Новые гвардейцы

Особая роль спецслужб в обеспечении независимости

Во втором десятилетии нынешнего века Беларусь оказалась в непривычных международных условиях. В Украине разгорелся политический кризис, приведший к иностранному военному вмешательству и потере контроля над частью территории страны. В России утвердилось реваншистское видение внешней политики, следствием которого стало то, что с некоторой натяжкой называют «холодной войной 2.0». В связи с этим возникли опасения по поводу будущего независимой Беларуси.

Руководство республики ответило на новый вызов ничего не менявшей, но показательной беларусизацией и укреплением силового блока. При этом основная ставка была сделана не на вооружённые силы, а на спецслужбы. Это было вполне логичное решение, учитывавшее несопоставимые размеры нашей страны и потенциальных агрессоров, а также скромный оборонный бюджет Беларуси.

Немаловажную роль в этом сыграли убеждения и взгляды президента. В частности, его высказывания на военную тему редко выходят за пределы текстов, подготовленных спичрайтерами. Это свидетельствует о его скептическом отношении к вооружённым силам как гаранту независимости. Куда больший энтузиазм, в том числе риторический, связанный с отступлением от подготовленных текстов, вызывает у Александра Лукашенко деятельность отечественных спецслужб, особенно КГБ.

Помимо того, что они требуют меньших денежных вливаний в сравнении с громоздкими вооружёнными силами, а их переоснащение стоит меньше, чем инновационный зенитно-ракетный комплекс российского производства, они также близки первому лицу в чисто мировоззренческом плане. Так, возможная потеря независимости описывается им как воздействие внешних сил при участии «пятой колонны». Такое же видение – у сотрудников спецслужб. Все это ставит их в более выгодное положение на фоне военных.

Нужно учитывать и специфическое понимание независимости, свойственное президенту. Оно объединяет государственный суверенитет и неизменность нынешних политической системы, состава руководства, социально-экономической модели. Утрата или изменение одного из этих компонентов будут восприняты им как «потеря независимости». Это расширенное толкование предполагает синтетичность действий по сохранению существующего порядка, а не одну военную мощь. Оно подводит к ставке на спецслужбы.

Верность высказанных соображений подтверждается самим главой государства, точнее, его риторикой. В первой половине 2018-го в Беларуси началась показательная борьба с коррупцией. Комментируя целый ряд задержаний видных управленцев, Александр Лукашенко охарактеризовал КГБ как ключевое звено в системе обеспечения независимого существования Беларуси. По его словам, оно борется, прежде всего, с внутренними угрозами и тем самым не позволяет создать условия для заграничных враждебных сил. При этом особо подчёркивалось, что эта спецслужба должна сохранять оторванность от прочих государственных органов, интересов бюрократии. В концепции, бегло очерченной первым лицом, КГБ представляет симбиоз гвардии, обеспечивающей незыблемость персоналистской власти, и средневекового рыцарского ордена, отстаивающего определённое понимание государственности.

Анализируя эти высказывания, некоторые комментаторы обвинили президента в обречённом идеализме. Тем не менее параллельно приданию КГБ особого статуса он сделал шаги, показывающие (прежде всего сотрудникам спецслужб), что реалистическое видение ситуации им не утрачено. В частности, летом 2018 года были произведены рокировки в руководстве Комитета. Они не повлияли на сложившуюся систему управления, но выступили своеобразным балансиром воодушевляющих речей, которые были произнесены в адрес беларуской спецслужбы номер один. Они напомнили, что недоверие – главный политический принцип лидера страны.

Указанный случай примечателен и тем, что продемонстрировал единый стиль управления, свойственный Александру Лукашенко. Его составляют частая смена риторических тонов, столкновение конкурирующих сил и пребывание на этом фоне в роли арбитра. В основном он проявляется в сфере внешней политики, но, как видим, находит применение и во внутренних делах.

Об эффективности этой методики свидетельствует педантичность, с которой беларуские спецслужбы относятся к антикоррупционным начинаниям президента в стремлении завоевать его полное доверие. Ещё один аргумент в её пользу – соревнование между силовыми ведомствами за лояльность лидера Беларуси, выражающееся в информационно значимых демаршах.

Яркий пример – заявление МВД, осудившее с консервативных позиций размещение радужного флага на здании посольства Великобритании в Международный день борьбы с гомофобией (17 мая 2018 года). Главная цель этого демарша состояла в утверждении упомянутого ведомства в роли основного защитника традиционных ценностей и стабильности, столь ценимых руководством республики. Таков был ответ на возросшее значение спецслужб и захват ими существенной части той самой лояльности первого лица.

Всё более актуальным на этом фоне становится вопрос о том, не является ли примат политического удушающим приёмом для профессионализма и общественной пользы упомянутых ведомств, столь значимых для поддержания элементарных безопасности и порядка в Беларуси.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.