Алкохолдинг – наш ответ конкурентам

17 июля А. Лукашенко подписал указ №326 по созданию в стране холдинга по производству алкогольной продукции. Управляющей компанией алкохолдинга станет ОАО «Минск Кристалл» – крупнейший в Беларуси производитель ликеро-водочных изделий (персонал более 1500 человек; объем экспорта в 2014 г. – 15, 981 млн USD, что на 22% выше уровня предыдущего года; удельный вес экспортной продукции в 2014 г. – 12,7%.). В состав холдинга войдут ОАО «Брестский ликеро-водочный завод «Белалко», ОАО «Витебский ликеро-водочный завод «Придвинье», ОАО «Гомельский ликеро-водочный завод «Радамир», ОАО «Гродненский ликеро-водочный завод», ОАО «Климовичский ликеро-водочный завод», ОАО «Мозырский спиртоводочный завод» и ОАО «Пищевой комбинат «Веселово». Все эти предприятия сейчас  входят в состав концерна «Белгоспищепром».

Само по себе создание холдинга не повлечет серьезных организационных изменений (лишь ОАО «Пищевой комбинат «Веселово» и ОАО «Мозырский спиртоводочный завод» планируется присоединить к ОАО «Кристалл» с созданием на их базе филиалов). Таким образом, после регистрации холдинга входящие в его состав участники как были юридическими лицами, так и останутся ими – статус налогоплательщика для них не изменится. Указ о создании холдинга не содержит положений о каких-то дополнительных преференциях участникам холдинга (с другой стороны, было бы удивительно, если бы предприятиям элитной отрасли потребовалась господдержка).

ЕАЭС как повод и причина

Решение о создании в Беларуси алкогольного холдинга вызвало некоторый резонанс – на фоне летнего информационного затишья. Потому как в самом этом решении нет ничего удивительного: оно полностью вписывается в логику белорусской экономической политики. Ведь холдинги у нас по-прежнему рассматриваются чуть ли не как панацея от всех экономических «хворей», в том числе – и как инструмент защиты от конкуренции.

В качестве ремарки: олигополизация в принципе характерна для мирового рынка алкоголя. Сегодня 10 крупных компаний контролируют более 50% всего мирового рынка. Из ведущих 30 мировых брендов российскому холдингу «Русский стандарт» принадлежит 5, французскому Pernord Ricard – 2. При этом госмонополия на производство и реализацию алкоголя существует в ряде стран СНГ, в том числе России, а также в таких странах, как Швеция, Финляндия, Австрия, Канада, Китай, Турция, США (в отдельных штатах) и др.

Таким образом, Беларусь вроде бы не нарушает общей тенденции. Другое дело, что раньше в создании алкохолдинга особой необходимости не было, а тут вдруг она появилась.

Как отметила руководитель юридической практики группы компаний «ИПМ-Консалт» (разработчик проекта по созданию алкохолдинга) Елена Телеш, «в связи с либерализацией рынка алкогольной и табачной продукции для защиты национального рынка от экспансии из других стран Евразийского экономического союза назрела необходимость создания алкогольного холдинга в нашей стране. Если не будет создан холдинг, то страну наводнит продукция из РФ, Казахстана. А от этого уж точно ни государство, ни население нашей страны не выиграет».

Следует упомянуть о том, что создание Евразийского экономического союза предполагает ликвидацию пресловутого института специмпортеров, с помощью которого Беларусь защищает свой внутренний рынок от иностранных товаров включая алкогольную продукцию. На этапе подготовке договора о создании ЕАЭС шли разговоры о том, что Беларусь уберет этот барьер. Однако профильные чиновники не скрывали, что говорить об отмене специмпортеров рано: необходимо урегулировать все вопросы, в том числе по выпуску единого техрегламента, регулирующего качество алкогольной продукции. Тем не менее, министерства и ведомства, движимые интеграционными посылами, готовили соответствующие документы об отмене этого института.

В свою очередь Евразийская экономическая комиссия разработала проект Соглашения о регулировании алкогольного рынка в рамках ЕАЭС, в котором предусмотрены нормы, направленные на развитие конкуренции, а также на гармонизацию акцизной политики государств-членов ЕАЭС. Он направлен на устранение существующих барьеров во взаимной торговле алкогольной продукцией, а также на формирование правовых основ регулирования общего алкогольного. Документ включает единые цели и принципы, общие меры регулирования, в том числе по контролю и надзору за деятельностью участников алкогольного рынка, также другие положения, направленные на создание общего рынка алкогольной продукции без дискриминационных ограничений и изъятий во взаимной торговле.

Белорусские власти хорошо понимают, что создание единого рынка алкогольной продукции ЕАЭС приведет к усилению конкуренции для национальных производителей этой продукции. Поэтому необходима определенная модификация защитных мер. Кстати, аналогичные попытки предпринимают правительства Казахстана и РФ.

