Три урока увольнения Ивана Шило с «Белсата»

Демократию на блюдечке с золотой каемочкой не принесут

Историю о том, как smm-специалист польского белорусского телеканала был уволен после публикации в личном аккаунте официального снимка президентов Польши и США, можно кратко прочитать в Associated Press, подробно – в «Нашей Ниве», и очень подробно – послушать в подкасте Центра новых идей. А теперь настало время собирать камни и суммировать итоги скандала, чтобы от негатива перейти к извлечению уроков.

Подарок всем противникам

На короткой дистанции, по горячим следам, всем было интересно обсуждать детали: кто из руководства канала и в каком порядке комментировал опубликованный Иваном фотоснимок; что писали на тему встречи Трампа и Дуды другие польские политики и общественные деятели;  наконец – нашел ли Иван марихуану на Лазурном берегу, о чем спрашивал своих друзей в фейсбуке за пару дней до всей этой истории (спойлер: нет, не нашел).

Но по прошествии времени остается только краткий итог: репутации «Белсата» нанесен ущерб, причем в самом чувствительном месте. Является ли независимым от власти и соблюдающим стандарты свободной журналистики телеканал, который получает финансирование как раз под то, чтобы нести знамя западных стандартов свободной прессы в противовес пропаганде недемократических режимов? Потому что любые другие косяки могут быть оправданы высокой целью, здесь же на кону вся сущность «Белсата».

Наивная вера «Ну это же всего лишь ругань в фейсбуке» не работает, особенно когда затронута глобальная тематика. Да, мало кто в мире интересуется тонкостями вещания «Белсата» из Польши на Беларусь и связанными с этим проблемами. Однако авторитарные тенденции в польской политике, распространение репрессивного влияния правящей партии «Право и справедливость» (PiS) на прессу, да еще и в обертке с Трампом – это запросто стало темой для самых разных медиа, от TheWashingtonPostдо НТВ. В перспективе это не прибавляет очков «Белсату» в поисках поддержки западных доноров. Да и PiS не факт что оценит такую поддержку, которая обернулась для польской власти скорее медвежьей услугой.

Историю сразу рассказали в выпуске новостей на БТ, а после Ивана приглашали дать интервью даже кремлевскому телеканалу «Царьград» (спойлер: он отказался). Теперь все, кто захочет покритиковать польскую поддержку демократическим ценностям в Беларуси, и впредь будут вспоминать не только пьянки и исключения из польских университетов стипендиатов программы им. Калиновского, но также кейс увольнения Ивана Шило по очевидным политическим мотивам. Ждем эту историю в исполнении представителей прогосударственных псевдообщественных организаций (GONGO), а также на сайтах вроде «Имхоклуба» и менее известных медийных рупорах русского мира – все они могут сказать спасибо руководству «Белсата», которое дало им такой повод и яркий пример.

«В общем, правильно мы сделали, что с этой помойкой перестали работать после Форума Минского диалога», написал в фейсбуке координатор программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог» Денис Мельянцов, а после там же назвал «Белсат» «польским пропагандистским телеканалом». Причем проблемы с аккредитацией на тот самый форум и другие мероприятия «Минского диалога» у «Белсата» возникали задолго до кейса Шило, тогда же руководитель «Минского диалога» Евгений Прейгерман предлагал «Белсату» принести извинения « за необъективное и нечестное освещение мероприятия» и в противном случае обещал прекратить любое сотрудничество с телеканалом. Однако теперь отказывать «Белсату» в аккредитации можно по еще более благородным причинам.

Оппортунизм vs ценности – 1:0

В теории все вроде бы против всего плохого и за все хорошее – демократия, солидарность, свобода слова и свобода прессы. Однако в действительности для руководства «Белсата» определяющими оказались хорошие отношения с польскими властями – от непосредственно финансовой поддержки телеканала до работы матери директора «Белсата» советником президента Анджея Дуды. Для лидеров белорусских оппозиционных партий и профсоюза РЭП  оказались важнее хорошие отношения с единственным телеканалом, который может системно освещать их деятельность, нежели подтверждение приверженности вышеперечисленным ценностям на конкретном примере. Наконец, для сотрудников «Белсата» оказался важнее стабильный доход и польская карта побыту.

Это всё прагматичный выбор, рациональный – или как минимум рационализированный. Справедливо ли требовать от всех и всегда геройства, ритуальных жертв своей работой (будь то теплое место в варшавской редакции или информационная составляющая политической кампании)? Вряд ли. Однако другая крайность – впадать в моральный релятивизм и декларировать принцип «цель оправдывает средства», мол, на пути в светлое будущее Беларуси все средства хороши.

Дискуссионный вопрос, перешли ли участники этой истории черту, за которой здравый холодный расчет превращается в аморальную беспринципность. Но эта черта точно где-то близка.

«Заграница нам поможет, Запад с нами»

Третий урок кейса Шило не тянет не особую оригинальность, но не теряет своей актуальности. Не стоит надеяться, что демократию, независимость прессы и уважение к правам журналистов принесут в Беларусь на блюдечке с золотой каемочкой некие светлые силы с Запада.

Польша сама подвергается критике за авторитарные тенденции со стороны правящей партии PiS, в том числе ущемление свободы и независимости прессы и судов. И внезапно может оказаться, что польский руководитель «белорусского» телеканала – как раз сторонница PiS. И увольняют оттуда белорусского журналиста после публикации фотографии именно президента Польши. А польский заместитель директора «белорусского» телеканала комментирует это так: «Cenzura? To jed? na Bia?oru? i ciesz sue wolno?ci» («Цензура? Уезжай в Беларусь и наслаждайся свободой»).

Еще один телеканал, который создавался со схожими целями (ударить честной журналистикой по авторитарной пропаганде) – «Настоящее время», совместный проект «Радио Свобода» и «Голоса Америки». Вот что белорусский тележурналист Сергей Дорофеев рассказывает о трех с половиной годах работы на нем в Праге: «Получилась такая неожиданная штука: уезжал в американскую компанию «Радио Свобода», а приехал на канал «Россия». Такое идеологическое содержание меня не могло устраивать. Это касается штатного наполнения и в определенной мере новостного контента канала… Я не понимаю, как люди, работавшие на провластных российских каналах, вот так просто оказались в Праге на американском канале. Видимо, какой-то смысл в этом есть».

Безусловно, некорректно судить об всем телеканале «Настоящее время» по одному интервью бывшего сотрудника, равно как и перечеркивать всю несомненно полезную часть работы белорусских журналистов «Белсата» из-за отдельно взятого решения польского руководства. Но факт в том, что благие намерения западных друзей могут отягощаться внешними же рисками: где-то избиратели проголосуют за правопопулистскую партию, где-то назначат не вникающего в восточноевропейские дела странового директора, где-то просто резко перенаправят финансирование на поддержку беженцев. Это не значит, что надо впадать в крайности и видеть только плохое, действительно впадая в нарратив кремлевской пропаганды. Но в конечном счете строить хорошие медиа и бороться за права журналистов придется самостоятельно, опираясь на свои силы.