Капиталист приходит с целью наживы

Людские потери – 500.000

Первая половина 90-х гг. прошлого века может быть охарактеризована как эпоха великого переселения народов в геополитическом пространстве бывшего СССР. А также миграции их за пределы «1/6 части суши». Разумеется, не все почувствовали, что «дышать вольно» стало хуже по месту постоянной прописки, не все, кто почувствовал, решились на переезд, многие из переехавших возвратились на прежние места, но в любом случае масштабы движения следует признать внушительными.

Какое, казалось бы, отношение имеет Беларусь к далекой Австралии. А поди ж ты, только с 1990 по 1994 гг. ПМЖ на Зеленом континенте получили 464 уроженца Беларуси. То есть наших там оказалось больше, чем пионеров, доведших колонизацию Америки до создания Североамериканских Соединенных Штатов. В США, к слову, за это же время (в большинстве случаев навсегда) убыло 16 тысяч соотечественников. А это уже полнокровная дивизия, которую ежегодно подпитывают более 1.000 новобранцев из Беларуси. С учетом особой настроенности переселенцев за океан на американскую структуру семьи как ячейки общества (трое детей минимум), численность новейшего белорусского ареала в этой стране следует оценить примерно в 100 тысяч человек. Представляете, сколько наших земляков усердствует над развитием самой сильной экономики в мире или готовится к этому делу, обучаясь в тамошних университетах и колледжах. В которых, к слову, не действуют стандарты нашего Министерства образования.

Безвозвратные потери

Самым крупным «импортером» человеческого ресурса из Беларуси был Израиль (более 50 тысяч мигрантов за эти годы), но впоследствии интерес к нему угас, по причине масштабности первых «завозов» (из Бобруйска, по рассказам аборигенов, уезжали даже самые чистокровные «бульбаши») и потери этой страной благополучного имиджа в связи с непрекращающимся военным конфликтом. Сегодня по числу мигрантов в дальнее зарубежье Израиль занимает третье место после Германии и США: в первом полугодии текущего года в Германию выехало 653, в США – 557, в Израиль – 190 человек. К тому же из этой страны прибывает большое количество возвращенцев (108 человек за этот период). А вот из Германии и США в большинстве случаев не возвращаются. Таким образом, если охарактеризовать динамику привлекательности основных потребителей нашего человеческого материала в глазах выезжающих, то у Израиля она резко упала, у США остается на стабильно высоком уровне, у Германии высока и постоянно повышается.

Причины этого вполне очевидны. Для нас же важнее то, что мы безвозвратно теряем материал очень высокого качества.

Несколько лет назад, весной, когда в Беларуси возродилась традиция проведения субботников – праздников безвозмездного труда, погостить на Родину приехал белорус, инженер-энергетик из Латвии. Узнав о наших идеолого-экономических заморочках, он обидно хохотал от всей души. Впрочем, что ж тут обидного? Так вот, сей латыш-белорус, выпускник БПИ, оказался хорошим профессионалом и достиг значительных карьерных высот. Но должность главного специалиста оказалась не по зубам, поскольку овладеть государственным языком в нужном объеме он не смог в силу зрелого возраста. Но от этого не оскорбился, находя языковые требования к специалистам вполне разумными. Де мол, чтобы в будущем никто от безграмотности не страдал.

Так вот, мигранты в Беларусь из стран Балтии – это в большинстве люди, которых субботники не смешат, закручивание гаек не пугает, а Беларусь привлекает как государство, не предъявляющее к мигранту высоких профессиональных и социальных требований. Таковых во взаимном миграционном потоке явное большинство – совокупное положительное сальдо для Беларуси в миграционном обмене со странами Балтии в 1990-93 гг. составило 38 тыс. человек и остается положительным, хотя интенсивность процесса снизилась в десятки раз. В январе-июне текущего года из Литвы, например, прибыло в Беларусь 137 человек, убыло – 51, что обеспечило эмиграционный прирост в 86 человек. Сопоставимые показатели в обмене с Латвией и Эстонией.

Даже стабильность не привлекает

То есть пертурбации в основном закончились – желавшие обрести привычную среду уехали, оставшиеся адаптировались, а Беларусь в значительной степени утратила имидж «страны обетованной» для носителей преимущественно славянского и советского менталитета. Причем не только психологически, но и социально-экономически, поскольку впервые в новейшей истории Беларусь, по оценкам ооновских экспертов, уступила России лидерство в СНГ по индексу человеческого развития. Не перекрывает тутэйшая стабильность тамошних возможностей получить пусть не стабильные, но гораздо более высокие доходы. Ну а те, для кого всех прелестей жизни важнее собесовское попечительство, давно уже здесь.

