Морализаторский подход в политике

Во время избирательной кампании в белорусском публичном пространстве оживились дискуссии по вопросу участия или неучастия в выборах, которые после их завершения переросли в споры о том, принимать или отвергать полученные оппозицией мандаты. Однако уже задолго до этого эти разногласия  приняли форму противостояния двух довольно четко выраженных позиций – сторонников строгой морали (условно назовем их «морализаторы») и прагматиков. «Морализаторы» постоянно переводили спор в русло проверки действий оппозиционных политиков на соответствие моральным нормам и прямо или косвенно обвиняли своих оппонентов в аморальности. Об источниках и особенностях данного подхода я и хотел бы порассуждать подробнее.

Прежде всего, хочу обратить внимание на такую весьма характерную особенность «морализаторства», как абсолютизация зла. В статьях адептов морализаторского подхода нынешний политический режим без обиняков отождествляется со злом, и это якобы оправдывает неизбежные жертвы в борьбе с ним. Это значит, что злом (нечестностью, предательством) так или иначе становится не только сотрудничество с режимом в той или иной форме, но и  участие в инициируемых режимом мероприятиях, в частности, в выборах (потому как они проводятся по навязанным правилам), и даже поддержка тех, кто в них участвует. Таким образом, «морализаторский» подход исключает всякое взаимодействие с властью в форме политической борьбы и ориентирует на ожидание лучших времен, дающих возможность сменить режим в одночасье (это может быть «Площадь», «Майдан» и пр.). В сущности, он ориентирует на революцию, хотя открыто этого и не признает.

На мой взгляд, использование «морализаторского» подхода возвращает нас к временам, когда в государствах еще не было политики (в смысле politics) как противостояния и борьбы противоположных интересов. Несогласные с решениями власти (думающие иначе, верящие в иных богов и пр.) могли существовать лишь за его пределами. Появление politics означало признание пестроты политического ландшафта, разнообразия политических интересов, притязаний различных социальных классов и групп на то, чтобы влиять на принятие политических решений. С этого момента (в разных странах и регионах по-разному) появилась политическая жизнь в современном смысле слова. В силу ряда причин в Беларуси этого до сих пор не произошло. Политическая жизнь здесь существует «в урезанном» виде, что дает повод некоторым противникам правящего режима перейти на позиции потестарной (дополитической) культуры. В такой культуре нет политической борьбы как легального, институционализированного противоборства интересов. Вместо политического противника есть враг, в борьбе с которым допустимо все средства, в том числе и война на уничтожение. Для обоснования этой войны используются самые сильные, как правило, моральные (обесчеловечивающие) аргументы – «исчадие ада», «нелюди», «абсолютное зло». В России для этой цели сегодня часто используется слово «фашист».

Дополитическая культура не знает или не признает политических форм борьбы, а, значит, и роли выборов и политических партий. Не удивительно, что носители этой культуры склонны к обесцениванию политики как таковой, усматривая в ней лишь обман, «грязное дело», политические манипуляции. Объявляя нынешнюю власть «абсолютным злом», «морализаторы» сбрасывают со счетов (не хотят видеть) тех белорусов, которые вполне сознательно поддерживают действующего президента и для которых он, вполне возможно, выступает чем-то вроде «абсолютного добра». Можно спорить о процентах, но в любом случае их количество весьма значительно.

Нет в этой картине мира и тех, кто считает нынешнюю власть просто «меньшим из зол». Это довольно многочисленная прослойка людей, которые просто боятся, чтобы с приходом оппозиции к власти в стране не стало еще хуже (которые боятся повторения украинского сценария). Что делать с этими людьми оппозиционному политику? Логика политической борьбы не знает иного ответа на этот вопрос кроме одного – просвещать, убеждать, агитировать. Логика «морализаторского» подхода иная – надо ждать, пока ситуацию станет настолько плохой, что эти люди сами все осознают и сметут все на своем пути в революционном порыве. Создается впечатление, что нынешняя ситуация (когда возможности политической борьбы в стране крайне ограничены) в чем-то «морализаторам» даже выгодна. Ведь она позволяет им сидеть сложа руки и мечтать о времени, когда без каких-либо особых усилий с их стороны все вдруг разрушится и даст им в руки всю полноту власти. Причем без долгой и утомительной политической борьбы. А произойдет это просто потому, что Лукашенко является «олицетворением зла», а его оппоненты – «олицетворением добра». При этом не надо особо думать о том, что делать с многочисленными сторонниками режима.

Но самое неприятное, пожалуй, что следует из «морализаторской» позиции, – это уход во «внутреннюю эмиграцию». Ожидание краха системы, напомню, заставляет желать худшего – скорейшего прихода тех времен, когда «все развалится». Последовательная реализация этой установки исключает всякий добросовестный труд и улучшение чего бы то ни было как непродуктивные и даже вредные. Ведь это способствует сохранению «зла». Невольно вспоминается ленинская рекомендация о том, чтобы «желать поражения своему правительству». Такой образ мыслей с неизбежностью делает человека невосприимчивым к любого рода положительным тенденциям, не позволяет замечать каких-либо позитивных изменений, делает политически глухим. Понятно, что с подобного рода установками нельзя идти к избирателю. Он этого попросту не поймет. И в этом смысле ориентация «морализаторов» на бойкот или неучастие в выборах выглядит вполне логичной и политически обоснованной.