Трудно ли стать «тунеядцем»?

В обновленный список «тунеядцев» попало 500 тыс. человек

Органы по труду, социальной защите, внутренних дел и ведомства по налогам и сборам составили полный список лиц, которые официально не участвуют в экономике. Каждый «тунеядец» идентифицируется в списке по важнейшим индивидуальным качествам, характеризующим не только его социально-экономическое положение и статус в обществе, но и отношение к половозрастной группе, семейное положение и пр.

Утверждают, что проделанная чиновниками работа отвечает требованиям декрета «О содействии занятости населения», нацеленного на максимальное выявление не занятых в экономике и оказание им помощи в трудоустройстве. Соответствующими комиссиями местных властей, которые, используя данный список, дойдут до каждого: одних их трудоустроят, других обяжут к полной оплате ЖКХ, а третьим, не сумев найти им работу, позволят оплачивать коммунальные услуги по-прежнему, как все.

Приступая к составлению списка, начальник управления политики занятости Минтруда Олег Толкун так высказал свое отношение к этому делу: «Если человек не работает, не учится, не воспитывает детей, то надо его привлекать на рынок труда». По его мнению, речь идет о сущей безделице. Мол, действие распространяется на 250 тысяч человек. Государство не имеет представления, чем эти людишки занимаются. Так вот пусть полюбуется.

Отмечу, что выражение «привлекать на рынок труда» некорректно, выпадает из лексикона экономики как науки. Но у нас в управлении экономикой все еще преобладают административные методы. За последние четверть века командно-административная система в нашей стране только укреплялась и в настоящее время приобрела самый завершенный вид. В такой системе в результате конкуренции бюрократических структур за выполнение и перевыполнении плановых заданий возникает синергетический эффект, который приводит в итоге к удивительным результатам.

В обновленный список «тунеядцев» попало около 500 тысяч человек – вдвое больше, чем предполагалось вначале. Разумеется, и 250 тысяч много, а 500 тысяч для небольшой белорусской экономики недопустимо много. Если учесть, что по официальным данным, в экономике занято 4,33 млн человек, то окажется, что среди трудоспособных лиц каждый десятый не может или не хочет иметь официальную занятость. Не платит подоходный налог, не производит отчислений в ФСЗН, не рассчитывает на пенсию, предпочитает формировать свой собственный пенсионный фонд.

Разумеется, при таком массовом и тщательном подсчете не может не быть исключений. Например, при советской власти священников вообще не относили числу экономически активного населения. Но они не считались тунеядцами. Сегодня численность священников многократно возросла, но по декрету их, а также семинаристов, членов монастырей и монашеских общин, нельзя отнести к «социальным иждивенцам». Незанятыми, но не тунеядцами, являются спортсмены, включая олимпийских чемпионов, военнослужащие в любой должности и звании во время службы, их жены. Женщины, воспитывающие детей до 7 лет, ребенка-инвалида до 18 лет или же троих или более несовершеннолетних детей.

И в каждом конкретном случае могут возникнуть исключения. Допустим, с женщиной, ребенку которого исполнилась 7 лет, а она вновь забеременела, но еще не родила. Что ж, объявлять ее тунеядкой, вызывать в комиссию по трудоустройству, выписывать на нее повышенную жировку?

А взять сельских жителей, которые чаще всего становятся тунеядцами ввиду почти полного отсутствие официального трудоустройства. Но ведь у многих из них имеются приусадебные участки, которые ими худо-бедно обрабатываются, какой-никакой доход приносят.

И так – почти по всему тексту декрета. На каждое положение множество исключений. И то, и противоположное очевидно, но для подтверждения требуется обращение к исполкомовской комиссии. Например, при увольнении с работы по любой причине следует предъявить комиссии документ об увольнении, который в течение квартала будет подтверждать ваш «нетунеядский» статус.

Вообще, к занятым относятся все собственники жилья, гаражей, любой недвижимости производственного назначения, сдаваемых в аренду, за которую выплачивается налог. То есть живущим от собственности, от дивидендов, вообще выплачиваемым налог от предпринимательской деятельности, официально работающим за рубежом можно не опасаться быть внесенным в этот проскрипционный список.

Создается такое впечатление, что в Беларуси тунеядцем стать трудно, почти невозможно. Как и трудно стать классическим безработным, которого по закону увольняют по объективным причинам, выплачивают трехмесячное выходное пособие и адекватное пособие по безработице. Например, чиновники сетуют, что безработные редко обращается в службу занятости. Опасаются, что стоит повысить пособие, численность безработных резко возрастет. А это ухудшит политический имидж режима. К тому же до нуля сведет сам пафос «тунеядских декретов».

Население живет ожидаем, когда наконец ненасытное коммунальное хозяйство выйдет на самоокупаемость. Но в это не верят даже сами чиновники. Они так и заявляют: цель декрета не в пополнении бюджета, а в том, чтобы «дойти до каждого человека», убедить его в том, что он должен работать.

Тот, у кого есть деньги, легко оплатит повышенные тарифы и не пойдет на белорусский рынок труда, который покупает почти исключительно дешевую рабочую силу. Было бы иначе – декрета бы такого не появилось. Если в стране на самом деле такая официальная низкая безработица, то государственную службу следует существенно сократить, а многие структуры, где работы для населения практически нет, просто ликвидировать. Опасаясь этого, чиновники возобновили советскую практику борьбы с тунеядцами на свой манер. На более высокой ступени бюрократического развития.

Создали автоматическую базу, в которую включили полмиллиона человек, и обеспечили себя работой, выявляя конкретные исключения из этой массы. Типа жена гражданина, работающего за рубежом, должна предоставить в комиссию справку, что он работает именно там, за рубежом, и присылает ей деньги, которые она тратит на горячую воду и отопление.

А многие тунеядцы в сельской местности до сих пор живут без горячей воды и без отопления, отапливаются дровами, имеют удобства за углом. Что они должны оплачивать по полному тарифу? Дым из трубы? Еще одно исключение?

Я к тому, что создание базы «тунеядцы» – дело сложное, хлопотное и бесполезное. Тунеядцы иногда обладают изрядным интеллектом и повышенной социальной и пространственной мобильностью. Как сказал бы Остап Бендер, разбегаются как тараканы. давно и успешно осваивают вблизи лежащие рынки труда, а нередко добираются и до Америки с Австралией с Новой Зеландией. Что им трудности руководителя государства и его правительства?