Обладает ли путинская Россия необходимым потенциалом, чтобы подорвать современную систему международной безопасности?

Обозначенной в заглавии статьи посвящен очень интересный и во многом провокационный доклад Центра стратегических и внешнеполитических исследований «Новая геостратегия России: последствия и  вызовы для архитектуры международной безопасности» [1]. Его авторы попытались детально проанализировать важнейшие вызовы для системы международной безопасности, которые обострились после начала так называемого украинского кризиса. Ими проанализированы такие важные проблемы, как интеграционные проекты Российской Федерации, Украинский кризис и его влияние в аспекте дестабилизации системы международных отношений, новое позиционирование России на Ближнем Востоке, отношения между Россией и Евросоюзом после начала украинского кризиса, поворот России на восток и его последствия, политическая природа современной российской геостратегии. Данный доклад не лишен недостатков, и мы подробно остановимся на них.

При рассмотрении сферы влияния России на постсоветском пространстве в докладе не была проведена четкая демаркационная линия между интеграционной стратегией ЕС и интеграционными проектами России. Никогда Россия не ориентировалась на использование европейского опыта, базирующегося на уважении принципа равноправия участников интеграции. Руководство РФ лишь заявляло о своей приверженности некоторым принципам европейской интеграции, но на деле в своих отношениях с бывшими республиками СССР полагалась на свое превосходство и доминирование. Иначе не возник бы украинский кризис. В основе такой политики русских лежала их уверенность в том, что они всегда будут поставщиками энергоресурсов в постсоветские страны. Не учитывалось, что кроме нефти и газа нужны еще и современные технологии, также как и передовой опыт ведения хозяйства. По этим параметрам РФ в настоящее время уступает не только странам ЕС, но и Китаю, Южной Корее, Тайваню и целому ряду других стран, которых принято относить к новым индустриальным государствам.

Трудно признать верным утверждение, что если бы В. Путин своевременно оказал помощь (включая военную) В. Януковичу, то украинского кризиса можно было бы избежать [2]. Дело в том, что президент Украины, на котором Москва остановила свой выбор, стремительно терял популярность и поддержку населения в 2013 г. даже в Донецке и Луганске, о чем свидетельствуют данные многочисленных социологических опросов. Удержать его у власти силой, с помощью военной поддержки России, означало бы развязывание войны и выпадение Украины (включая восточную) из сферы влияния России навсегда. Еще большее сомнение вызывает у меня мнение авторов доклада о преимуществе «грубой силы», которую использует президент В. Путин, над «мягкой силой» экономического влияния, которой пользуются страны ЕС, США и даже Китай в последнее время. Развязав украинский кризис, В. Путин нанес непоправимый ущерб интересам Российской Федерации.

Вот что относит к «потерям» России известный российский публицист Михаил Соколов: «международная изоляция режима Путина, клеймо агрессора и оккупанта на всей России, одобряющей аннексию Крыма. Реализовались страхи Запада. Там торжествуют политики, говорившие об имманентно присущей России агрессивной имперскости и требовавшие защиты под зонтиком НАТО. Сбылись их предупреждения, империя Путина наносит удар. Сравнения политики Путина по “защите русских” c операциями Гитлера 1938-39 годов в отношении Австрии и Чехословакии стали общим местом в западной прессе. Открыто говорит о “судетском сценарии” уже не только Савик Шустер из Киева, а такой влиятельный политик, как бывший чешский министр иностранных дел, граф Карл Шварценберг. Поставлена под удар вся система международных договоров с участием великих держав. После отказа Украины от ядерного оружия, Россия по Меморандуму 1994 г. вместе с Соединенными Штатами была гарантом ее территориальной целостности. Теперь в Украине жалеют о своем разоружении, а любой принужденный к миру тиран знает: бомба сохраняет ему власть, а все эти гарантии не стоят и бумаги» [3].

К этому следует добавить, что Россия нанесла удар по Украине, не располагая не только экономическим преимуществом над странами Запада, но и растратив военный потенциал, которым располагал СССР. Это такой типично русский расчет на «авось», без серьезного анализа кратковременных и долговременных его последствий.

