Спасая «токсичные активы»

Ошибки, которые не стоит повторять и дальше

Перестановки в правительстве, судя по всему, обострили противоречия между сторонниками сохранения «социалистической собственности на средства производства», если использовать термин времени в которое они зовут, и «приватизаторами-рыночниками».

Не успело представить свою новую программу назначенное на днях правительство, как с концептуальной статьей в газете «Советская Белоруссия» выступил глава Комитета госконтроля Леонид Анфимов. Ключевыми темами статьи стала критика приватизации и реформ и призыв придерживаться собственного пути развития, резюмирует TUT.BY. «Я сегодня с содроганием думаю, что было бы со страной, если бы все раздали в частную собственность или закрыли неэффективно работающие предприятия. К этому тогда, и с удвоенной силой теперь, нас призывает разномастный хор рыночников, называя заводы “токсичными активами”», – возмущается он.

Приватизация и «рынок» нам всё же очевидно нужны. Однако как бы эта узконаправленная дискуссия не отвлекла от других проблем, возможно даже более актуальных на сегодня. Ведь хотя приватизация и нужна, но приватизировать нам, по большому счету, уже почти нечего, как лично мне кажется. По крайней мере, это уже не спасет и быстрый рывок к уровню передовых стран обеспечить не может. Наши «уникальные» условия для инвесторов зачастую приводят к тому, что есть приватизация де юре или её нет, а в реальности практически ничего не меняется. Как командовала «вертикаль» предприятиями, так и продолжает рулить.

Полагаю, что на первом этапе важнее просто не повторять типичных ошибок. Вот некоторые из них.

1. Искать свой исключительный путь в стандартной или уже пройденной другими ситуации. Это типа «я свою страну за цивилизованными странами не поведу».

2. Перенимать чужой опыт бездумно, не адаптируя заимствования к местным условиям. Также ориентироваться на уже устаревший иностранный опыт.

Как ни странно, если эти ошибки присутствуют, то зачастую обе вместе, хотя, казалось бы, они исключают друг друга. Так, например, СССР сначала искал свой исключительный путь, а затем, не найдя оного, стал бездумно заимствовать зарубежный опыт без всякой адаптации. Япония и Китай шли другим путем. Они не совершили ни первую, ни вторую ошибку. Мы пока застряли на пункте номер один, но уже всем, даже на самом верху, вроде бы, понятно, что это ошибка. Хотя, может быть, я ошибаюсь. Так, глава КГК призывает строго придерживаться пункта номер один. Он этот путь считает единственно правильным. Однако, если от него всё же отойти – а жизнь-таки заставит – желательно не соверщить ошибку номер два.

3. Воспроизводить действия, которые ранее уже неоднократно приводили к неудачам.

Взять хотя бы бесконечное «оздоровление» колхозов. Как хорошо известно, господдержка «селу» оказывается непрерывно и процесс «оздоровления» идет непрерывно. Результаты тоже неизменно плохие. Финансовое положение сельхозпредприятий, как и промышленных, в январе-апреле ухудшилось в сравнении с прошлым годом. Если в 2017 году без учета господдержки они сработали с минимальной рентабельностью по конечному финансовому результату 0,5%, то в этом году показатель стал отрицательным в размере 1,3%, пишет belmarket.by. Если вести учет без господдержки, что убыточными будут считаться уже 840 организаций (ранее их было 866). Их доля составляет 60,7% от общего количества. Сумма чистого убытка за год выросла в 1,5 раза до BYN222,9 тыс., а на одну организацию приходилось BYN265,3 тыс. убытков. С начала года суммарная задолженность в агресекторе выросла на 2% до BYN12,37 млрд, доля просроченных долгов при этом достигла 25,1%. С учетом более низкого урожая в этом году, к концу года ситуация однозначно не улучшится, скорее наоборот. Так что опять «на те же грабли».

Между прочим, оздоровлением колхозов впервые занялись уже в 1933 году. В 1929 году начали коллективизацию, как следствие этого в 1932 году начался голодомор. Причем по всему СССР, а не только на Украине. А уже в 1933 году колхозы и начали «оздоравливать» – без особого толку, впрочем. Нашим руководители продолжают оздоравливать то, что не поддавалось никакому оздоровлению уже почти девять десятилетий. Можно смело прогнозировать, что результат тоже будет стандартным.

Примерно та же ситуация и с «модернизацией». Да, модернизация экономики нам необходима. Но ведь и тут есть правильные и неправильные пути. Просто абстрактная «модернизация» – это не панацея. Модернизация «сверху» без детальной оценки по каждой ситуации, в кредит и с использованием не самых передовых технологий, мягко говоря, – это заведомо тупиковая модернизация. Есть ли смысл копировать, к примеру, завод Форда образца 1908 года и осваивать выпуск автомобилей Ford T? Очевидно, что нет, хотя в те времена это было, вероятно, самое современное предприятие планеты и очень успешное. Между тем наши управленцы наполняют страну производствами, которые морально устарели и рассчитаны на выпуск заведомо не инновационной продукции. И то, что в нашем случае «плановое» отставание составляет лет десять, а не сто, сути дела серьезно не меняет.

«Чтобы получить то, чего раньше не имел, надо делать то, чего раньше не делал», – гласит старый афоризм. Справедливость этой мысли очевидна, но как видим, не для всех.

4. Ориентация на технику, а не на людей и их организацию.

Иными словами, мы меняем только станки, оставляя систему неизменной. Персонал и потребителей потом ищем под эти станки, а не станки выбираем под продукцию нужную потребителям и под персонал. В общем, в Беларуси «упёрто» ставят на первое место железо, а никаких организационных преобразований проводить категорически не хотят.

5. Не учитывать временной фактор при проведении политики.

Ничего не потеряно за четверть века. Захотим – и в Европу пойдем, а захотим – будем продолжать и далее «доить» Россию, все, как и прежде, в наших руках. Но, на самом деле это уже не так. Возможности приходят и уходят, а некоторые возможности уходят навсегда.

«В Европу» при нынешнем руководстве Беларусь уже не может попасть никак, даже при обоюдном желании официального Минска и руководства Евросоюза. В первой половине 1990-х условия для интеграции в Европу у нас были ничуть не хуже, а может даже и лучше, чем, например, у Румынии или Латвии. Но за десятилетия ситуация коренным образом изменилась, и исправить ее нынешняя власть не в состоянии – разве что частично смягчить.

Россию тоже «разводить» до бесконечности не получится, да и уже не получается, судя по всему. Хотя бы потому, что наши аппетиты не снижаются, а возможности и желание России спонсировать «союзников» отнюдь не растут.

Это далеко не все типовые ошибки белорусского руководства, однако избежание перечисленных уже можно было бы трактовать как значительный прогресс в управлении страной.