Нефтегазовый сектор: трудные времена

Резкое падение мировых цен на нефть заставило белорусские власти задуматься о новых драйверах роста национальной экономики. Национальная «нефтянка», еще недавно приносившая бюджету до 40% объема валютной выручки, хотя все еще сохраняет лидерские позиции в части притока валюты в госказну, генерировать ожидаемый объем нефтяных «дивидендов» она уже не может.

Сегодня ситуация в «нефтянке» такова, что несмотря на внушительные темпы роста экспорта белорусских нефтепродуктов, валютная выручка от их продажи сокращается. В частности, в январе-октябре Беларусь увеличила экспорт нефтепродуктов на 21% по сравнению с аналогичным  периодом прошлого года – до 13,721 млн тонн. В то же время в стоимостном выражении экспорт нефтепродуктов из Беларуси упал на 32% – до 5,683 млрд USD. Этот тренд четко обозначился в уходящем году и на фоне неутешительных для Беларуси прогнозов цены на нефть продолжится в 2016 году.

Нефть: баланс положительный

В конце декабря 2015 года белорусская сторона получила письменное подтверждение о том, что Россия подписала баланс по поставкам нефти в Беларусь в 2016 году.

Беларусь намеревалась получить в 2016 году 24 млн тонн нефти, при этом весь этот объем – по трубопроводной системе. Российская сторона сначала предложила поставить по трубопроводной системе в Беларусь лишь 23 млн тонн, еще 1 мл. тонн – по железной дороге. (Отметим, что в 2015 г. Россия поставит в Беларусь 23 млн тонн нефти, из них 22 млн – по трубопроводной системе). Но в процессе переговоров пошла белорусской стороне навстречу: в 2016 г. всю нефть в Беларусь российские нефтяные компании поставят по «трубе», что позволит снизить издержки на логистику.

В соответствии с индикативным балансом в будущем году Беларусь должна поставить на российский рынок 1 млн тонн автомобильных бензинов. В 2015 г., согласно утвержденному с РФ нефтяному балансу, Беларусь должна была поставить на российский рынок 1,8 млн тонн бензинов, однако из-за невыгодных цен на автомобильное топливо в России поставит в лучшем случае около 1 млн тонн.

Летом 2015 года невыполнение союзнических обязательств Беларуси по поставкам бензинов в РФ вызывало резкое недовольство Минэнерго РФ. Профильное министерство даже грозилось наказать белорусов снижение поставок нефти в РБ. В свою очередь белорусские чиновники ссылались на право не поставлять нефтепродукты в РФ, если цена на них ниже среднеевропейской. Да, говорили в ответ их российские коллеги, в действующем соглашении сторон имеется соответствующая оговорка, но этот пункт прописан абстрактно: что такое существенная разница – непонятно.

Чтобы снять конфликт, стороны договорились разработать методику определения разницы цен на топливо на российском рынке и внешних рынках. По имеющимся данным, такая методика не разработана до сих пор.

ФАС России хочет обязать Беларусь продавать бензин на бирже

Минэнерго РФ де-факто смирилось с тем, что белорусская сторона при нынешней конъюнктуре цен на российском рынке не сможет выполнить свои обязательства по поставкам на российский рынок 1,8 млн тонн бензинов, о чем свидетельствует секвестр этого показателя на 2016 год (1 млн тонн). Но Федеральная антимонопольная служба (ФАС) РФ, очевидно, мириться с этим не намерена.

Заместитель главы ФАС РФ Анатолий Голомолзин 23 декабря на экспертном совете по нефти и нефтепродуктам своего ведомства заявил, что ФАС настаивает на обязательной продаже 10% белорусского бензина на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Он отметил, что главная проблема межправительственного соглашения с Беларусью о поставках нефтепродуктов в РФ заключается в том, что «топливо может предлагаться к торгам и не реализовываться». «Мы считаем, что оно должно не только предлагаться, но и реализовываться. В этом принципиальное отличие», – заявил Голомолзин.

