Внешнеполитический опыт Армении: «и Россия, и ЕС»

Балансирование между евразийской и европейской интеграциями

Государства постсоветского пространства в тот или иной момент делали выбор между Россией и Западом. Внешняя политика стала выстраиваться по принципу «или Россия, или ЕС». Однако пример отношений Армении с Россией и ЕС показывает, что внешняя политика всё же может быть выстроена по принципу «и Россия, и ЕС», но в таком случае государство не может получить все выгоды от сотрудничества с обоими акторами.

Основой актуальных отношений ЕС и Армении служит незавершённый процесс ратификации Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве между Арменией и ЕС. Данное соглашение было подписано по итогам саммита Восточного партнёрства 2017 года, а его ратификация была осуществлена в апреле 2018 года. Условно оно вступило в силу с 1 июня 2018 года. На данный момент документ ратифицировали парламенты только 10 из 28 стран-членов ЕС – Эстония, Латвия, Литва, Польша, Болгария, Люксембург, Великобритания, Румыния, Дания и Мальта. 21 января 2019 года Европейский совет зарегистрировал ратификацию соглашения Великобританией.

Посол ЕС в Армении Пётр Свитальский заверяет, что «процесс ратификации идёт нормально. Обычно ратификация соглашений ЕС занимает 2-3 года, поэтому нет причин для беспокойства. Вместо этого мы предлагаем сосредоточиться на реализации уже действующих положений». 80% положений вступили в силу и не нуждаются в ратификации, однако Армения не использует возможности, предоставляемые той частью соглашения, которая уже вступила в силу.

Тем не менее, по словам многих армянских экспертов, в 2019 году окончательная ратификация всеми странами ЕС не будет завершена.

На замедление процесса влияет факт прошедших 9 декабря 2018 года парламентских выборов в Армении, на которых политический альянс, возглавляемый нынешним премьер-министром Армении Николом Пашиняном, получил более 70% голосов. Следовательно, в парламенте Армении находятся новые люди, вовлечённые в процесс ратификации cоглашения с ЕС. С другой стороны, страны-члены ЕС хотят изучить политические изменения в Армении и понять, что это означает для отношений Армении с ЕС.

Вице-президент Европейского парламента считает, что ЕС сосредоточен на ожидаемых выборах в Европарламент. Власти Армении заняты внутренними проблемами и не проявляют большого интереса к процессу ратификации соглашения.

По мнению Заместителя председателя Республиканской партии Армении Армена Ашотяна, после смены власти соглашение Армении и ЕС столкнулось не только с серьёзными проблемами в отношении его применения и осуществления реформ, но и утратило политическое значение и ценность. Он отметил, что у нового правительства не было времени одобрить дорожную карту для выполнения соглашения в 2018 году. К тому же, было добавлено, что проект дорожной карты, представленный правительством в Брюсселе, подвёргся резкой критике, и возникла необходимость его уточнения.

Следует отметить, что Армения является примером государства, внешнеполитическая позиция которого менялась с пророссийской на прозападную.

Армения всегда имела репутацию союзника России. Российское правительство считает бывшую советскую республику как естественную сферу влияния. В нагорно-карабахском конфликте с Азербайджаном Россия поддерживает Армению в военном отношении. Россия поставляет Армении газ по более низким ценам. Армения участвует в евразийских интеграционных проектах, а также размещает российскую военную базу на своей территории.

Однако это не мешает Армении участвовать в Европейской политике соседства и Восточном партнёрстве. В 2005 году Армения подписала план партнёрства НАТО, который обновляется каждые два года. Пятая и последняя версия была ратифицирована в начале 2017 года, и за это время армянские войска приняли участие в операциях НАТО от Косово до Афганистана и Ирака.

В 2013 году Армения была готова подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, которое предполагало вхождение Армении в общую и всеобъемлющую зону свободной торговли. Накануне подписания прошла встреча президентов Армении и России, после которой Армения отказалась от подписания соглашения с ЕС и заявила о вступлении в ЕАЭС. Пункт о свободной торговле Армении с ЕС противоречил интересам России. Более того, ЕС настаивал на том, что любое последующее соглашение будет отдалять Армению от евразийской интеграции. Также повлиял контекст надвигающегося украинского кризиса, когда Киев был ещё претендентом на вступление в Таможенный союз.

После такого решения европейский вектор во внешней политике Армении был ослаблен.

Интересно, что переговоры по соглашению об ассоциации велись с Брюсселем ещё с 2010 года. В рамках переговоров Армения уже ввела ряд реформ, направленных на приведение своего законодательства в соответствие со стандартами ЕС. По сравнению с переговорами других стран о подобных соглашениях с ЕС, например, Украины и Грузии, переговоры с Ереваном не столкнулись с какими-либо серьёзными трудностями, и Брюссель даже похвалил его за эффективную подготовку государства к интеграции с общим рынком ЕС.

