаил Бабич в интервью РИА Новости призвал Беларусь определиться с форматом интеграции и заявил, что нужно выполнять договоренности, а не обмениваться упреками в экономической сфере. «Главное, что надо о чем-то договориться и начать эти договоренности исполнять, чтобы не получилось, как с Союзным договором: написано про одно, делаем другое, а говорим иногда про третье», – заявил посол. Посол также подчеркнул, что Россия не предлагала Беларуси вступать в ее состав и повторил, что если в Минске не хотят развития Союзного государства, то можно «развивать любой другой интеграционный формат отношений». При этом, по словам дипломата с 2000 по 2010 год уровень «ежегодной финансовой поддержки Беларуси или выпадающих доходов РФ» был в диапазоне от сотен миллионов до USD2-3 млрд. Бабич добавил, что тогда правовых и финансовых возможностей для этого хватало. Но теперь, по оценке дипломата, сумма выросла до USD5-6 млрд в год.

Стоило бы сделать четкий выбор, пока еще предлагают. Причём, как мне кажется, следовало бы предпочесть второй вариант. Правда, в этом случае дотации и преференции снизятся до уровня Кыргызстана там или, скажем, Армении. То есть значительно. Это нашу власть не устраивает, она предлагает свой формат. Дотации на уровне региона России, но с сохранением полной независимости. Так быть не может в принципе, во всяком случае бесконечно. И практика начинает подтверждать теорию.

Да, наш правитель обладает «великим даром» уходить от реального решения проблем. Иногда даже создается впечатление, что в нарушение законов природы. Но это не так, эти законы носят статистический характер, то есть «время Ч» в них не предопределено. Иными словами развязку можно оттянуть, но ее невозможно избежать. Вот он сумел затянуть решение проблемы на 12 лет, если отталкиваться от 2007 года. Решать проблему все равно придется, но чем дальше оттягивать решение, тем хуже будут условия. Иными словами, если проблема не решается, то она усугубляется. Иногда доходит до катастрофического сценария. Во всяком случае, так гласит теория катастроф.

Итак, затягивание выбора приводит только к тому, что его все равно придется совершать, но в гораздо худшей ситуации. Впрочем, возможно многие надеются, что этот выбор ляжет на плечи уже другой власти?