О сладкой лжи и ее роли в обеспечении эффективности белорусской модели

Условие выживания чиновника – имитация успеха

Условие выживания любого чиновника – имитация успеха. ЦИК имитирует высочайший уровень сознательности электората. Штатные социологи взахлеб рассказывают о поддержки населением всех инициатив, спускаемых сверху. Перечень можно легко продолжить.

Не уверен, что обозреватель Financial Times Гидеон Рахман способен с первой попытки отыскать Республику Беларусь на карте. Тем не менее его августовская статья “Why ‘fake news’ will ultimately lose” («Почему fake news проиграют»), посвященная историческому опыту столкновения неправды с реальностью попала в самое яблочко последних белорусских событий. Ограничусь одной цитатой: «Многие историки, изучающие Германию времен Адольфа Гитлера, больше не называют нацистский режим безжалостно эффективным. Наоборот, они отмечают неэффективность и слабость, вызванные необходимостью подавать сладкую ложь фюреру, который считал не нравящиеся ему события фейковыми новостями или доказательством вероломства».

А теперь перенесемся в один из рабочих кабинетов Дворца Независимости. Отвечая на критические замечания в СМИ и интернете во время кадровых назначений в правительство, Лукашенко озвучивает любопытную информацию. Оказывается, 90% населения абсолютно адекватно поддержали «эти решения» (назначения и перемещения в правительстве в связи с невыполнением поручений главы государства по развитию Оршанского района). Вот такой уровень единства и сплоченности нации! Вот такой уровень единомыслия по частному вопросу!

Откуда такая цифирь? Кто ее автор? Да, мы привыкли, что так называемое общественное мнения является всего лишь эхом медийных событий, поэтому современные СМИ и обладают значительным потенциалом при его формировании, но не в такой же степени! При этом не следует забывать о главной характеристике белорусского общества – расколе, благодаря которому информация, принимаемая сторонниками прогосударственного «большинства» на ура, как правило, решительно отвергается оппозиционным «меньшинством».

В расколотом обществе у каждой его части свои СМИ. Ограничусь одним примером. Согласно опросу, проведенному лабораторией «Новак» в апреле 2017 г., негосударственным СМИ доверяло 30% респондентов, государственным – 14%, а российским – 29%. Такой сдвиг доверия в пользу негосударственных СМИ является, скорее, исключением, чем правилом. Тем не менее доверием «конституционного» большинства белорусов государственные СМИ никогда не пользовались.

Но как не крути, уровень общественной адекватности в 90%, объявленный Лукашенко, – это, безусловно, перебор, даже при условии популярности пословицы «ничто нас так не радует, как горе товарища». Научные эксперименты подтверждают, что склонность к проявлению злорадства (радость, связанная с чужой неудачей) свойственна большинству представителей homosapiens, причем мужчинам чаще, чем женщинам.

Злорадство связано с завистью, а раз так, то нет ничего удивительного в том, что уровень злорадства в стране, вот уже 8 лет безуспешно пытающейся довести среднюю зарплату до 500 долларов, будет выше, чем в более успешных европейских странах-соседях.

«Человек злорадный» склонен к радикализму. Поэтому весьма органично смотрится озвученный Лукашенко массовый запрос «Сажать всех надо, а не увольнять». Как показывает исторический опыт, миролюбие и толерантность, якобы свойственные белорусам, формированию подобного запроса «снизу» никогда не препятствовали.

Свой вклад в формирование «человека злорадного» вносит и тип экономики. Одно дело, когда ресурсы распределяет «невидимая рука рынка», перед которой все равны, и совсем другое – когда рука конкретного чиновника. Во втором случае социальное и материальное положение человека теряет связь с его личными достижениями. «Не возникает того, что являлось важнейшей чертой начальных фаз обществ, прошедших через процессы модернизации: соединение высокого статуса с обладанием культурными и социальными капиталами…» (Лев Гудков, социолог).

Для того, чтобы убедиться в отсутствии такой связи, за примерами далеко ходить не требуется: 22 августа самая солидная газета страны («Советская Белоруссия») опубликовала статью «Какими нам быть?». Ее автор – далеко не последний человека во властной иерархии,председатель Комитета государственного контроля Леонид Анфимов.

На дворе XXIвек. Передовые страны успешно завершают переходы из индустриальной к постиндустриальной экономике и от технологий третьей промышленной революции к технологиям четвертой, наиболее показательными достижениями которой стали искусственный интеллект, роботизация, трехмерная печать, новейшие материалы, нано- и биотехнологии. Но, судя по статье, высокостатусный автор, рассуждающий о перспективах белорусской экономики, об актуальности всего выше перечисленного даже не догадывается. Подобно средневековому человеку он полагает, что домашнее хозяйство «как микроэкономическая единица лежит в основе любой экономики: рыночной, планово-административной, капиталистической или социалистической».

