Почему Беларуси не удается включить главный драйвер развития - инвестиционный

Инвесторы хотят небелорусской стабильности

Правительство который год пытается переломить негативную тенденцию с привлечением ПИИ в национальную экономику. В 2017 году в Беларуси была создана рабочая группа по выработке системных мер по улучшению инвестиционного климата под руководством первого вице-премьера Василия Матюшевского. Сейчас над стратегией привлечения в Беларусь прямых иностранных инвестиций до 2025 года правительство работает совместно со Всемирным банком.

В Беларуси с 2011 года доля прямых и внутренних инвестиций в ВВП сократилась в 1,6 раза.При этом львиная доля валовых иностранных инвестиций в Беларусь – это долговые инструменты: кредиты и займы. Между тем, одним из ключевых источников экономического роста любой экономики являются именно ПИИ – как инструмент привлечения в страну современных технологий, создания эффективных рабочих мест и роста национального богатства. 

Но ПИИ текут в белорусскую экономику слабо. В 2017 году белорусское правительство планировало привлечь 4 млрд. долларов ПИИ, а получилось в 4 раза меньше. В этом году ситуация лучше не стала. Начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Беларуси Дмитрий Мурин в докладе об итогах реализации денежно-кредитной политики за январь-сентябрь 2018 года отметил, что в январе-сентябре объем ПИИ (без реинвестированных доходов) составил в стране всего 360 млн. долларов.

Правда, в ходе парламентских слушаний по улучшению инвестиционного климата в Беларуси 14 ноября министр экономики Дмитрий Крутой озвучил более оптимистичную цифру. По его словам, по итогам девяти месяцев привлечено 1,4 млрд. долларов ПИИ на чистой основе, годовое задание практически выполнено – прирост составил 47,5% к 2017 году. Но депутат Владислав Щепов в этой связи сделал красноречивую ремарку: половина этих денег – инвестиции в строительно-монтажные работы,  то есть, «в стены, а не в оборудование».

Законодательство есть, а ПИИ нет

Инвестиционную сферу в Беларуси сейчас регулирует около 40 правовых актов. В 2013 году в стране был принят основной закон – «Об инвестициях». В 2014 году депутаты провели мониторинг исполнения этого закона, в 2016 году – анализ всего инвестиционного законодательства. Вслед за чем  в 2017 году состоялся круглый стол по вопросам совершенствования ключевого закона.

Выяснилось, что притоку инвестиций в белорусскую экономику мешает множественность правового регулирования сферы законодательства, недостаточная защита прав собственности  инвесторов, чрезмерное регулирование, сложность и запутанность существующей системы вопросов инвестиционной деятельности и т. д.

Четко было сказано, что инвесторам также нужны гарантии стабильности в случае изменения законодательства – так называемая стабилизационная оговорка. То есть, они должны быть уверены, что Беларусь в долгосрочной перспективе останется привлекательным местом для инвестиций  Причем, инвестор хочет, чтобы это правило было обеспечено судебной защитой. То есть, чтобы он имел право обратиться в суд и получить иммунитет от действия такого рода норм.

Несколько лет назад, желая ускорить привлечение ПИИ инвестиций в экономику страны, белорусские власти сделали ставку на инвестиционные договоры. Инвестдоговор представляет собой, по сути, взаимовыгодную сделку: инвестору она позволяет при реализации проекта получить выгодные условия ведения бизнеса, а государству – гарантию, что инвестор выполнит свои обязательства.

В отсутствие приватизации и других механизмов притока инвестиций новый инструмент показался властям чуть ли не «волшебной палочкой», гарантирующей приток ПИИ. Но больших ожиданий белорусских властей новый инструмент не оправдал. Более половины заключенных в Беларуси инвестдоговоров не так и не смогли «притянуть» ПИИ. Практика показала, что правовая база этого института в условиях Беларуси требует серьезной корректировки.

Правовую базу скорректируют

Белорусские законодатели еще в прошлом году взялись за «ревизию» ключевых законодательных актов, создающих правовую базу для привлечения ПИИ. В том числе основного документ – закона «Об инвестициях». В конце декабря 2017 года законопроект «Об инвестициях» прошел первое чтение. Суть основных поправок в закон «Об инвестициях» – принятие ряд мер по защите частной собственности.

