Смена повестки

Повестка российско-белорусских отношений меняется. Пока эти изменения не очень бросаются в глаза – главным образом, потому, что пресса по инерции отрабатывает старую повестку. Между тем на первый план постепенно выдвигаются новые вопросы двусторонних отношений.

Животрепещущий вопрос размещения российской авиабазы на территории Беларуси – вопреки многочисленным ожиданиям – в ходе последней встречи А. Лукашенко и В. Путина не поднимался. И если он будет подниматься в будущем, 2016 году, то приблизительно с тем же результатом, как если бы прежде всерьез не ставился. У Беларуси нет серьезных стимулов для положительного (в пользу России) решения этого вопроса, в то время как российское руководство не готово эту систему стимулов поменять. Прежде всего – из-за дефицита переговорных аргументов (или рычагов).

Прежде всего это касается нефтяного и газового аргументов. Цены на энергоносители постепенно снижаются, а вместе с ними – и доля РФ на энергорынке Европы. Соответственно, снижается энергетическая белорусская маржа, и в текущей ситуации сила нефтегазового аргумента недостаточна для проталкивания инициатив наподобие авиационной базы. То, что прежде именовалось энергетической рентой, энергетическим бонусом или грантом теперь все более уподобляется пособию. Возможно, ситуация никогда уже не станет прежней (как, например, в 2009-2014 годах), ибо роль нефти в человеческих делах постепенно снижается.

Вопрос кредитов в настоящий момент также сильно переоценен массмедиа. В период после аннексии Крыма и последовавших западных санкций, девальвации рубля и растраты стабфонда деньги для России существенно подорожали. Прежде РФ значительно лучше полуизолированной Беларуси была интегрирована в глобальные финансовые рынки, имела доступ к займам под низкий процент (для цивилизованных стран), и потому легко могла кредитовать Беларусь – с выгодой и для себя, и для своей союзницы. Теперь же Россия вынуждена занимать деньги приблизительно по тем же ставкам, что и Беларусь. Не исключено, что в 2016-2017 годах деньги для Беларуси станут дешевле, чем для РФ. Уже сегодня выгоднее выпустить евробонды, чем идти на серьезные уступки (неважно, база это или что-то еще) в обмен на очередной кредит ЕФСР. Безусловно, белорусское руководство по-прежнему остро нуждается в финансовых средствах, но Россия утрачивает свою кредитную монополию.

Итак, газ, нефть и деньги в контексте российско-белорусских отношений постепенно отходят на второй план. На первый выдвигается торговля. Россия остается крупнейшим торговым партнером Беларуси, и это ее качество в видимой перспективе будет определяющим. Но со вступлением России в ВТО и снижением покупательской способности российского рынка конкурентоспособность на нем белорусских товаров серьезно снизилась. Китайские и корейские производители продолжают теснить белорусских. Однако в РФ, перераспределяющей через государственные закупки около 25% ВВП, остается значительный сектор, в котором национальные производители располагают решающим преимуществом. Вполне вероятно, что в период конфронтации России с миром этот сектор даже вырастет. Но он и так велик: более USD250 млрд. В практическом смысле вопрос сводится к включению группы белорусских товаров в российский госзаказ – зримая плата за присутствие в ЕАЭС и компенсация за эффекты, связанные со вступлением России в ВТО.

Итак, задача будущего года: войти на российский рынок госзакупок. Вопрос будущего года: держать белорусский сегмент госзакупок на замке или открыть его с расчетом на вхождение в аналогичный сегмент? 5 млрд USD против 250 USD. Белорусские чиновники склонны за интересами своих предприятий и фирм не видеть картины в целом, и оказывают предсказуемое сопротивление, но именно российский госзаказ способен поддержать на плаву белорусскую тяжелую и облегченную промышленность – пока она не модернизируется и станет конкурентоспособной. Или не обанкротится окончательно.

Шансы на включение в российский госзаказ сейчас велики – на фоне санкционных войн и падения производства в РФ российские производители не могут покрыть все потребности госзаказа. Ситуация довольно сильно отличается по отраслям, но напористый лоббинг, грамотная юридическая поддержка и работа в комитетах ЕАЭС могут сыграть свою роль.