Референдум в Турции: предпосылки и следствия

Референдум, прошедший во время чрезвычайного положения, которое длится в Турции с июля 2016 года, привел к смене конституционного строя в стране, что теоретически позволит действующему президенту Турецкой Республики Реджепу Тайипу Эрдогану остаться на своем посту до 2029 года.

Несколько лет назад среди турецких иммигрантов, которые выросли и получили образование в Германии, наметился тренд возвращаться на историческую родину в поисках более престижной работы и социального статуса. Однако с усилением авторитаризма, расколом общества и ростом исламистских настроений в Турции из страны вновь уезжают многие репатрианты, а также проевропейски настроенные граждане, интеллектуалы, бизнесмены, феминистки, участники протестов на площади Таксим. Мнение женщин по поводу происходящего в Турции выражает эмигрировавшая в США турецкая писательница Элиф Шафак, автор книги «Ученик архитектора», которая назвала референдум «концом парламентской демократии».

За расширение президентских полномочий Эрдогана на референдуме 16 апреля 2017 г. голосовали в основном бедные провинциальные жители консервативной Восточной и Центральной Турции, в то время как в таких больших городах, как Стамбул, после оглашения результатов подсчета голосов ежедневно до поздней ночи продолжаются массовые демонстрации, есть десятки арестованных. Против Реджепа Эрдогана выступили развитые республиканские и светские регионы, находящиеся ближе к границам страны. Курды, относяшиеся к национальному меньшинству и проживающие на востоке Турции, также не поддержали изменение конституции.

Перевес сторонников Эрдогана был незначительным – всего несколько процентов, при том, что оппозиционные силы – социал-демократическая Народно-республиканская партия и прокурдская Демократическая партия народов – признали сфальсифицированными более 2,5 млн голосов. Цифра 51,20 % за президентскую республику вызывает большие вопросы, так как Высший избирательный совет поменял правила в последний момент, что позволило подсчитать неправильно отпечатанные бюллетени и бюллетени без защитных печатей. Однако попытки оппозиции аннулировать результаты референдума (так как в законе указано, что такие бюллетени должны считаться недействительными) не были поддержаны Советом Европы.

Несколько лет назад у Турции были шансы на сближение с Евросоюзом, но результаты референдума перечеркивают такое развитие событий. Наиболее драматично восприняли результаты референдума турки-иммигранты, живущие на Западе. В своей речи по поводу победы в референдуме Эрдоган сообщил о намерении восстановить смертную казнь в стране, что идет в разрез с требованиями европейской демократии. Хотя не стоит недооценивать роль турецкой диаспоры в победе Эрдогана. Турция, наряду с Марокко, считалась одной из наиболее секулярных стран исламского мира, ориентированных на западную демократию. Однако Эрдоган, фактически управляющий страной с 2002 года, взял курс на национализм, что влияет в первую очередь на положение в Турции женщин, ЛГБТ и феминистских инициатив.

За попыткой переворота в Турции в июле 2016 года, приведшей к массовым уличным протестам, последовали страх, запугивание и политические чистки, когда сотни тысяч людей – журналистов, политиков, учителей, академиков, офицеров, судей, религиозных деятелей и диссидентов, – лишились работы или были брошены в тюрьмы по подозрению к причастности к путчу. Турция лидирует по количеству заключенных среди журналистов, по сравнению с другими странами региона. По мнению наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ и ПАСЕ, из-за чрезвычайного положения были урезаны основные демократические свободы, что создало неравные условия для участников избирательной кампании: участники, агитировавшие «Против» референдума, подвергались преследованиям. Кампания «За» референдум обращалась к риторике сильной и стабильной Турции, в то время как основным аргументом кампании «Против» было то, что поправки в конституцию позволят президенту злоупотреблять властью, что в результате обернется еще большей нестабильностью.

Среди недавних 18 поправок, внесенных в конституцию Турции, необходимо назвать следующие: глава государства совместит полномочия президента и премьер-министра, президент Эрдоган полномочен назначать и увольнять своих заместителей и министров, вплоть до роспуска парламента, количество членов которого будет увеличено с 550 до 600. Эти изменения предоставят действующему президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану беспрецедентные полномочия, так как он сможет назначать государственных судей и прокуроров и править, издавая декреты. За счет победы на референдуме Эрдоган зацементировал свои властные полномочия вплоть до 2029 года – так как президентские выборы запланированы на 2019 и 2024 годы, а президентский срок правления составляет 5 лет.

Наибольшей критике турецкий референдум подвергся в Германии, где живут миллионы выходцев из Турции. Германия финансирует Турцию попакту о реадмиссии 2015 года. Согласно этим договоренностям нелегальные мигранты из стран Ближнего Востока, прибывающие в ЕС через территорию Турции, но не получившие там убежища, будут высылаться назад в Турцию. Эрдогану Меркель обещала выплатить за реадмиссию беженцев EUR3 млрд. По-видимому, для немецких инвесторов стало сюрпризом, что Турция провела на EUR 750 млн дотаций откровенно анти-европейский референдум.

В соглашение о реадмиссии также входило обещание введения безвизового режима для граждан Турции в ЕС – в обмен на выполнение таких требований, как соблюдение прав человека и право на справедливый суд. В настоящее время в Турции есть несколько лагерей беженцев, где в общей сложности содержатся 815 тыс. человек, в основном из Сирии. Всего, по данным Анкары, на территории страны сейчас находятся около 2,2 млн мигрантов из Сирии и 300 тысяч — из Ирака, на их содержание было потрачено USD 7,8 млрд из турецкой казны. В Турции есть недовольные ростом миграции в страну, поэтому только обещание безвизового въезда в ЕС для турецких граждан смогло протолкнуть соглашение о реадмиссии.

Рост изоляционима и евроскептицизма в Турции, связанный с тем, что обещание отменить шенгенские визы так и не было выполнено ЕС, создал внутриполитический фон, выгодный демагогу Эрдогану и его «Партии справедливости и развития»для проведения антидемократического референдума.

США напротив, одобрили смену контитуции. Турция является партнером США по НАТО, и турецкие войска участвуют в войне в Сирии против войск Башара Асада. Известно, что Турецкая Республика осуждает аннексию Крыма Россией, поэтому некоторые украинские аналитики одобряют усиление власти Эрдогана. Однако такая позиция не учитывает традиционно изменчивые отношения между Турцией и Россией – от вражды до дружбы и наоборот эти страны разделяет один шаг.

Позиция политиков и про-государственных медиа в Турции проста: молодым туркам лучше отбросить все надежды о вступлении страны в ЕС, так как Турция движется в противоположном направлении. Также обсуждается присоединение Турции к Шанхайскому пакту (также известному как Шанхайская организация сотрудничества) с Киргизией, Казахстаном, Таджикистаном, Узбекистаном, Россией и Китаем.

Турция – третья по величине страна в Евразии, часть которой находится в Европе (после России и Казахстана). Исторически она расположена на пересечении торговых и миграционных путей между Европой и Азией, и поэтому даже в случае, если Эрдоган, взяв курс на национализм, будет намерен изолировать ее от влияния Запада, экономически страна от этого сильно пострадает.