«Транснефть» положила глаз на белорусское дизтопливо

Еще одно решение, если оно будет принято, способно коренным образом изменить ситуацию в белорусской «нефтянке». В конце года стало известно, что российская  компания «Транснефть» изучает проект строительства нового нефтепродуктопровода с конечной точкой в порту Усть-Луга и собирается его загрузить российскими и белорусскими нефтепродуктами. На состоявшемся в конце ноября в Санкт-Петербурге международном конгрессе Oil Terminal-2015вице-президент этой компании Сергей Андронов заявил, что «Транснефть» уже провела предварительные переговоры в порту, а также с российскими нефтяными компаниями. Пока вопрос упирается в ресурсную базу. В новую «трубу» должно уйти дизтопливо с российских НПЗ, расположенных в европейской части РФ. По оценкам, сейчас 5 млн тонн дизтоплива с этих заводов не может попасть в действующий нефтепродуктопровод «Север» (Кстово-Ярославль-Кириши-Приморск).

Но для окупаемости новой «трубы» требуется около 10 млн тонн дизтоплива. Дополнительной ресурсной базой в объеме 5 млн тонн могут стать, как считает российская сторона, белорусские нефтепродукты. В «Транснефти» уже просчитали, что если соединить белорусские НПЗ с Усть-Лугой, то общая длина ответвления нефтепродуктопровода может составить до 800 км, а объем годовой прокачки составит порядка 5 млн тонн дизтоплива.

Однако сомнительно, что этот проект отвечает интересам белорусской стороны. Нынешняя стратегия белорусского экспортера нефтепродуктов – Белорусской нефтяной компании – нацелена на получение  максимального эффекта от экспорта нефтепродуктов. А для этого компания должна в меньшей степени ориентироваться на продажи топлива через порты, предпочитая продавать светлые нефтепродукты на высокопремиальных рынках близлежащих стран. Сможет ли белорусская сторона убедить в этом российскую «Транснефть» – пока неясно.

Формула цены: настаиваем на снижении маржи российским поставщикам

В 2015 году заканчивается действие предыдущего 4-летнего соглашения об условиях поставки российской нефти в Беларусь (в этом документе стороны оговаривают принципы формирования цены на стратегическое для Беларуси сырье, а также ряд других условий). Учитывая произошедшие за последнее время принципиальные изменения нефтяной конъюнктуры, белорусская сторона рассчитывает внести в документ серьезные изменения. Речь идет о размере премии российским нефтяным компаниям: ее предлагается снизить адекватно показателям снижения цен на нефть.

Беларусь покупает российскую нефть не по мировым ценам, а по льготным. Цена рассчитывается по специальной формуле, в которой для расчета используются среднемесячные котировки Urals в Северо-Западной Европе и Средиземноморье за минусом экспортной пошлины на нефть и транспортных издержек (от белорусско-российской границы до белорусских НПЗ). Кроме того, в расчетах предусмотрен размер премии для российских нефтяных компаний. И хотя стартовавший в России в 2015 году налоговый маневр повысил цену российской нефть для Беларуси – в среднем примерно на 13% – цена российской нефти для Беларуси по-прежнему остается льготной.

По имеющимся данным, концерн «Белнефтехим» настаивает на дополнительном дисконте на поставляемую в Беларусь нефть, но пока российские НК не хотят вносить изменения в условия формирования цены на нефть.

В то же время в 2015 году российские нефтяники снизили объемы переработки нефти на белорусских НПЗ до рекордно минимального уровня за последние годы. Согласно последним данным, сейчас объем давальческой нефти составляет около 15% при установленной квоте в 50% от объема импортируемой из России нефти. Оставшийся объем покупают белорусские НПЗ, хотя для заводов с финансовой точки зрения оптимальной является пропорция 60 на 40 (то есть когда 60% нефти закупают белорусские компании, 40% – российские). Отметим, что в 2014 году российские компании переработали в Беларуси 25-30% всего объема импортируемой из РФ нефти, в 2013 году – 42%. Снижение объемов давальческой переработки нефти российскими компаниями обусловлено в том числе  эффектом налогового маневра, который Россия проводит с 2015 года. В новых условиях российским компаниям стало выгоднее качать нефть преимущественно на экспорт.

Такая же ситуация с поставками давальческой нефти сохранится, надо полагать, и в 2016 году. Но при определении условий поставок нефти в будущем году (и на перспективу) белорусская сторона рассчитывает не только снизить маржу российских НК, но и более четко ранжировать качественные характеристики российской нефти.

