Независимость и ожидание

«Не все вы знаете, – недавно растравляла душу публике одна Very important person, – как тяжело вести переговоры с представителями некоторых государств, от которых мы зависим, по энергетике, почему, когда с тобой разговаривают, а сами думают: никуда ты, мол, не денешься, примешь наши условия». В этой фразе сосредоточена суть внешней политики страны, которая, по всей видимости, достигла высшей точки сгущения «суверенитета» и «независимости». Мы настолько ни от чего и ни от кого не зависим, настолько умеем гнуть свою линию (за что нас многие, как известно, недолюбливают), что думаем про себя от имени других: никуда вы не денетесь, примете наши условия.

Эффекты белорусской суверенной политики проявляются уже на уровне политических новостей: наиболее важные новости о нас поступают оттуда, из-за рубежа. Логическое следствие выдавливания новостей и сенсаций из собственно суверенного поля политики. Так, например, сегодня на мосту «между Россией и ЕС», каковым Беларусь себя полагает, нос к носу сталкиваются две важные новости.

Первая из них касается животрепещущего вопроса цены на российский газ, экспортируемый в нашу страну. Предполагается, что она возрастет в 1,5-2 раза и составит соответственно от USD70 до 90 за 1 тыс. куб. м. Что в этой цене особенно показательно? Не сами цифры, но именно тот факт, что российская сторона не стала дожидаться конца переговоров с Беларусью и запросто внесла эти «уточненные» данные в «Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2007 г. (и пр.)», разработанный Министерством экономического развития и торговли. Важный нюанс ситуации состоит в том, что «переговорная» вилка USD70-90 за тыс. кубов газа – это то, что российское правительство затребует от Газпрома, сколько Газпром затребует с Беларуси – отдельный вопрос. Однако общая логика ясна: куда вы денетесь, примете наши условия.

Как ясно и то, что эпоха низких цен на энергоносители близка к завершению. Чего мы достигли за годы низких цен и всякого рода льготных условий? Сумели поддержать зарплату на уровне, более или менее соответствующем региональному, слегка модернизировали ряд предприятий (например, в нефтехимии и металлолитье), построили серию ледовых дворцов и большую библиотеку, и вообще – продержали «модель» в презентационном, предпродажном режиме: чистота, покой, порядок. И обнаружили массу перекрестных зависимостей.

Мы живем почти исключительно за счет перепадов давления между Россией и Западом, за счет широко понимаемой транзитной ренты (что вышеупомянутый VIP неоднократно подчеркивал), – вот она-то, по всей видимости, и именуется у нас «независимостью». Обладает ли сама белорусская «модель» аутентичным запасом прочности, т.е. независимостью в собственном смысле? Если говорить, например, об экономической независимости, то речь должна вестись об «исходных» условиях минимизации упомянутых перепадов давления. Короче, ответ на данный вопрос станет более или менее ясен, когда, с одной стороны, поднимут цены на энергоносители, а с другой – исключат из Обобщенной системы преференций (ОСП) Евросоюза. Собственно говоря, это вторая из тех важнейших новостей, которых давно ожидали – кто с беспокойством, кто с мстительным ликованием, кто с нейтральным выражением души.

Недавно коллегия еврокомиссаров утвердила проект регламента о временном исключении Беларуси из ОСП ЕС. Предполагается, что в конце сентября т.г. «белорусский вопрос» будет обсужден на заседании рабочей группы Совета Евросоюза. В общем, маховик, который так долго раскачивали помимо прочих наши официозные профсоюзы вместе с администрацией президента, запущен. И теперь его будет очень сложно остановить. Уповать на чудо? Но разве не на чудо в конечном итоге было рассчитано «белорусское чудо»?

Последнее время с чудесами, правда, дела обстоят не лучшим образом. Ким Чен Ир пропал, Фидель совсем состарился, «БелКА» рухнула, «Стрелка» не запущена, «Дружба» дала течь. Вся надежда на Чавеса: если к утру не придут баржи из Венесуэлы…

Полная независимость – это пассивное ожидание.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2022

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.