Авторы доклада считают, что «силовой вариант» В. Путина вполне подходит и для Беларуси. По крайней мере, он дешевле обойдется российским налогоплательщикам, которые тратят на сепаратистов в Донбассе около 1 млрд долларов в год, режим же Лукашенко им обходится в 8-10 млрд поддержки [4]. Даже если согласиться с цифрами доклада, В. Путину, пока он увяз в украинском кризисе, дешевле содержать белорусский режим, нежели его дестабилизировать и присоединять Беларусь к Российской Федерации, превращая РБ в одну из автономий РФ. Такой вывод можно сделать на основании использования данных авторского эмпирического исследования ресурсов власти и цены инкорпорации [5].

Вместе с тем, следует согласиться с мнением Центра: такой план относительно Беларуси существует в кремлевской администрации, но ему не дают хода, пока вооруженные силы Украины и добровольческие формирования успешно отражают удар на голову превосходящих сил агрессора. Другими словами, независимость Беларуси оплачена и жизнями тысяч украинских патриотов. К огромному сожалению, это не понимает А. Лукашенко, которому давно следовало резко поменять вектор своей внешней и оборонной политики. Однако белорусский лидер прекрасно понимает, что пойди он на такой шаг, тут же лишится поддержки РФ, столь важной для него в год президентских выборов. На наш взгляд, «белорусский вопрос» отложен в Кремле до 2017 г., когда пройдут очередные президентские выборы в России. Окончательное решение этого вопроса В. Путиным будет рассматриваться правящей элитой и подавляющим большинством россиян как свидетельство готовности  России к ужесточению режима и переходу к пожизненному президентскому правлению.

Рассматривая новое позиционирование России на Ближнем Востоке, авторы  справедливо указывают, что оно заключается в раздувании конфликтов в этом регионе с тем, чтобы повлиять на рост цен на нефть на мировом рынке, от которых жизненно зависит экономика РФ. Но ничего не сказано о фактическом провале такой стратегии и его причинах. Хорошо известно, что в 2015 г. цены не превышали 50 долларов за баррель. Если они останутся такими же низкими и в следующем году, Россию ждет стремительное падение жизненного уровня, как указывает ряд экономистов. Аналитики центра упустили из вида и такой важный вопрос, как превращение Российской Федерации в важного конкурента для Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, а в перспективе – Ирана как поставщик нефти на мировой рынок. Структура экономик этих стран является идентичной. Они представляют собой «классические сырьевые экономические системы». В будущем можно прогнозировать скорее обострение противоречий между ними, нежели пожар региональной войны, который разожжет путинская Россия. Ресурсов на это просто не останется, о чем свидетельствует и вооруженная поддержка Владимиром Путиным сирийского режима Башара Ассада – последнего реального союзника России в данном регионе. Я не думаю, что она принесет свои плоды. В любом случае такой курс не является чем-то новым, и его можно сравнить с поддержкой Леонидом Брежневым режима отца сирийского политика с целью обеспечения «социалистической ориентации» Сирии и ее твердой анти-израильской позиции.

В докладе явно преувеличены реальные возможности России дезинтегрировать НАТО, ЕС и даже оказать эффективную поддержку «евроскептикам» в отдельных странах Европы. Страна, которая «ничего не производит кроме нефти и газа», не в состоянии оказывать серьезное влияние на более цивилизованные страны мира. После неожиданного визита канцлера ФРГ в Соединенные Штаты в 2014 г. и достигнутых там договоренностей стало ясно, что страхи, связанные с ухудшением американо-европейских отношений, преувеличены. В любом случае В. Путину не удалось вбить клин в отношениях между лидерами ЕС и США. На минувшей неделе начались переговоры по поводу заключения договора о торговом партнерстве между США и ЕС [6]. Правда, авторы доклада оговариваются: по их мнению, угроза вмешательства России в дела Европы и США станет реальной только в случае возникновения новой войны на Ближнем Востоке и разрушения институциональных механизмов ЕС. Об отсутствии у путинской России ресурсов для разжигания и поддержания новой ближневосточной войны сказано выше. Дизайн институтов ЕС также оказался достаточно прочным. Всевозможные радикальные политики слева и справа, которые хотели бы его разрушить, пока должны довольствоваться ролью политических аутсайдеров. Это также свидетельствует в пользу вывода о том, что сама Россия стремительно движется к тому, чтобы занять нишу одного из «международных изгоев», которым она пытается помогать из последних сил.

