Запрос на депутатскую самостоятельность пока не поступил

«Спящий» орган власти: замечательное единодушие

Палата представителей в 2018 году оставалась «спящим» органом власти, молча проглотившим назначение президентом премьер-министра без предварительного согласования его кандидатуры с парламентом. Самостоятельность депутаты в основном проявляли в вопросах к правительству, а не законопроектной деятельности. 

Основным субъектом законодательной инициативы в 2018 году в Беларуси было правительство (84% всех законопроектов), а депутаты по этому показателю почти приблизились к президенту.

Субъекты законодательной инициативы в 2018 году

сессия /субъект

Совет министров

президент

депутаты Палаты представителей

члены Совета республики

Четвертая сессия (с 02.04.2018 по 29.06.2018 )

83,10%

11,27%

4,23%

1,41%

Пятая сессия (с 02.10.2018 по 20.12.2018 )

85,71%

5,71%

7,14%

1,43%

Среднее за год

84,40%

8,51%

5,67%

1,42%

Ежегодно президент своим указом утверждает план законопроектной деятельности на год и все субъекты законодательной инициативы действуют во исполнение этого плана. Исключение составляют лишь главным образом депутаты Палаты представителей член оппозиционной Объединенной гражданской партии Анна Канопацкая и председатель Общества белорусского языка Елена Анисим, которые самостоятельно или в партнерстве со структурами гражданского общества разрабатывали собственные законопроекты.

Однако система согласования таких инициатив в Палате представителей и иных госорганах успешно противостоит любым внеплановым активностям депутатов. Кстати, Елене Анисим не удалось получить согласие коллег в Овальном зале и по внутреннему вопросу. Она предлагала внести поправку в регламент о процедуре внесении законопроектов чтобы документы готовились не на одном из государственных языков, а на двух сразу.

Судя по базе данных законопроектной деятельности, фильтр внеплановости удавалось пробивать преимущественно руководителям комиссии по экономической политике Палаты представителей – ее председателю Владиславу Щепову (беспартийный, до избрания был деканом экономического факультета Гомельского государственного университета) и его заместителям: первому секретарю ЦК Компартии Беларуси Алексею Соколу, члену Белорусской патриотической партии Леониду Бричу (был гендиректором ОАО «Берестейский пекарь») и беспартийному Сергею Земченку (был директором ОАО «Поставымебель»). Впрочем, есть законопроекты, помеченные как выдвинутые «группой депутатов», поэтому все может быть не так однозначно.

Максимальный протестный потенциал депутатского корпуса этого созыва проявился 23 ноября 2017 года, когда 10 депутатов проголосовали «против» и 8 воздержались, а 92 были «за» при голосовании в первом чтении поправок в закон «О международных договорах». Статья 19 этого закона предусматривает отмену ратификации договоров, направленных на привлечение в Республику Беларусь ресурсов международных организаций. Суть поправки: позволить белорусскому руководству брать кредиты от международных организаций быстро (ратификация соглашения по обычной процедуре занимает около 9 месяцев) и тихо (президент свой указ подписывает без публичного обсуждения).

Тогда, в 2017 году некоторые депутаты публично возмущались, что речь идет об урезании и без того не очень обширных полномочий Палаты представителей. Однако 19 апреля 2018 года, когда этот законопроект принимали в окончательном втором чтении, то он уже возмущений не вызвал.

10 апреля 2018 года, выступая перед сотрудниками госСМИ, президент Беларуси Александр Лукашенко обмолвился: «Считаю, что некоторые функции от президента должны перейти к другим ветвям власти». Чтобы читатели не подумали не дай Бог, что речь идет об усилении парламента, агентство БЕЛТА уточнило: «Особенно, по его мнению, надо усилить роль исполнительной власти».

Как бы то ни было, с усилением правительства, президент 18 августа 2018 года подписал указ № 327, которым назначил нового премьер-министра Сергея Румаса«с последующим согласованием его назначения с Палатой представителей». В данном случае речь точно не идет об усилении роли парламента, так как Палата представителей связана по рукам и ногам сроками проведения своих сессий (указаны в Конституции) и в неурочное время не может собраться и принять решение самостоятельно – только если президент своим указом созовет внеочередную сессию.