В частности, предлагается сократить срок исковой давности по приватизационным сделкам до 3 лет (аналогичную норму планируется включить и в законопроект о приватизации госимущества). При этом действующее законодательство об инвестициях планируют дополнить статьей, которая в случае национализации или реквизиции имущества определит общий порядок и условия компенсации инвестору стоимости данного имущества, являющегося инвестициями или образуемого в результате осуществления инвестиций.

Отметим, что эта норма базируется на аналогичных положениях, содержащихся в международных договорах Беларуси о содействии и осуществлении взаимной защиты инвестиций. Компенсация будет признана своевременной и полной, если она составляет рыночную стоимость национализированного или реквизированного имущества на день, непосредственно предшествующий национализации, или день, когда стало известно о принятии таких мер. Выплачивать компенсацию предлагают по выбору иностранного инвестора – в рублях или в иностранной валюте.

Еще одна важная новация – намерение внести в закон «Об инвестициях» стабилизационную оговорку. Стабилизационная оговорка представляет собой сложившийся в мировой практике принцип защиты инвестора от ужесточения национального законодательства, она регулирует режим инвестиций в течение конкретного периода 

Фактически стабилизационная оговорка появилась в белорусском праве еще в 1997 году. Тогда, в соответствии с законом «Об иностранных инвестициях», зарубежным инвесторам гарантировалось, что условия работы для них останутся неизменными в течение 5 лет.

Позже норма о неизменности правовых условий для инвестора в течение нескольких лет была прописана в Инвестиционном кодексе Беларуси (правда, позже в Инвесткодекс также вносились изменения). Теперь в закон предполагается ввести стабилизационную оговорку для проектов, реализуемых по согласованию с главой государства.

Еще одно новшество законопроекта – отказ от иммунитета государства в судебных разбирательствах. Юрисдикционный иммунитет государства – это  исключительное право государства не подчиняться некоторым национальным процессуальным правилам других государств. Данная норма присутствует в ряде международных договоров по содействию и взаимной защите инвестиций.

Но, как отмечал ранее председатель Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Владислав Щепов, речь не идет о безусловном отказе от иммунитета. «Это норма спорная. Некоторые госорганы опасаются негативной реакции. Однако мы учли все пожелания и силовых структур, и Минэкономики. Эта практика зафиксирована в массе международных договоров, которые наша страна уже подписала, и не представляет никакой опасности. В каждом конкретном случае при заключении договора инвестор может предложить включить в него такую норму, а государство в лице соответствующих органов может, но не обязано согласиться с таким предложением», – рассказал Щепов.

На финише 2017 года депутаты Палаты представителей в первом чтении приняли проект изменений и дополнения в Закон «О приватизации государственного имущества и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества».

Важнейшей новацией этого документа является норма, которой срок предъявления иска об установлении факта ничтожности сделки по приватизации и применения последствий ее недействительности сокращается с десяти до трех лет со дня ее совершения. По логике, этого времени достаточно, чтобы госорганы успели разобраться, не было ли каких-либо нарушений при совершении приватизационной сделки и выставить, при необходимости, все возможные иски. 

Практика применения законов важнее, чем сами законы

Для инвесторов вопрос защиты прав собственности является ключевым фактором. Поэтому если законодателям удастся сократить срок исковой давности по приватизационным сделкам с 10 до 3 лет, это будет воспринято инвесторами позитивно.

Но одного этого сигнала будет явно недостаточно, чтобы всерьез подстегнуть интерес инвесторов к приватизации госимущества в Беларуси. Ведь в белорусском законодательстве и сейчас есть норма, регламентирующая процедуру проведения национализации. Сказано, что национализация проводится в соответствии с законом.  А как было на практике? До сих пор на слуху примеры фактической национализации белорусских предприятий, среди которых – «Коммунарка», «Спартак», «Пинскдрев», и другие, когда власти руководствовались не законом, а принципом «революционной целесообразности».

Также очевидно, что ПИИ в белорусскую экономику не потекут, если белорусские власти не займутся назревшими структурными реформами, в том числе не приступят к приватизации.