Белорусская наука на пути к постиндустриальной экономике

Нацелиться и поразить цель – это две большие разницы

«Белорусская модель», несмотря на ее своеобразие, не выпадает из мейнстрима, который на современном витке мирового развития заключается в переходе от индустриальной к постиндустриальной экономике.

Главная характеристика этого перехода – рост доли населения, занятого в сфере услуг относительно доли занятых на производстве.

Согласно «Статистическому ежегоднику-2018», за период с 2010 по 2017 гг. доля занятых в сфере производства в Беларуси сократилась на 5,1 пункта (с 44,6% до 39,5%) при симметричном росте в сфере услуг (с 55,4% до 60,5%). [1] В лидерах роста – «информация и связь», подросшая с 1,7% до 2,4%. Первым же годом, когда услуги по численности занятых сравнялись с производством в Беларуси, был 2010.

Но услуги услугам – розь. Парикмахерские в шаговой доступности, безусловно, являются благом, однако, сложно представить, каким образом они способствуют повышению уровня конкурентоспособности национальной экономики.

13 декабря 2017 г., перечисляя успехи белорусской науки на ІІ Съезде ученых, Лукашенко, в частности, отметил более чем двукратный рост объема выпуска научно-технической и инновационной продукции за прошлую пятилетку [1].

Глава государства в своих выводах опирается на разнообразные источники информации, в том числе и на закрытые. В силу понятных причин автор настоящей статьи подобными возможностями не обладает и потому вынужден пользоваться официальной статистикой. К счастью, сентябрь – месяц публикаций статистических сборников за 2017 г. «Наука и инновационная деятельность в Республике Беларусь» – лишь один из них. Предлагаю для начала обратиться к разделу «2.2. Индикаторы инновации» на стр. 33 [3].

Оптимизма главы государства он не подтверждает. За семь лет (2011-2017 гг.) удельный вес инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции организаций промышленности увеличился на скромные 3 пункта (с 14,4% до 17,4%), при этом удельный вес отгруженной инновационной продукции новой для внутреннего рынка сократился с 60% до 49,1%, а удельный вес отгруженной инновационной продукции новой для мирового рынка снизился с 1,1% до 0,5%.

Такую статистику следует признать закономерной, если учесть, что за 2011-2017 гг. расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки по отношению к ВВП сократились с 0,68% до 0,59% (до 0,40% в коммерческом секторе), а численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, в расчете на 10 тыс. занятых в экономике снизилась с 66,5 до 60,8 человек.

Истина познается в сравнении. Конец 2017 г. был отмечен в Беларуси принятием пакета документов, направленных на повышение предпринимательской активности. Такой вид активности в постиндустриальной экономике реализуется в первую очередь в малых и средних предприятиях.

Доля МСП, внедряющих маркетинговые или организационные инновации, в общем числе МСП в 2017 г. составила в Беларуси 0,73%, а в Швейцарии, европейском лидере по данному показателю, – 62%. Наши ближайшие соседи Польша, Литва и Украина, заметно уступая лидеру, тем не менее, превосходят Беларусь более чем на порядок, имея 11,4%, 24% и 10,5% соответственно.

Удивляться этому не приходится, если учесть, что в 2017 г. 37% из числа белорусских микроорганизаций и малых организаций специализировались на оптовой и розничной торговле, ремонте автомобилей и только 5,4% – в профессиональной, научной и технической деятельности.

Рыба гниет с головы

Вновь вернусь к выступлению Лукашенко на II Съезде ученых: «Десять лет назад на І Съезде ученых представители научного сообщества нашей страны впервые собрались вместе, чтобы обсудить состояние, насущные проблемы отечественной науки, наметить пути развития. Уже тогда магистральным направлением мы определили ее прикладной характер. На это были нацелены как академические, отраслевые, так и вузовские научные структуры».

Однако нацелиться и поразить цель – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Обратимся к таблице. За восемь лет число поданных заявок сократилось на 72,9% (национальных – на 75,3%), число выданных патентов – на 30,4% и 31,4%, а число действующих патентов – на 45,7% соответственно.

Судя по таблице, 2014 г. для белорусских изобретателей стал «черным годом». Статистический сборник «Наука и инновационная деятельность в Республике Беларусь» комментариев по этому поводу не содержит. Иного объяснения, кроме отвлечения внимания творческих людей на просмотр российских новостных телепрограмм, посвященных событиям в Крыму и на востоке Украины, автор статьи предложить не в состоянии.

В какой степени в этой шутке содержится доля шутки – вопрос отдельный, но важно подчеркнуть, что после провала 2014 г. негативная динамика продолжилась.

Поступление патентных заявок и выдача патентов

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Подано заявок

1933

1871

1871

1634

757

691

521

524

  национальными заявителями

1759

1725

1681

1489

652

542

455

434

  иностранными заявителями

174

146

190

145

105

148

66

90

Выдано патентов

1222

1474

1291

1117

980

902

941

850

  национальным заявителям

1126

1365

1186

1027

887

803

892

772

  иностранным заявителям

96

109

105

90

93

99

49

78

Действующих патентов

4444

4842

4694

4478

3913

2858

2735

2414

А что думают по этому поводу специалисты? К их числу вне всяких сомнений должен относиться председатель президиума Национальной академии наук Беларуси, академик Владимир Гусаков. 7 сентября в «Советской Беларуси» он опубликовал статью «Вопросы для всех и каждого», в которой высказал свою позицию «прежде всего в области научно-инновационного развития общества».

Статья написана в полном соответствии с каноном партконференций эпохи «дорогого Леонида Ильича» и начинается с мощного жизнеутверждающего аккорда: «Со своими задачами Академия справляется и на фоне сокращения бюджетного финансирования в течение ряда последних лет устойчиво наращивает свою результативность как в теории, так и в прикладных разработках для различных сфер национальной экономики».

Иными словами, у специалистов Белстата своя песочница, у академика – своя. Разговор в академической песочнице не исключает оперирование статистикой, но это своеобразная статистика. Ограничусь двумя примерами:

«Созданы и успешно функционируют научно-практические центры, научно-производственные объединения и центры, отраслевые и совместные лаборатории (с промышленными предприятиями и зарубежными партнерами), сформированы многие поисковые кластеры по различным направлениям научных исследований, которых также уже более 80».

«Быстрое развитие получают международные связи. Подписаны и действуют договоры о сотрудничестве более чем со 100 академиями наук и научными центрами из 90 стран мира».

Ну как тут не вспомнить миниатюру Михаила Жванецкого «Паровоз для машиниста», герои которой взахлеб рассказывали о том, что происходит внутри организаций, забывая при этом о характеристиках выпускаемой продукции («Театр первым отрапортовал о подготовке к зиме, ни одного актера, не занятого в спектакле. При чем тут пустой зал?»).

Понятно, что главный академик страны не является первооткрывателем отчетности подобного рода. Рыба гниет с головы, и в отсутствие политической конкуренции процесс этот идет с ускорением.

----------------

[1] http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/publications/izdania/public_compilation/index_10865/

[2] http://president.gov.by/ru/news_ru/view/plenarnoe-zasedanie-ii-sjezda-uchenyx-respubliki-belarus-17654/

[3] http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/publications/izdania/public_compilation/index_10791/