В разделе «Поворот на Восток» – с какой целью»? можно найти интересные соображения по поводу поиска альтернатив российской внешней политики после закрытия для него европейского направления. Речь идет прежде всего об отношениях между Россией и Китаем. Авторы считают ошибкой скептическое отношение руководства этой страны к так называемому Евразийскому экономическому союзу на первоначальном этапе существования этого объединения. Но, на наш взгляд, скептицизм Китая вполне обоснован. Руководство КНР отдает отчет в крайне низком потенциале российского экономического участия в этом проекте и в его коррупционной составляющей. У сторон существуют и серьезные противоречия в регионе Центральной Азии. Наверняка китайское руководство осведомлено о роли российских спецслужб в определенной эскалации напряженности на западе КНР, разыгрывании Кремлем карты «исламского сепаратизма». Кроме того, Россия не является единственным поставщиком углеводородов в КНР. Поставив свою подпись под проектом строительства газопровода из Сибири в Китай, руководители КНР не забросили собственную нефте- и газодобычу, которые развиваются быстрыми темпами на шельфе и островах Южно-Китайского моря.

Авторы доклада в заключительном разделе попытались найти также и внешнюю опорную силу – или спонсора – современной российской геостратегии, подрывающей систему международной безопасности на планете. Этой силой оказался американский неоконсерватизм. С американскими новыми консерваторами Путиным якобы объединяет намерение ослабить Евросоюз, также возможные попытки в будущем развязать войну на Ближнем Востоке, стремление не допустить возрастание роли Ирана как региональной державы, сдерживание Китая – вплоть до развязывания войны против  него. Поскольку автор этого текста защитил в свое время кандидатскую диссертацию на тему «Критика социально-политических аспектов американского неоконсерватизма», хочу заявить, что никаких оснований упрекать современных американских неоконсерваторов, в потакании российскому экспансионизму нет [7]. Подобные выводы не имеют под собой никакой научной основы. Ни республиканца Буша-старшего, ни тем более его сына нельзя относить к этому влиятельному политическому течению, которое доминировало в Америке в 1980-е годы, и отличалось правой интеллектуальной направленностью. Под влиянием неоконсерваторов оказался тогда Рональд Рейган, который начал вбивать гвозди в гроб Советской империи, заявив, что США должны уничтожить «империю зла». Поэтому этот политик не пользуется популярностью у современных российских руководителей и представителей так называемой интеллектуальной элиты. Все кандидаты в президенты от республиканской партии неоднократно критиковали администрацию Обамы за нерешительную позицию во время украинского кризиса. Сенатор республиканец Маккейн, глава комитета Конгресса по проблемам обороны добился увеличения ассигнований на оборону, чтобы эффективно сдерживать рост российского влияния в Восточной Европе и на европейском континенте вообще. Даже если представить себе, что некоторые представители республиканской партии и связанные с ними бизнес-сообщества хотели бы повернуть ситуацию вспять и развивать отношения исключительно с Россией (против Европы), им придется иметь дело с общественным мнением, которое занимает откровенно проукраинскую и антироссийскую позицию. Изменить его в ближайшем будущем не удастся.

Таким образом, угроза со стоны России резко возросла после начала украинского кризиса. Об этом идет речь в докладе, и с этим выводом мы полностью согласны. Но эффективность «силовых действий» России ограничена лишь регионом некоторых постсоветских государств. К огромному сожалению, Беларусь относится к их числу. Чтобы успешно противостоять российскому экспансионизму, нужно учиться на украинском опыте. Власти обязаны покончить с неэффективной экономической ориентацией только на Россию, Казахстан и Китай. Следует развивать плодотворное сотрудничество со странами Балтии, Польшей, Украиной, и с их помощью выйти на более развитые страны Евросоюза. Власти в срочном порядке обязаны также покончить с позорной практикой культурной русификации, чтобы продемонстрировать собственному народу и всему миру, что мы не часть «русского мира», а важная составляющая европейской цивилизации, который базируется на уважении независимости всех народов Европы.

Примечания

[1] См.:Новая геостратегия России: последствия и вызовы для архитектуры международной безопасности / Центр стратегических и внешнеполитических исследований, 2015.

[2]Там же, с. 9-10.

[3] См.: Соколов М. Рейдер Путин отжимает Крым // Радио Свобода 08.03. 2014 http://svoboda.org

[4] Новая геостратегия России, с. 10.

[5] См.: В. Ровдо. Республика Беларусь // Трансформация политических режимов в странах пограничья. Под ред. Ю. Мациевского. Киев 2015 (сдано в печать).

[6] См.: Евроньюз 10.10. 2015.

[7] См.: Ровдо В. Критика социально-политческих аспектов американского неоконсерватизма, 1985 (рукопись).