Увлечение влечением к смерти

Весть о референдуме была воспринята широкими общественными массами с недоумением, возмущением и восторгом. Что вполне естественно: событие, что называется, неоднозначное.

Восторгались преимущественно СМИ, чье «нормальное» состояние как раз и сводится к перманентному информационному восторгу (по поводу всего, исходящего от власти). Т.е. государственные СМИ. Важно в связи с этим обратиться к ретроспективе: уже очень давно, предвидя событие за несколько лет, восторгалось прохановское «Завтра» (завтрашние новости вчера). В рамках избранной концепции даже несколько странно выглядит заголовок статьи С. Проханова: «Лукашенко победит!». Следовало бы начертать: «Лукашенко победил», ибо общее впечатление от опусов такого толка таково, что все пришло в движение, все уже состоялось, выбор сделан (поскольку, вероятно, не существовало никакого выбора).

Стиль и «метод» письма, развертываемого в лучших-худших традициях «триумфа воли», показателен сам по себе: «Лукашенко явился, как взрыв, рождающий молодую планету. Как подземный огонь, прожигающий мертвые глухие породы. Как свежий чистейший ключ, пробивший иссохшие толщи. Его не предсказывали звездочеты, не вычислили астрологи, не угадали яйцеголовые аналитики. Его родил народ в годину страшных испытаний, вытолкнул из своей горячей страдающей плоти, как сердце, не желая умирать, выталкивает жаркий всплеск жизни».

Цепляясь одна за другую слащавые метафоры подводят читателя, конечно, к мысли об особой миссионерской задаче белорусского президента: «Лукашенко сражается не только за Минск, Витебск, Полоцк. Он сражается за Смоленск, Москву, Красноярск. Он – последний рубеж, удерживающий дивизии НАТО. Последняя трахея, позволяющая дышать России. Последний доспех, отделяющий русское сердце от отточенного кинжала».

Авторы потрезвее, обходя этап обостренного восторга/возмущения, проявляют интерес к неоднозначности происходящего. В частности, Сергей Караганов замечает: «Мало кто сомневается, что в условиях нынешней Белоруссии Лукашенко сможет выиграть референдум. Но никто не сомневается, что международное сообщество, значительная часть белорусского общества и народа не примут результаты этого референдума. … Движение к референдуму, а затем к выборам неизбежно будет толкать руководителя страны и часть его окружения в сторону репрессивных мер, все больше дискредитируя это самое руководство».

«Но самое главное, – продолжает Караганов, – это то, что А.Г. Лукашенко, повторяю, ныне законно избранный президент Белоруссии, не будет таковым, потеряет свою легитимность при любом исходе следующих выборов, если он пойдет на них. … Я надеюсь, что продемонстрировавший не раз немалую политическую гибкость и политический талант нынешний белорусский президент не пойдет на третьи выборы. Даже если он выиграет референдум. Мы не заинтересованы в том, чтобы руководитель дружеской страны «топил» себя, обрекая частично вместе с собой братскую и дружественную нам Белоруссию».

Редактор «Белорусских новостей» А. Класковский считает необходимым подчеркнуть, что плебисцит – это еще не выборы. «Между этими событиями – временной зазор почти в два года. И за это время много воды утечет». Пожалуй, к подобной «постановке вопроса» приходят все или почти все аналитики. Объявление референдума – еще не выигрыш на референдуме, выигрыш на референдуме – еще не победа на выборах, победа на выборах не есть синоним политической победы. Неопределенность, недоумение – вот главный модус надвигающейся серии событий.

Александр Федута публикует в «Белорусской деловой газете» статью с показательным вопросом: «Самоубийца?». «Что угрожало Александру Григорьевичу в случае своевременной отставки в 2006 году? – пишет Федута. – Ничего. Мирная жизнь в персональной резиденции. Как писала «БДГ», хороший дом, хорошая жена... Так жил Горбачев, так живет много покуролесивший Ельцин. Сделать третий шаг? Куда? В технологическую и, главное, политическую пропасть? Вместе со страной». С точки зрения автора, Лукашенко почти не заметил, как превратился в главный тормоз развития. А это уже фатальный политической просчет.

Трудно обойти стороной один из главных вопросов нынешней политической осени – выборы в ППНС. Получается, что претенденты на парламентские кресла некоторым образом должны обозначить свое отношение к происходящему, т.е. к «параллельной» кампании. И не только они. На этом концентрирует внимание зампред ОГП Я. Романчук в статье, размещенной на сайте партии : «Вопрос «что делать» должен задать себе каждый гражданин Беларуси. 17 октября – это день его гражданской исповеди. Сегодня оппозиция – это каждый, кто против третьего срока А. Лукашенко. Каждый должен стать активным агитатором и человеком влияния».

Если проблема возможного конституционного переворота стала наиболее обсуждаемой в белорусской прессе (и, по всей видимости, останется таковой ближайшее время), то реакция мировых СМИ получилась какой-то жидковатой. «В мире не заметили самоуправства Лукашенко», подчеркивает «Независимая газета». Можно утверждать, что инициатива белорусских властей подвигла мировое сообщество к «задумчивости». Короче говоря, на что Лукашенко рассчитывает? На этот вопрос не могут пока ответить ни в Беларуси, ни в России, ни в Европе.

«Московский комсомолец» публикует статью «Новые приключения Шурика. Колхозный диктатор хочет любви», в которой призывает российское руководство немедленно определиться с политикой в отношении Беларуси: «Сделав заявление о референдуме, Лукашенко перешел незримый Рубикон. Пора расставить точки. Остальной мир со своей позицией определился. На глобусе «великого диктатора» осталась только наша страна. Однако есть и другая версия. 23 августа президенты Путин и Лукашенко встречались в Сочи. Неизвестно, обсуждалась ли на ней тема третьего президентства, но, если белорусский лидер заручился поддержкой, не исключено, что Белоруссия станет полигоном для российских политтехнологов, уже прикидывающих варианты развития событий перед российскими выборами 2008 года».

Однако ровным счетом нет никаких сомнений в том, что реакция последует. Лишь деформированному сознанию «среднестатистического» белоруса может представляться, что страна пребывает в безвоздушном пространстве мировой пассивности. Лукашенко перешел Рубикон, за которым простираются совсем иные, незнакомые для него пространства. Пожалуй, можно солидаризироваться с г-ном Федутой: в действиях белорусских властей содержится нечто суицидальное.

Метки