Более того, статья 106 Конституции предусматривает, что «Премьер-министр назначается Президентом Республики Беларусь с согласия Палаты представителей. Решение по этому вопросу принимается Палатой представителей не позднее чем в двухнедельный срок со дня внесения предложения по кандидатуре Премьер-министра». Однако глава государства не вносил депутатам предложение по кандидатуре, а сразу назначил премьер-министра, несколько месяцев спустя получив согласие депутатов.

2 октября 2018 года открылась осенняя сессия Палаты представителей, но вопрос о смене правительства депутаты рассмотрели только 5 октября. Вполне ожидаемо, что депутаты одобрили назначение премьер-министра подавляющим большинством: 105 «за», 1 «против».

В этом, как и во многих других случаях, единственным голосующим «против» была Анна Канопацкая. Она активно работает в составе комиссии по экономической политике и, наверное, достигает каких-то невидимых извне побед при оттачивании формулировок в коллегиально подготавливаемых законопроектах.

Впрочем, из поста в Фейсбуке Анны Канопацкой можно узнать и о публичных достижениях: «несомненный успех – это отмена в Уголовном кодексе статьи 234 «Лжепредпринимательство». Это была одна из первых моих законодательных инициатив в качестве депутата совместно с экономистом Ярославом Романчуком, с которым у меня с тех пор сложились хорошие и эффективные рабочие отношения. По ней был организован круглый стол в Палате представителей, на котором без преувеличения ожесточенное сопротивление моему предложению оказали и МВД, и КГК. Позиция этих органов тогда казалась многим железобетонной и непоколебимой. Но не прошло и двух лет, как с моей подачи удалось сделать невозможное. Скажите честно, кто тогда в 2016 году после этого круглого стола думал, что Канопацкая сможет реализовать свою инициативу?».

Нужно отметить, в 2018 году Канопацкая совершила и своего рода подвиг открытости для белорусского парламентария: она выложила в свободный доступ текст законопроекта о бюджете Беларуси на 2019 год 24 октября 2018 года – за несколько месяцев до того, как это сделал Минфин. В итоге получилась любопытная ситуация, когда все независимые СМИ проанализировали проект, а госСМИ были вынуждены ждать получения его по официальным каналам.

Показательно, что 17 декабря 2018 года так называемое «нулевое чтение» проекта бюджета и поправок в Налоговый кодекс, когда на расширенном заседании профильной комиссии у депутатов есть возможность подробно обсудить законопроект с разработчиками до вынесения его для голосования в Овальном зале, прошло без текстов документов. «Ни обсуждения, ни нулевого чтения не было по одной простой причине – отсутствие предмета обсуждения, окончательных текстов проектов бюджета и Налогового кодекса. Сложно обсуждать то, чего нет... Однако чиновники лишь зачитали свои доклады, содержащие общие фразы и формулировки, вызвав достаточное количество вопросов..., как по кодексу, так и по бюджету», – пишет Канопацкая. По ее словам, окончательные тексты законопроектов появились лишь за 40 минут до заседания сессии Палаты представителей и были датированы задним числом – якобы депутаты имели возможность их прочитать накануне. Впрочем, на голосовании 18 декабря это дело никак не сказалось.

В целом 2018 год был отмечен большей открытостью Палаты представителей по сравнению с предыдущим годом – это касается и парламентских слушаний с привлечением заинтересованных игроков рынка, и личный прием депутатами и даже руководителями комиссий представителей структур гражданского общества, оппозиции и даже незарегистрированной гражданской инициативы «Движение матерей 328», объединяющей женщин, чьи дети были осуждены по антинаркотической статье 328 УК РБ.

Но большая открытость пока заключается в готовности слушать, а не услышать и согласиться. Так было с внесением поправок в закон «О СМИ», так было и с обещанным смягчением наказания по статье 328 УК РБ – они были исключены из законопроекта по изменению УК РБ (в процесс принятия решения якобы вмешались МВД и Верховный суд, высказавшиеся против).