Послание Александра Лукашенко 2018: три болевые точки белорусской модели

Информационная безопасность, разделение властей, человеческий капитал

24 апреля 2018 года ежегодное послание президента к белорусскому народу и Национальному собранию было кратким, к тому же в трансляцию не попали вопросы депутатов к Александру Лукашенко. Тон выступления задала произошедшая за день до него отставка премьер-министра Армении, к которой Сержа Саргсяна вынудили уличные выступления. Однако основные темы выступления были подготовлены независимо от армянской повестки дня и обозначили приоритеты, которые власть расставляет на ближайшее будущее.

Охранительная повестка дня

Помимо похвалы планерки с медийной вертикалью  как эффективного формата, Александр Лукашенко в основном говорил об информационном пространстве в контексте информационных войн: «Мы видим, как легко нагнетают панику и истерию растиражированные в сетях и на информационных порталах сообщения провокационного характера. Именно так в двадцать первом веке начинаются революции в их цветной версии, которые печально заканчиваются для самих же участников». И даже в дестабилизации ситуации в Сирии белорусский президент видит причиной не только «поддержку вооруженной оппозиции» и «прямые ракетные обстрелы», но и «истерию в СМИ».

С каждым разом в словах президента все откровеннее звучит критика именно российских медиа. Говоря о милитаризме журналистов и телевизионных спикеров, их стремлении разжигать военные конфликты, Александр Лукашенко отметил: «Я очень отслеживаю работу средств массовой информации. Особенно страдают наши братья-россияне вот этим. У нас все СМИ российские здесь транслируются основные, да плюс еще интернет … Они уже засучивают рукава, готовы взять пулеметы, гранатометы и воевать со всем миром». Помимо подтверждения президентского внимания к работе медиа, в этом фрагменте послания трансляция российских телеканалов в Беларуси снова была обозначена в негативном ключе – вкупе с пророссийскими медийными проектами в интернете.

Здравое зерно во всем этом безусловно есть. Вопросы информационной безопасности, использования социальных сетей и fakenews для внешнего негативного влияния – сегодня это стоит на повестке дня самых разных государств, включая США.  Однако на Западе это уравновешивается традициями свободы слова и уважения независимости прессы, пониманием важной роли журналистов как четвертой власти. В белорусском же контексте есть серьезный риск скатиться просто к закручиванию гаек. Когда государство воспринимает СМИ сугубо как сервильных лакеев, обслуживающих интересы общественной консолидации и продвижения позитивной повестки власти, а любую критику – как угрозу национальной безопасности и вражеские происки, раскачивание лодки.

Отсюда – и поправки в закон о СМИ, раскритикованные журналистским сообществом, и абсурдные заявления министра информации о том, что он поддерживает наказание за несанкционированные стримы в соцсетях. Как можно понять из послания, в понимании президента конструктивная роль интернета заканчивается за пределами Парка высоких технологий – в остальном он служит источником цветных революций. Действительно, невозможно себе представить, чтобы в XXI веке революция произошла без дискуссий в соцсетях и освещения в интернет-медиа. Однако наивно считать, что интернет сам по себе является источником народных волнений. В конце концов, рассерженные граждане свергали власть тысячи раз и до появления интернета. Недовольство социально-экономическим положением, засилье старых элит во главе с одним и тем же лицом, несдержанные обещания, произвол силовиков и других представителей власти, включая коррупцию – все эти компоненты складываются в революционную ситуацию независимо от наличия или отсутствия интернета.

Референдум: разделение властей по-белорусски

Похоже, события в Армении хотя бы на короткий срок убедили белорусского президента, что переход к парламентской республике – это плохая идея: «Отдельные горячие головы заявляют, будто не сегодня так завтра Президент назначит референдум по изменению норм Основного закона … Я никогда не действовал нечестно в отношении наших людей. И никогда на это не пойду ... Ибо будет как вчера в Армении». Во-первых, серьезная реформа властных институтов сама по себе может оживить народное брожение; во-вторых, оживление парламентской жизни неизбежно ведет к появлению новых ярких лиц в публичной политике.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы заметить: как бы чиновники из «Белой Руси» или Олег Гайдукевич из ЛДПБ ни аргументировали пользу перехода к выборам по партийным спискам и оживления роли парламента общегосударственными соображениями, в первую очередь такие изменения в белорусской политике были бы выгодны им самим. Будучи депутатом Верховного Совета, Александр Лукашенко хорошо видел, как прежде целиком лояльные политические институты ведут себя в момент слабости центральной власти. Свеж и пример Никола Пашиняна – лидера армянских протестов и депутата национального парламента. Так что «не стоит рассчитывать на то, что в случае изменения Конституции будут созданы фундаменты "для наших майданов и майданутых"».

