В предчувствии политической «вакханалии»

Результаты выборов предсказуемы, а последствия – нет

Слово «выборы» упоминается в белорусской Конституции 42 раза, что естественно. На дворе XXI век, а «демократии, и прав человека в Беларуси, – как неоднократно и убедительно разъяснял Лукашенко, – не меньше, чем у других».

Но и это еще не все. Согласно статье 4 основного закона, «Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений».

Казалось бы, при таком законодательном фундаменте выборы любого уровня должны превращаться во всенародный праздник согласования многообразия мнений, праздник корректировки курса развития «белорусской модели».

Откуда же тогда страх, которым поделился глава государства 13 ноября, принимая очередной пакет кадровых назначений? Цитирую: «Будущий год – это год серьезный. У нас начинается политическая «вакханалия», которая продлится минимум полтора года. И выборы парламента, и президента. Они никогда не добавляли стабильности и спокойствия в нашем обществе».

Негативная динамика среднегодового индекса

Согласно классификации российского политолога Екатерины Шульман, все современные страны, претендующие на статус демократических, можно разделить на две группы. В первой группе результаты выборов предсказуемы, а последствия – нет. В качестве примера сошлюсь на выборы в России. Ни в 2012 г., ни в 2018 г. победа Путина ни у кого не вызывала сомнения. Но кто мог предположить, что выборы 2012 г. завершатся «Крымнашем», а выборы 2018 г. – увеличением пенсионного возраста? Из каких пунктов предвыборных программ кандидата-триумфатора это следовало?

Во второй группе стран – наоборот. Результат выборов непредсказуем, а последствия предсказуемы. Пример – президентские выборы в США в 2016 г. До последнего дня перед голосованием хваленая американская социология была не в состоянии гарантированно назвать победителя. Два основных кандидата шли, что называется, ноздря в ноздрю. Но победитель (Трамп) вот уже два года пытается проводить именно ту политику, какую обещал своим избирателям. Что у него получается – вопрос отдельный. В условиях реального «многообразия политических институтов, идеологий и мнений» возможности у американского президента реализовывать свои обещания крайне ограничены.

Как это не покажется странным, но и у белорусского коллеги американского президента, несмотря на то, что ему выпало счастье переизбираться на главный государственный пост неограниченное количество раз, с реализацией предвыборных обещаний постоянно возникают проблемы.

В 2006 г. он обещал за ближайшие пять лет «довести качество жизни наших граждан до уровня, сравнимого с западноевропейским». Обещанного три года ждут, но ради западноевропейского уровня жизни белорусы согласились продлить время ожидания до пяти лет.

Однако надежды доверчивых избирателей не сбылись. В 2010 г. будущий тетрачемпион скорректировал свою предвыборную программу, заменив достижениекачества жизни белорусов до западноевропейского на скромное приближение к нему.

Обоснованность нынешних страхов по поводу политической «вакханалии» подтверждает официальная статистика (см. табл.).

Среднегодовой индекс прироста (снижения) реально располагаемых денежных доходов населения* (%)

1991-1995

1996-2000

2001-2005

2006-2010

2011-2015

2016-2017

2018**

89,8

113,9

112,0

111,9

106,3

98,0

107,7

* «Статистические ежегодник-2018», расчеты автора

** Январь-август

На протяжении трех пятилеток темпы роста реальных денежных доходов белорусов были двузначными, что позволило избранному в 1994 г. главе государства успешно пролонгировать свой электоральный успех в условиях социального контракта «лояльность в обмен на рост доходов».

В 2015 г. пятые президентские выборы прошли на фоне падения доходов населения (94,1%). Но политическое возбуждение белорусского «большинства», спровоцированное «Крымнашем» и войной на востоке Украины, позволило главе государства в одностороннем порядке перезаключить социальный контракт. Вместо роста доходов белорусам было предложено обменивать лояльность на выживание.

Нынешние 107,7% невозможно объяснить экономическими успехами «белорусской модели». Если судить по росту ВВП и производительности труда по ВВП (103,7% и 104,8% соответственно), то несложно догадаться, что без административного давления и на этот раз не обошлось.

Не вселяет надежд на ближайшее будущее и состояние экономики главного спонсора «белорусской модели» – России. В частности, утвержденный Госдумой во втором чтении проект федерального бюджета на следующую трехлетку рассчитан исходя из темпов роста российской экономики в 2019 г. на скромные 1,3%.

Джинн контрэлитного популизма

Выборы – головная боль для любого авторитарного политического режима, имитирующего демократию. Не зря же в Беларуси местные и парламентские выборы (в 2015 г. и президентские) власть старается проводить «в скучном режиме».

«Политическая кампания – это экзамен», – напомнил 13 ноября Лукашенко. Экзамены всегда сопровождаются стрессом. Отсюда требование главы государства «быть готовыми и четко управлять теми процессами, которые будут в сфере вашего (вертикальщиков – С.Н.) ведения».

Но одно дело управлять впавшими в летаргический сон обывателями, и совсем другое – возбужденным предвыборной агитацией электоратом. «Структура избирательного поля, – пояснял российский социолог Юрий Левада, – определяется двумя измерениями – поляризацией (размежеванием позиций, склонностей) и персонализацией (ориентацией избирателей на личности политических лидеров)».

Как первая, так и вторая характеристика выявляют наличие конкурентов у единственного белорусского политика. Поэтому в условиях любой избирательной кампании, даже максимально скучной, он оказывается в состоянии дискомфорта, от которого стремится поскорее избавиться, в том числе и с помощью арестов нарушителей привычного для него состояния безальтернативности.

И в заключение следует отметить внешний фон, на котором предстоит развиваться предстоящей политический «вакханалии» в Беларуси. О его особенностях в исследовании «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия» пишет коллектив авторов российского «Комитета гражданских инициатив».

Главный вывод исследования – после объявления о повышении пенсионного возраста в России «джинн контрэлитного популизма вырвался наружу из кувшина, куда он был запечатан со времен присоединения Крыма, и загнать его обратно в кувшин будет очень непросто».

И не следует думать, что у этого джинна исключительно российская прописка, т.к. «усталость от политического статус-кво, запрос на абстрактную справедливость в сочетании с готовностью к быстрым, масштабным и рискованным изменениям» отмечаются сегодня во многих странах Европы и Америки.

Не уверен, что хозяин Дворца Независимости знаком с последним исследованием «Комитета гражданских инициатив», но о проблемах, с которыми столкнулась партия власти в России на последних губернаторских выборах, он, безусловно, проинформирован.