Белорусская сторона не случайно всерьез обеспокоилась ухудшением качества российской нефти, из-за чего белорусские НПЗ несут дополнительные издержки. Тем более, что, ориентируясь на стандарты европейского рынка, белорусские нефтепереработчики пытаются максимально ускорить модернизацию своих мощностей, чтобы снизить производство темных нефтепродуктов – в первую очередь, мазута на фоне глобального падения спроса на эту продукцию.

Пошлины в бюджете уже посчитали

В белорусском бюджете-2016 уже заложена сумма 1,1 млрд USD от экспортных пошлин на нефтепродукты (расчеты сделаны исходя из цены нефти 50 USD за баррель). Белорусский Минфин пошел на этот шаг, руководствуясь подписанным с РФ протоколом, согласно которому белорусский бюджет может до 2025 года стабильно получать 1,5 млрд USD в год нефтепошлин. Такая сумма Беларуси гарантирована при цене нефти 70 USD за баррель (в последнем случае, согласно данным Минфина, объем экспортных пошлин составит 1,49 млрд USD).

А так как за последние 18 месяцев стоимость нефти Brent упала более чем на 60% – ниже 40 USD за баррель – пошлины должны засчитываться в белорусский бюджет автоматически без дополнительных переговоров. Так считает белорусская сторона, полагаясь на договоренности, достигнутые с РФ при подписании договора о создании ЕАЭС в мае 2014 г. Российская сторона эту тему в последнее время не комментировала. Надо полагать, Москва не будет создавать на этой почве конфликт, учитывая прежние договоренности по ЕАЭС.

Налоговый маневр подкорректировали

Правительство России приняло решение в 2016 г. немного поменять подходы к налоговому маневру. Напомним, суть налогового маневра, заработавшего с января 2015 года, заключается в поэтапном снижении на протяжении трех лет вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты и нефть. В частности, за 3 года в 1,7 раза должны снизиться пошлины на «черное золото», в 2-5 раз – на нефтепродукты (в зависимости от их вида) при одновременным увеличением ставки НДПИ на газовый конденсат в 6,5 раза и нефть – в 1,7 раза.

Пытаясь найти источники для затыкания дыр в бюджете-2016, Минфин РФ первоначально хотел изъять у нефтяников для нужд федерального бюджета 600 млрд RUB, но потом нефтяников пощадили. Принято решение в 2016 году заморозить экспортную пошлину на нефть на уровне 42% (хотя налоговым маневром предполагалось ее снизить до 36%), что даст российскому бюджету дополнительно 200 млрд RUB.

Беларусь в русле своих союзнических обязательств тоже будет вынуждена в 2016 году заморозить вывозные пошлины на нефть. Но это решение принципиально на ситуации в нефтяной отрасли страны не скажется.

Газ: важный торг за скидку

В 2016 году Беларусь планирует закупить в России 22,5 млрд куб. м природного газа. После продажи в конце 2011 года «Газпрому» своей газотранспортной системы проблем с газовыми поставками у Беларуси с Россией на протяжении последних 4 лет не было. Что понятно: в обмен на форсированное участие в создании евразийского союза и сделку с «Белтрансгазом» Беларусь добилась главной на тот момент цели – «Газпром» «освободил» белорусскую сторону от европейской формулы определения цены на газ и фактически «привязал» к внутрироссийской цене. Благодаря этому в течение последних лет Беларуси и России удалось избежать газовых войн. Да и спорить союзникам было вроде не о чем, ибо цена для  Беларуси была достаточно комфортной.

Отметим, что в Беларусь покупала российский газ по самым низким ценам в сравнении с другими странами. В 2012 году цена на газ для Беларуси снизилась с 265 USD за тыс. кубометров до 165,6 USD/тыс. кубометров, в 2013 году цена составляла 163 USD/тыс. кубометров, в 2014 году – около 167-170 USD. В этом году Беларусь покупает российский  газ по 142,37 USD за тыс. кубометров. Ранее чиновники заявляли, что белорусская сторона надеется в 2016 году сохранить нынешнюю цену на российский газ, не исключая возможности ее снижения.

Дело в том, что цена российского газа для Беларуси определяется по особой формуле, которая во многом зависит от волатильности российского рубля, курс которого, в свою очередь, зависит от мировых цен на нефть. Падение мировых цен на нефть и последовавшая вслед за этим существенная девальвация российского рубля дали основания белорусской стороне рассчитывать на дисконт к цене поставок российского газа в 2016 году.