Пророссийский выбор главным образом объясняется гарантиями безопасности со стороны России – база на границе Армении с Турцией и помощь Москвы в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. ЕС и НАТО не готовы предоставить подобные гарантии Армении. Такие аргументы могли быть достаточными для России, чтобы не допустить Соглашения об ассоциации Армении с ЕС.

В то же время у Армении сохраняется интерес к сближению отношений с ЕС. Во-первых, это экономический интерес, поскольку ЕС является важным партнёром для технологического развития и торговли. Во-вторых, политический интерес, связанный с тем, чтобы помешать Азербайджану и Турции монополизировать дебаты по Нагорному Карабаху в Брюсселе.

Таким образом, Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве служит своего рода компромиссом для Армении и России. В нём нет пункта о свободной торговле, что не нарушает регуляций ЕАЭС. Но и реального эффекта в экономическом плане соглашение не может предоставить.

Выходит, что в определённой степени Армения смогла выбрать и Россию, и ЕС с учётом членства государства в ЕАЭС.

Армения является членом ЕАЭС уже четыре года, а в 2019 году страна является председателем организации. За время её членства в ЕАЭС объём торговли с союзными государствами вырос более чем в полтора раза.

26 января 2019 года во время выступления в штаб-квартире Евразийской экономической комиссии Никол Пашинян заявил, что выработка скоординированной энергетической политики, подразумевающей «решение чувствительного вопроса ценообразования на энергоресурсы», станет приоритетом начавшегося 1 января председательства Армении в органах ЕАЭС. Был сформирован лозунг о необходимости «экономической революции».

В интервью для EuronewsПашинян отметил, что «во внешней политике никаких радикальных изменений не будет. Однако особое внимание будет уделяться Евразийскому экономическому союзу. Поскольку это огромный рынок для армянского бизнеса. У нас есть и Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве с Евросоюзом. Это поможет нам заключить соглашение о реформе социальной и политической жизни Армении».

Россия по-прежнему является главным иностранным инвестором для Армении. Однако Армения стремится к экономической диверсификации.

На прошедшем Всемирном экономическом форуме в Давосе Пашинян провёл переговоры с представителями различных европейских государств. Европейские лидеры выразили готовность способствовать демократическим преобразованиям в Армении, но о конкретных мерах пока неизвестно. Пашинян считает, что подписание Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве с ЕС даёт все возможности для иностранных инвесторов начать свой бизнес в Армении. Однако сама Армения не ведёт активную работу над имплементацией соглашения.

Таким образом, является ли Армения государством, сумевшим найти баланс между отношениями с Россией и ЕС?  Или угроза давления России всё же есть?

Россия не особенно симпатизирует новому армянскому правительству. С 1 января 2019 года цена российского газа для Армении выросла на 10 %, что не является положительным знаком для двусторонних отношений.

Политический блок «Елк» («Выход») под руководством Ниикола Пашиняна активно ставил вопрос о выходе Армении из ЕАЭС, но после прихода к власти в прошлом году Пашинян отказался от такой антиевразийской риторики.

В то же время на встрече президентов России и Армении 27 декабря 2019 года в Москве Путин сказал об отношениях с Арменией, что «это по-настоящему союзнические отношения, наполненные достаточно большим содержанием». Пашинян выразил пророссийские настроения: «Мы намерены развивать наши отношения по всем направлениям». Он также добавил: «Мы настроены на дальнейшую интеграцию в рамках Евразийского экономического союза, и мы очень серьёзно относимся к нашему председательству в Евразийском экономическом союзе».

После таких заявлений можно было бы даже говорить об усилении пророссийской позиции Армении. Но в большей степени новое руководство Армении пытается сохранить выгоды, получаемые от ЕС и ЕАЭС, не выбирая ту или иную сторону.

25 января 2019 года Пашинян снова посетил Москву, для того чтобы выступить в штаб-квартире ЕАЭС. Однако Путин отказался встречаться с лидером Армении, сославшись на занятый график. Это ещё раз демонстрирует отсутствие особой расположенности России к новому руководству Армении.

Эксперт Московского центра Карнеги Сергей Маркедонов считает, что на Южном Кавказе внешняя политика не может быть сведена к диаметральному выбору между Россией и Западом или конкуренции систем ценностей. Вместо этого есть необходимость внешней диверсификации.

Армения хоть и пытается вести сбалансированную внешнюю политику, но её главным стратегическим союзником всё ещё остаётся Россия. Армения будет и дальше стремится развивать свои отношения с другими акторами, в частности с ЕС, НАТО и США, но есть барьеры, которые она не готова пересечь.

Тем не менее Армения сумела балансировать между евразийской и европейской интеграциями и получать определённые выгоды от обеих интеграций, в отличие от других стран Восточного партнёрства.