И хотя риторика Александра Лукашенко явно была призвана сбить накал дискуссий вокруг возможного изменения Конституции, в конечном счете все сводится к словам «сегодня нам совершенно не до референдумов» – а не, допустим, к обещанию, что референдума в принципе не будет. Напротив: еще раз был подчеркнуто, что сформирована рабочая группа из судей Конституционного Суда и других юристов, идет работа над поправками в Основной закон. Прозвучал и формальный повод, вроде упоминания в Конституции Высшего Хозяйственного Суда, которого де-факто в Беларуси нет с 2013 года.

При этом был и вроде бы либерализаторский посыл: мол, президент готов передать часть полномочий другим ветвям власти, ведь уже «выработались определенные традиции», а «у президента появляются новые заботы и проблемы». Действительно, уже нет насущной политической необходимости регулировать каждую мелочь на уровне президента. В конце концов, несколько смешно, когда сайт главы государства украшает свежеподписанный стостраничный указ «Об охоте и ведении охотничьего хозяйства» – с перечислением пород собак и видов ловчих птиц. Чай, живем не во времена Владимира Мономаха, который в своем «Поучении к детям» из «Повести временных лет» значительное место отводит примерно тем же охотничьим вопросам. Да и попросту скучно 20 с лишним лет заниматься одними и теми же рутинными делами государственного управления, интереснее взяться за то же построение медийной вертикали.

Однако не стоит полагать, что перераспределение властных полномочий будет означать демократизацию системы и децентрализацию процесса принятия решений – это все ассоциируется у Александра Лукашенко с «фундаментом для майданутых». В другом блоке, не попавшем в официальный конспект послания, прозвучало президентское понимание разделения властей по-белорусски: «Парламент, министры и граждане готовят законы – а я их подписываю».

Утопия человеческого капитала

Как это часто бывает со стареющими авторитарными лидерами, руководящими системой без полноценной ротации элит, со сломанными социальными лифтами, Александр Лукашенко постепенно все больше ощущает нехватку компетентных кадров – скамейка запасных короткая. Из-за этого, к примеру, медийную вертикаль приходится формировать из тех, кого президент знает персонально и лично двигал по карьерной лестнице.

Выводы из этого были сделаны специфические: президент озаботился вопросами человеческого капитала, но ни словом не обмолвился ни об активной ротации элит, ни о развитии системы образования.

Что касается госслужбы, то Совмину поручено провести переаттестацию всех руководителей, а Администрации президента – продолжать реализовывать новые подходы в работе с кадровым резервом, ведь «экономике нужны энергичные и профессиональные управленцы». То же касается чиновников, доля которых в Беларуси получается незавидной: «держим их в черном теле, а давление и ответственность огромные и возрастающие. В госаппарате должны работать лучшие люди, настоящие профессионалы». Это все совершенно общие слова, не выходящие за пределы абстрактных благих намерений. Неясно, в чем заключаются новые подходы в работе с кадровым резервом и как привлечь на госслужбу таких чудесных людей, если за отход от генеральной линии им сразу же подрезают крылья.

Однако президентские амбиции касаются не только госслужащих, но и бизнеса: «Мы должны серьезно подумать о том, как сделать нашу страну привлекательной для богатых людей со всего мира … Цель – чтобы в Беларусь, чистый, спокойный и комфортный уголок Европы, как магнитом тянуло самых лучших и умных». Эти утопические мечты были сдобрены набором банальностей: «Что мы готовы предложить? Стабильные, комфортные, предсказуемые условия ведения бизнеса - это должно быть национальным брендом. Дружественность – обязательный принцип работы для всех».

Действительно, с учетом всех льгот и декретов, ПВТ оказывается вполне привлекательным для миграции айтишников из соседних стран. Но сколько бы Виктор Прокопеня ни пиарил Беларусь как прогрессивную цифровую державу, «богатые люди со всего мира» умеют гуглить и легко находят другой пример того же Прокопени: как богатых IT-предпринимателей в Беларуси могут бросить за решетку и не выпускать до выплаты серьезных отступных. И это еще цветочки почти неприкасаемого IT-сектора, что уж говорить про ягодки остальной экономики: национализации, поборы с бизнеса в виде принудительной благотворительности, взятие на баланс непрофильных колхозов и прочее.

Общее настроение от послания-2018 можно выразить так: Александр Лукашенко нащупал болевые точки выстроенной им модели (информационная безопасность, разделение властей, человеческий капитал), но не может предложить их эффективное лечение без угрозы демонтировать спровоцировавшую их конструкцию.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.