Как отмечает генеральный директор  ОАО «Минск Кристалл» Станислав Иодис, чтобы поставить фуру водки в Казахстан, предприятие должно заморозить 100 тыс. USD в виде обеспечения сделки. По его словам контрафактная продукция составляет 50-60% российского рынка. «Не скажу, что эта продукция некачественная, но она не облагается акцизами (в цене водки 70% – это акцизы). И этот контрафакт, цена на который в 2 раза ниже, появится в Беларуси», – рассказывает С. Иодис. Он не верит в скорое создание единого алкогольного рынка ЕАЭС: «Пока не будет общей валюты, общей экономики, создавать общий вариант алкогольного рынка  стран  ЕАЭС нереально». В то же время он верит, что создание алкогольного холдинга позволит белорусским производителям «играть на равных с мировыми игроками, в том числе российскими».

Убрать конкуренцию между своими

Еще один мотив, обслуживающий решение по созданию алкохолдинга, – стремление избавиться от внутренней конкуренции на алкогольном рынке Беларуси. Практически все претенденты на вхождение в холдинг принадлежат одному собственнику – государству. И при этом они вынуждены конкурировать между собой. Разработчики проекта создания холдинга считают, что это «нездоровая ситуация».

Конкуренция на рынке алкогольной продукции в Беларуси сегодня действительно серьезная. Мощности по производству алкогольной продукции белорусских производителей в 2 раза превышают емкость рынка. Белорусские государственные и частные предприятия способны произвести 26 млн декалитров алкогольной продукции, в то время как емкость рынка оценивается в 11 млн декалитров. Доля импортной продукции на внутреннем рынке при этом не превышает 5%. В последнее время этот рынок постепенно сжимается. Если в 2012 г. на внутренний рынок было поставлено 12 млн декалитров алкогольной продукции, то в 2014 г. – 11 млн.

По мнению Е. Телеш, создание холдинга производителей алкогольной продукции должно оптимизировать управление алкогольной отраслью, в том числе за счет проведения согласованной финансовой, инвестиционной и производственной политики, что позволит высвободить средства для модернизации производства, улучшить качество производимой продукции, снизить себестоимость и т.д.

Холдинги с национальной спецификой

Действительно, конкурентные преимущества холдинга зачастую намного выше, чем отдельного предприятия. За рубежом ведение бизнеса в рамках холдинга позволяет компаниям расширить сферу деятельности, найти новые рынки, оптимизировать финансовые потоки компании, то есть повысить эффективность бизнеса.

В Беларуси тоже долгое время рассчитывали на то, что национальные холдинги автоматически обретут конкурентные преимущества, присущие такого рода зарубежным объединениям. Правительство предполагало, что создание холдингов позволит оптимизировать производственные затраты, а централизация инвестиций – эффективно управлять модернизацией предприятий; в совокупности это должно было повысить их конкурентоспособность на внутреннем и внешних рынках.

«В мире побеждает тот, кто имеет многопрофильное производство и большие объемы выпуска продукции. Я вижу большие перспективы в холдинговых структурах», – оптимистично заявил в начале 2012 г. премьер-министр Михаил Мясникович. Правительство верило, что для инвесторов белорусские холдинги будут более привлекательными, чем отдельные предприятия, и уже грезило их интеграцией с транснациональными компаниями. «За вхождением наших холдингов в транснациональные корпорации – будущее», – уверенно пронозировал М. Мясникович.

Поэтому в последнее время в Беларуси холдинги росли в стране как грибы. В авангарде этого начинания находился Минпром. Здесь уже создано почти два десятка холдингов – в частности, «БелАЗ-Холдинг», «Лидсельмаш», «Белстанкоинструмент» во главе с управляющей компанией ОАО «Минский станкостроительный завод» (ОАО «МЗОР»), «Амкодор», «БелавтоМАЗ», «Белорусская металлургическая компания», «Интеграл», «БЕЛОМО», «Горизонт», «Автокомпоненты» (головное предприятие – борисовское ОАО «БАТЭ»), «Бобруйскагромаш», «Минский моторный завод» и т.д.

Однако не так давно горячий сторонник создания национальных холдингов М. Мясникович вынужден был признать, что кампания по созданию холдингов себя не оправдала. Почему не оправдала, он не разъяснил. Хотя причина – на поверхности: в рыночной экономике холдинги создаются собственниками и инвесторами. В Беларуси же холдинги создаются преимущественно по решению госорганов. В результате происходит лишь смена вывески, а суть управления предприятиями в новой структуре не меняется. Поэтому создание белорусского алкогольного холдинга вряд ли принципиально изменит сложившуюся ситуацию в отрасли и повысит конкурентоспособность национальных производителей алкогольной продукции.