Декрет №1: способ не потерять лицо или бомба замедленного действия?

Как заставить платить «тунеядцев»?

С 1 декабря 2018 г. в Беларуси заработала база данных трудоспособных граждан, не занятых в экономике. Подразумевается, что это станет одним из финальных шагов в уже многолетней войне против «тунеядцев», начатой с подписанием Декрета Президента Республики Беларусь 2 апреля 2015 г. №3 «О содействии занятости населения».

Основными нормативными актами, с помощью которых государство пытается решить «тунеядский» вопрос, помимо самого Декрета, значительно измененного в редакции от 25.01.2018 №1, стали следующие нормативные правовые акты:

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 22.02.2018 № 142 «Об утверждении Положения о порядке отнесения территорий к территориям с напряженной ситуацией на рынке труда и внесении дополнений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 31 декабря 2017 г. № 1053»;

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 26.02.2018 № 154 «Об определении прогнозных показателей в области содействия занятости населения на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 31.03.2018 № 239 «Об утверждении Положения о порядке отнесения трудоспособных граждан к не занятым в экономике, формирования и ведения базы данных трудоспособных граждан, не занятых в экономике, включая взаимодействие в этих целях государственных органов и организаций»;

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 31.03.2018 № 240 «Об утверждении Примерного положения о постоянно действующей комиссии по координации работы по содействию занятости населения»;

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 24.04.2018 № 314 «Об определении услуг, предоставляемых трудоспособным гражданам, не занятым в экономике, по ценам (тарифам), обеспечивающим полное возмещение экономически обоснованных затрат на их оказание, и об условиях их предоставления».

Сам Декрет декларирует достаточно широкий спектр мер по обеспечению всеобщей занятости: введение соответствующих прогнозных показателей; организация временной занятости и обучения безработных; оказание консультативной помощи; предоставление финансовой поддержки для начала занятием предпринимательской деятельностью; проведение профилактической работы; введение понятия «территории с напряженной ситуацией на рынке труда»; создание базы данных трудоспособных граждан, не занятых в экономике.

Несмотря на целый ряд позитивных деклараций, механизмы их реализаций остались крайне туманными, за исключением совершенно конкретного последствия для лиц, включенных в указанную базу данных: «Начиная с 1 января 2019 г. трудоспособные граждане, не занятые в экономике, оплачивают услуги, определяемые Советом Министров Республики Беларусь, по ценам (тарифам), обеспечивающим полное возмещение экономически обоснованных затрат на их оказание (далее – услуги с возмещением затрат), после включения этих граждан в список трудоспособных граждан, не занятых в экономике, оплачивающих услуги с возмещением затрат».

Кроме того, правительство попыталось ограничить ряд других экономических прав «тунеядцев», в частности, право на получение субсидий государства на покупку или строительство жилья.

В одной из своих предыдущих статей я анализировал возможные шаги власти, направленные на обеспечение 100%-ой оплаты услуг социальной сферы в рамках реализации поручения президента. В той статье были даны достаточно скептические оценки такой возможности: «В итоге, «новаторско-инновационная» идея об оплате «тунеядцами» социальных услуг является еще более проблемной, чем бесхитростная простота первого варианта декрета: круг лиц, подпадающих под его действие, как был неопределенным, так и остается; реализация нового подхода несет в себе еще большие социальные риски, чем требование уплатить некую фиксированную сумму сбора».

По сравнению с этими выводами действия белорусских властей оказались более радикальными – введение полное возмещение экономически обоснованных затрат на оказание ряда коммунальных услуг: горячего водоснабжения; газоснабжения при наличии индивидуальных газовых отопительных приборов; теплоснабжения.

По подсчетам «Комсомольской правды» среднестатистическому «тунеядцу» за год без работы придется доплатить за отопление и горячую воду 709 рублей 44 копейки, что больше 20 базовых величин (490 рублей), но для реального «теневого» сектора является вполне подъемной суммой.

