Рискнет?

Итак, сегодня в 21.00, после детской сказки на ночь, президент обратится к народу. Нет никаких сомнений в том, что анонс этого обращения БелТА предуготовляет к судьбоносному решению, вынашиваемому президентом с 9 сентября 2001 г. Нет также никаких сомнений в том, что обращений к народу у него заготовлено по меньшей мере три – все вокруг магической цифры. Одно – с объявлением референдума, потому что «вокруг так неспокойно», и он нас успокоит, второе – с выражением солидарности братьям-россиянам в их беде и, быть может, с отменой праздника 11 сентября, третье – туманная компиляция из двух первых, на всякий случай, последние редакторские наработки пресс-службы. Нет никаких сомнений и в том, что до последнего момента он не будет точно знать, какое именно из них читать, хотя, конечно, затевается все это для референдума.

Ведь такой соблазнительный повод, такая, казалось бы, беспроигрышная мотивация, такой, казалось бы, гарантированный результат. И все-таки: слишком много «казалось бы» в этой авантюре. Рассуждая перед нашими послами – своими, вернее, послами, о будущем российско-белорусского союза, президент пообещал: «Мы этого пути готовы придерживаться и идти по нему. Россия отошла от этого пути. Еще раз подчеркиваю, но обстановка в мире, вызовы – ситуация на Кавказе, в Средней Азии, вообще в мире – толкает Россию идти по этому пути». То есть он давно уже ждал какого-то толчка, чтоб вернулась.

Может показаться, что Беслан стал именно тем толчком, который вернет Россию на тот самый правильный путь, сделает ее действительно «его Россией», той, которую он знает с детства, воскресит утраченный рай. «Его Россия» – несомненно – окажет ему безоговорочную поддержку в противостоянии такому холодному и враждебному миру. Вернее, не так: она вернется к противостоянию с «большим» миром, и – по остаточному принципу – равнодушию и попустительству в своем малом мире. А сохранение политического настоящего Александра Лукашенко после лета 2006-го возможно только в разделенном мире.

Но равнодушие и попустительство к делам «малых сих» и так являются главным содержанием «важнейшего направления внешней политики России». Являлось, – до Беслана. Беслан стал той точкой, тем самым the Event, в котором (или который) произвел перезагрузку системы с непредсказуемыми пока результатами. Достаточно беглого знакомства с российской прессой этих дней, чтобы увидеть, что маятник общественного мнения, маятник настроений элит готов качнуться в любую сторону. Сейчас даже тихое слово, случайное слово, способно окликнуть истину другим именем.

И даже слово о референдуме, при всей вторичности и незначительности этого слова для России, может сработать так, что лицо мира станет иным. Или другое слово, другой жест. Но даже если возобновится противостояние, и Россия пойдет по этому пути, мир уже никогда не будет таким, каким его видит, знает и понимает Александр Лукашенко.

И до 17 октября еще многое может произойти.

Метки