Заместитель министра энергетики Беларуси Вадим Закревский в ходе пресс-конференции 18 декабря уточнил, что белорусская сторона надеется на снижение цены российского газа в 2016 году более чем на 10 USD за тысячу кубометров. В свою очередь посол России в Беларуси Александр Суриков в эфире белорусского телевидения 20 декабря отметил, что цена на российский газ для Беларуси в 2016 году может снизиться до 135-140 USD за тысячу кубометров.

Договориться о конкретной цене на газ на 2016 год и подготовить соответствующие документы белорусская сторона планировала, по словам В. Семашко, до 21 декабря. По имеющимся данным на 22 декабря, завершить переговоры по газовому вопросу белорусской стороне не удалось. Чиновник в профильном ведомстве в беседе с автором статьи в этой связи отметил, что переговоры идут непросто: «Есть вопросы… Если удастся договориться, то скидка, скорее всего, будет небольшой».

Следует отметить, что для Беларуси важно договориться о газовом дисконте не только потому, что будущий год будет очень непростым для национальной экономики. Дело в том, что низкие цены на нефть спровоцировали снижение экспортных цен российской газовой монополии, а это, в свою очередь, ударит по конкурентоспособности белорусских предприятий.

Согласно экспертным прогнозам, «Газпром» в 2016 году вынужден будет продавать газ по рекордно низкой средней цене – 162 USD за тыс. кубометров. Для сравнения: в 2014 году экспортная цена «газпромовского» газа составляла 351 USD /тыс. куб. м., в 2015 году, по предварительным оценкам, составит 237USD /тыс. куб. м.

Таким образом, цена российского газа для Беларуси в 2016  году без учета возможной корректировки может отличаться от среднегодовой экспортной цены «Газпрома» всего лишь на 20-22 USD, в то время как  в 2015 году эта разница была примерно в 5 раз выше. Это означает, что Беларусь теряет одно из важнейших факторов конкурентоспособности отечественных предприятий – низкую цену на газ.

С другой стороны, даже такая щадящая цена на газ для Беларуси (на границе – 142,75 USD за тысячу кубов, а из-за перекрестного субсидирования белорусские предприятия платят  за газ около 285 USD за тыс. кубов) оказывается сегодня не по карману многим отечественным потребителям. В 2015 году Министерство энергетики уже столкнулось с массовыми неплатежами за потребленные реальным сектором электроэнергию и природный газ, о чем сообщил заместитель министра энергетики Беларуси Вадим Закревский на пресс-конференции 18 декабря.

Согласно данным Белстата, предприятия Беларуси (без учета банков, страховых, бюджетных, микро- и малых организаций без ведомственной подчиненности) в январе-октябре 2015 года увеличили размер просроченной кредиторской задолженности за топливно-энергетические ресурсы (ТЭР) в 3,1 раза до 6,277 трлн BYR (341,6 млн USD по курсу Нацбанка РБ). Причем, как отмечают белорусские чиновники, просроченная кредиторская задолженность за ТЭР как в целом, так и в частности по промышленности и сельскому хозяйству в 2015 году растет непрерывно.

Стоит отметить, что удельный вес просроченной компоненты в общей сумме кредиторской задолженности за ТЭР в период с 1 января по 1 ноября 2015 года увеличился с 9,89% до 26,34%. По состоянию на 1 ноября доля просроченных обязательств за ТЭР была максимальной в 2015 году. В сельском хозяйстве доля просроченной части кредиторской задолженности за ТЭР составляла на 1 ноября 62,55%, в промышленности – 31,32%, в строительстве – 46,29%

Как следствие, из-за нарастания неплатежей белорусских потребителей стремительно вымываются собственные оборотные средства «Белэнерго». В частности, нагрузка в виде процентов по кредитам, которые вынуждены брать энергетики для оплаты российских энергоносителей, может достигать 1 трлн BYR.

В 2016 году ситуация с оплатой энергоресурсов, судя по всему, еще более ухудшится. Вот почему белорусским переговорщикам по цене на газ на 2016 год нужен победоносный результат: максимально возможная скидка – «существенная», как заявил правительственный  куратор белорусского ТЭКа Владимир Семашко.