Естественно, он реагирует на любые проявления рыночно-либеральных подходов как черт на ладан, обосновывая свою правоту тем, что ни один успешный предприниматель на Западе не отдает все на откуп рынку, а вмешивается, регулирует и дает «цэу»: «Иначе какой же вы эффективный (как у нас кое-кто любит говорить) собственник, если, видя как что-то начинает хромать и пробуксовывать, не делаете попытки спасти положение и выровнять его!».

Вот такое представление о работе предпринимателя, этом носителе чуждой нам идеологии. Он, как оказалось, не сидит в позе буддийского монаха, в ожидании прибыли, а активно вмешивается в дела своей фирмы. Но раз предприниматель вмешивается, то уж государству сам Бог велел.

Тут самое время привести несколько азбучных истин, с которыми председатель КГК так и не нашел время ознакомиться. Не до того ему. Он занят поиском ответа на судьбоносный вопрос «Какими нам быть?»

Экономисты выделяют пять видов ресурсов, необходимых для создания успешного бизнеса: земля и недра, капитал, труд, информация и предпринимательские способности. Предприниматель – это человек, который, во-первых, объединяет остальные четыре ресурса, беря при этом на себя ответственность за развитие бизнеса, во-вторых, разрабатывает и внедряет инновации, обеспечивающие качественный рост эффективности процессов или продукции, востребованных рынком.

А где тут место государству? Именно тут места современному государству и нет. У него иная задача – обеспечить предпринимателя стабильными правилами игры, без которых риски и, в частности, транзакционные издержки становятся запредельными.

Одна из важнейших особенностей белорусской модели заключается в том, что так и не научившись качественно выполнять свою основную задачу, родное «государство для народа» возложило на чиновников обязанности предпринимателей, точнее, только одну из них, да и то в максимально упрощенном виде. В конечном итоге все свелось к требованию неукоснительного выполнения спускаемых сверху распоряжений.

Алгоритм тут следующий: на каждом управленческом уровне полученные распоряжения обрастают планами мероприятий, после чего они передаются на более низкий управленческий уровень. С точки зрения диспетчирования, сложившаяся в Беларуси за последние четверть века система работает и работает достаточно эффективно. Поэтому любыми потугами, направленными на усиление дисциплины или призывами шевелиться, улучить ее нельзя. Проблема в том, что в подобных системах отсутствуют субъекты, отвечающие за инновации. Да и вообще с субъектами не густо. Властная вертикаль – это же вертикаль исполнителей, а не творцов-инноваторов.

Если бы такая система не испытывала давления со стороны внешних конкурентов, то она могла бы функционировать долго, что и демонстрировал СССР на протяжении десятилетий. Но у белорусской модели такой возможности нет. Не тот масштаб. Единственный доступный для нее способ задержаться в истории – это законсервироваться в собственном информационном соку. Что она достаточно успешно и делает в рамках так называемой модели имитационной демократии.

Условие выживания нашего чиновника – имитация успеха. ЦИК имитирует высочайший уровень сознательности электората. Штатные социологи взахлеб рассказывают о поддержке населением всех инициатив, спускаемых сверху. Главные редакторы государственных газет успешность своих изданий подтверждают солидными тиражами, умалчивая при этом о роли административного ресурса в их поддержании. У руководителей хозяйствующих субъектов имеются свои, перефразируя товарища О. Бендера, «четыреста сравнительно честных способа отчетности». Поэтому на совещании о ходе выполнения поручений по комплексному развитию Оршанского района 14 августа совершенно органично выглядело обвинение со стороны Лукашенко в адрес членов правительства «пофигистов», научившихся «объясняться, но не выполнять».

Имитаторы не нуждаются в научном анализе прошлого и настоящего. Статья председателя КГК – тому пример. Ни для одного макроэкономического показателя места в статье не нашлось, не говоря уже о динамических рядах. Какая динамика, и при чем тут динамика, если еще «в начале 90-х была проявлена государственная мудрость – продиктованная скорее интуицией, что называется, от земли, чем кричащими вызовами, – удалось сохранить государственное влияние на собственность». Далее, естественно, следует описание благодати, обрушившейся на Беларусь в результате проявления мудрости «от земли».

Насколько авторы подобных статей верят в то, что пишут? Полагаю, когнитивным диссонансом они не страдают, т.к. иными оценками, иными точками зрения, кроме официальных, они никогда не интересовались. Откуда же тогда взяться сомнениям?