Более того, очевидно, что властей испугала цифра в 500 тыс. человек*, оказавшихся в базе. Немедленно пришло осознание того факта, что если это действительно обездоленные и не имеющую работу люди, у которых в ближайшие 6-12 месяца будут конфискованы квартиры из-за неуплаты повышенных услуг ЖКХ, то Беларусь ждут крайне интересные и нестандартные парламентские и президентские выборы. Тем более, что в апреле 2017 г. под влиянием массовых протестов зимы – начала весны 2017 г., президент пересмотрел оценочную численность «тунеядцев» в сторону уменьшения – до 350 тыс. человек.

Все это заставило власти по существу самим создавать всевозможные лазейки, которые позволят при необходимости значительно подкорректировать число лиц, содержащихся в базе данных, и, таким образом, избежать массовых протестов. Конечно, самым главным инструментом стала оговорка, что 100%-ая оплата перечисленных выше услуг ЖКХ касается только тех «тунеядцев», которые являются одновременно и плательщиками коммунальных услуг (собственник помещения, наниматель жилого помещения, арендатор жилого помещения, член организации застройщиков, дольщик, заключивший договор долевого строительства, и лизингополучатель). Более того, «тунеядец»-плательщик, если он проживает с другими лицами, отнесенными к занятым, будет оплачивать по полному тарифу только свою часть коммунальных услуг.

Постановлением Совета министров № 881 от 8 декабря был значительно расширен перечень категорий, относимых к числу «занятых»: «тунеядцами» не будут считаться учредители, участники, собственники имущества коммерческих организаций, за исключением акционерных обществ; супруги молодых рабочих и служащих, трудоустроенных по распределению или направлению, «в период их совместного проживания в местностях, где отсутствовала (отсутствует) возможность трудоустройства на время… работы по распределению или направлению»; пребывающие за границей супруги дипломатических работников, а также работников административно-технического персонала, направленных на работу в диппредставительства и консульства Беларуси; граждане, которые находятся под диспансерным наблюдением «в связи с хроническими или затяжными психическими расстройствами (заболеваниями), за исключением лиц, страдающих синдромом зависимости от алкоголя, наркотических средств или токсических веществ».

Помимо этого, из базы трудоспособных, но не занятых в экономике лиц, формирующейся за первое полугодие, исключат граждан, которые на 1 января следующего года достигнут пенсионного возраста или будут старше, а из базы за второе полугодие – граждан, которые достигнут этого возраста на 1 июля следующего года.

Открытых данных о количестве всех этих перечисленных выше людей, включенных в базу, а ныне исключаемых из нее, нет.

Тем не менее, чиновники перестраховались, чтобы оперативно сгладить возможную социальную напряженность – от оплаты по полному тарифу возможно освобождение тех, кто попал «в трудную жизненную ситуацию». Безусловно, это не только поле для коррупции, но и элегантная возможность сбить возможные протестные настроения.

Таким образом, как и предполагалось в моей предыдущей статье, Александр Лукашенко не смог показать свою слабость и полностью отменить Декрет, но сам документ был настолько выхолощен, что при умелой работе местных властей может потерять всякое значение. Однако ключевое понятие здесь – умелая работа местных властей. Буквально за считанные месяцы Декрет можно превратить и в инструмент, способный выгнать на улицы десятки тысяч обозленных и отчаявшихся людей. Учитывая высокие экономические риски в целом накануне двух значимых избирательных кампаний, Администрации президента, по-видимому, следует быть крайне внимательной относительно практики реализации Декрета на местах.

--------------------

*Тот факт, что эта цифра совпала с оценками, данными летом 2013 – осенью 2014 гг. Михаилом Мясниковичем и Александром Лукашенко, когда ситуация на рынке труда отличалась от нынешней, наводит на некие подозрения на использование нематематических методов подсчета.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.