К 1990 году, по данным переписи населения, из 10 млн. этнических белорусов в Беларуси проживало 7,9 миллиона, остальные – за ее пределами. Самые крупные белорусские диаспоры существовали в России – 1,2 миллиона, в Украине – 440 тысяч и в Казахстане – 183 тысячи человек. Отчасти поэтому по сей день миграционный обмен Беларуси осуществляется с этими государствами, иммигранты из которых составляют 85% прибывающих в нашу страну из пределов бывшего Союза.

Предпоследний год существования СССР стал первым годом возвращения представителей его народов на свою историческую родину. Причем число возвращенцев-белорусов из союзных республик, включая членов семей, в 1990 году значительно превышало число выбывших в эти республики, за исключением России и Украины: в РСФСР выбыло 73, а прибыло 60 тысяч человек, в Украину и из Украины – 22 и 17 тысяч. В последующем ситуация изменилась – и Беларусь стала численно прирастать за счет иммигрантов из бывших союзных республик. О масштабе явления можно судить по тому, что в 1990-93 годах из Беларуси в Россию выбыло 180 тыс. человек – прибыло 228 тысяч, в Украину убыло 57 – прибыло 61 тыс. человек.

Естественная убыль

То есть механический прирост был значительным, что замедлило снижение общей численности населения, которая впервые в послевоенные годы стала сокращаться за счет превышения смертности над рождаемостью с 1993 года (родилось 117,4, умерло 128,6 тысячи). Благодаря внешней миграции в 1994 году численность населения Беларуси в существующих границах достигла своего максимума (10.367,3 тыс. человек), после чего миграционной прирост перестал компенсировать его естественную убыль.

По данным Минстата, на 1 июля 2004 г. численность населения составила
9.821,7 тыс. человек и по сравнению с началом 2004 года уменьшилась на 27,4 тыс. человек. Как и в предыдущие периоды, сокращение численности населения обусловлено превышением на 28,6 тыс. человек числа умерших над родившимися при одновременном снижении миграционного прироста. Положительное сальдо миграции за январь-июнь 2004 г. уменьшило естественную убыль населения на 4,3%, за аналогичный период 2003 г. – на 10,3%. Таким образом, можно смело предположить, что за год численность населения Беларуси снизится на 50 тысяч «с хвостиком» (что сопоставимо с численностью населения таких городов, как Жодино или Жлобин) и достигнет показателя 1984 года. Абсолютные потери по сравнению с 1994 годом составят примерно полмиллиона человек.

Разумеется, обезлюдивание Беларуси имеет свои социальные и демографические особенности: сельское население, к примеру, демонстрирует очевидные «намерения» исчезнуть как социальная категория, а Витебская область (единственная, где численность сельчан так и не достигла довоенной) по плотности населения уже сопоставима с территориями российского Севера и по показателям естественной убыли занимает «лидирующее» положение. Как сообщает Минстат, в первом полугодии т. г. наибольшее значение естественной убыли населения было в Витебской области (8,9 человек на 1.000 населения), Минской (8,1), Могилевской (7,8), Гродненской (7,4), наименьшее – в г. Минске (0,7).

Депопуляция характерна не только для сельских поселений, но и для малых городов, которые обладают крайне скудными возможностями для привлечения внешних и внутренних мигрантов. Все это требует от правительства, если оно на самом деле озабочено перспективой страны, разработки каких-то механизмов, какой-то особой, если хотите, агрессивной демографической политики. Строительством «пяти домиков» в каждом колхозе делу не поможешь: в резервациях, давно доказано, люди не живут и не работают. Смысла нет и цели нет. Похоже, что «наши» этого не понимают. Значит, существует опасность для всей страны. Был же Союз резервацией, куда стремились только самые передовые представители прогрессивного человечества, всю оставшуюся жизнь, проклиная ту минуту, когда принимали ставшее роковым решение.

Разумеется, в истории все повторяется, но не один к одному. Богатые, да и просто состоятельные люди, профессионалы всех родов и видов человеческой деятельности сегодня могут слыть и быть космополитами, которым требуемые условия обеспечит любая цивилизованная страна. А те страны, которые стремятся стать цивилизованными, постараются хотя бы продемонстрировать такие намерения. А кто приедет к нам, где к богатству относятся с подозрением. Только «космополиты-теневики», у которых все и везде «схвачено». Только те бедолаги, которым в родных странах живется хуже нашего.

Да и таких становится все меньше. По данным Минстата, миграционный прирост за I полугодие 2004 г. составил 1.221 человек и по сравнению с I полугодием 2003 г. снизился на 1.877 человек (на 61%) за счет уменьшения числа прибывших из стран СНГ и Балтии (на 2 тыс. человек, или на 23%).

Если так пойдет и дальше (тенденция налицо), то актуальным останется всего один вопрос: «Кто окажется последним, который погасит свет в стране, покидая Беларусь?»

Метки