Время выбора: игра с проигрышем, нулевой суммой, взаимной выгодой?(I)

Главной геополитической стратегией Беларуси, возглавляемой ныне (и присно) действующим президентом А.Г. Лукашенко, является игра с Западом и Востоком «меняю вектор на твёрдую валюту». Эта стратегия неизменно приносила успех на протяжении вот уже более 20 лет и, судя по всему, ничего другого в ближайшей перспективе (минимум пяти лет) не появится. Вопрос лишь в том, каков баланс этой игры: происходят ли в результате такого обмена действительные продвижения на Запад или на Восток, и есть ли прибыль (актуальная или потенциальная) от такого продвижения у власти и/или страны в целом?

Новый интерес к этому старому вопросу актуализировался благодаря существенным изменениям регионального и глобального геополитического контекста, который сегодня требует от игроков новых идей и нестандартных решений. Насколько готовы основные игроки на Западе, Востоке и в самой Беларуси к таким переменам ? Кто сможет извлечь из этой ситуации наибольшие приобретения и выгоды? От ответа на эти вопросы, во многом, зависит дальнейшая судьба Беларуси и её граждан.

На Западном фронте – перемены

Прежде всего, стоит отметить существенные перемены на западном направлении. Они сказываются, прежде всего, в том, что западные политики осознали бесперспективность поддержки старой гвардии беларуской оппозиции, которая почти в полном составе тихо ушла с политической сцены на последних выборах президента. Отсюда, во-вторых, появился тренд на более прямой диалог с властью без каких бы то ни было посредников в лице несистемной оппозиции, НГО и пр. неофициальных образований гражданского общества, которым, кажется, уготована роль извечного «жалобщика», заунывно и безнадёжно скулящего где-то на галёрке общества неизменно терпимых и толерантных беларусок и беларусов. Однако, в-третьих, этот диалог Запада с властью стал более конкретным и жёстким по старым добрым вопросам кредитования: кредиты даются в гораздо меньших размерах и с гораздо более высокими требованиями, а также с более въедливым и детальным уровнем контроля за «освоением ресурсов».

Если в 2009-2010 гг. общий объём финансирования МВФ составил USD 3,46 млрд без каких-либо особенных условий, то в 2015 г. в обмен на USD 3 млрд (немалая часть этих средств пойдёт на возвращение долгов по предыдущему кредиту), МВФ требует так называемую дорожную карту по структурному реформированию экономики. При этом сперва должны быть результаты реформ, и лишь потом – деньги.

Аналогичная ситуация и в случае с вступлением в Болонский процесс. Беларусь «вошла» в Европейское пространство высшего образования условно: её реальное вхождение возможно лишь при условии выполнения Дорожной карты по проведению Беларусью реформы системы высшего образования. При всей ловкости правящего класса, вот уже более 20 лет успешно «втирающего» очки, цифры и достижения европейцам, ему на этот раз придётся сильно постараться, поскольку, как известно, карты не врут. Особенно если учесть тот факт, что на галёрке не дремлет оппозиционно настроенный соглядатай, который не меньше правящего класса поднаторел в «доносах» о подноготной «великих прорывов и свершений»…

На Востоке – тучи сгущаются

Не менее радикально изменилась ситуация с партнёром-кредитором на Востоке. Судя по заверениям экономических аналитиков, в ближайшие, как минимум (!) 2-3 года экономика РФ будет «нащупывать дно» и «осваиваться на дне». В то же время для российского политического класса (и подавляющего большинства населения) наступило время масштабных, вдохновляющих и одновременно очень затратных региональных (Украина) и глобальных (Сирия) политических проектов. Такая констелляция имеет для РБ два следствия. Во-первых, денег на кредитование Беларуси уже нет и не будет в ближайшем будущем, поскольку активное присутствие РФ на региональном – и особенно глобальном – уровнях высасывает и без того уменьшающиеся финансовые ресурсы. Со временем – по мере того, как РФ ещё глубже увязнет в геополитических проектах – их потребуется ещё больше, поскольку такие проекты неизбежно связаны с глобальными рисками и существенными издержками (помимо уже имеющихся миллиардных издержек в связи с аннексией Крыма, неизбежны издержки в ходе войны в Сирии: недавнее уничтожение ВВС Турции российского СУ-24 – яркое тому свидетельство). Это, в свою очередь, означает, что время вовлечения РБ в зону влияния РФ финансовым пряником закончилось (или как минимум отложено на 3-5 лет).

Начинается время спроса за ранее выданные «пряники» с достаточно широким диапазоном жёстких условий. При этом чем хуже будет экономическая ситуация и, соответственно, выше социально-политическая мобилизация в РФ, тем жёстче будет спрос с РБ. Исходя из ситуации сегодняшнего дня, когда издержки от аннексии Крыма всё ещё свежи и болезненны, а на горизонте только-только забрезжила слабая надежда на политическое примирение с Западом в контексте общей войны с террором, наиболее вероятен вариант заморозки достигнутой глубины интеграции. В таком случае Беларусь окажется на периферии интересов России и сможет реализовывать свою внутреннюю политику более независимо (в том числе в направлении требуемых Западом реформ).

Правда, у РФ появился свой ресурс «мягкой силы» (носители идеологии «русского мира»), который призван выполнять роль «соглядатая», аналогичную той, что выполняет прозападная несистемная оппозиция и НГО, но только уже в интересах РФ. Несмотря на то, что ресурс этот молодой и инфраструктурно менее развитый, недооценивать его не стоит: латентных и явных симпатизантов идеологии «русского мира» среди беларусов может оказаться очень много благодаря 20-летней советизации массового сознания властями РБ и лично президентом А. Лукашенко. Этот ресурс может внезапно активизироваться и приобрести реальную политическую силу при ухудшении экономической ситуации (что, как правило происходит при проведении структурных реформ) и/или на фоне политического и экономического продвижения в западном направлении. И тогда может оказаться, что милитаризированные пророссийские сообщества – вовсе не фантомы беларуских националистов, а такие партии как, например, ЛДПБ (во главе с полковником запаса С. Гайдукевичем) и «Белорусская патриотическая партия» (во главе с основателем «Белорусского казачества» военным полковником Н. Улаховичем) совсем не смешные и не беспомощные организации.

Ситуация может радикально измениться и по независящим от РБ причинам: в случае обострения противостояния РФ и НАТО, например, в связи с дальнейшим негативным развитием инцидента уничтожения российского СУ-24. Тогда Беларусь может оказаться гораздо жёстче мобилизованной на выполнение своих союзнических обязательств по отношению к РФ как в экономической (например, путём введения аналогичных «контр-санкций» на западные продукты питания), так и в военной сферах (через введение военного контингента РФ в РБ).

Насколько власть и общество Беларуси понимает суть произошедших изменений в региональном и глобальном геополитическом контексте? Как беларуские власть и общество реагирует на эти вызовы с Запада и Востока? Насколько адекватны и эффективны эти реакции? Об этом мы поговорим в следующей статье.

Продолжение следует