Стимулирование внутреннего спроса: лоббисты побеждают?

В последние месяцы усилилось давление лоббистских групп реального сектора экономики на органы госуправления с целью их принуждения к стимулированию внутреннего спроса. С чем это связано?

В максимально упрощенной трактовке внутренний спрос можно определить как способность национальных экономических агентов оплачивать продукцию и услуги. Чем ниже этот спрос, тем сложнее производителям продавать товары внутри страны. Такое снижение спроса произошло в январе текущего года, когда Национальный банк сократил рублевую денежную массу на 10%, а наличные деньги в обороте – на 9,6%. В результате резко уменьшились финансовые возможности как белорусских предприятий, так и населения.

Последствия ужесточения монетарной политики сказываются с лагом во времени. Поэтому за пять месяцев 2015г. индекс промышленного производства снизился по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 7,7%, в том числе по Минпрому – на 27,4%, Беллегпрому – на 23,3%, в Белгоспищепрому – 18,3%. В натуральном выражении обуви было произведено меньше на 28,3%, чулочно-носочных изделий – на 5,1 %, ковров и ковровых изделий – на 4,1%, а выпуск корсетных изделий сократился в два раза. Существенно уменьшилось производство и сложнотехнических потребительских товаров. Так, выпуск телевизоров составил всего 29,8% от соответствующего периода прошлого года, бытовых холодильников и морозильников – 77,9%. Одновременно запасы готовой продукции в промышленности достигли 38,2 трлн белорусских рублей. В Беллегпроме запасы готовой продукции на 1 июня 2015 г.  в 3,7 раза превысили объем месячного производства, а в Белгоспищепроме – в 1,8 раза. Товарные запасы в торговых организациях торговли выросли на 1 июня 2015 г. до 44 дней товарооборота (год назад было 42 дня).

Исходя из приведенных цифр можно констатировать, что реальный сектор находится в серьезном кризисе. И одна из его причин – это дефицит денег у потенциальных покупателей.

Поскольку на внешних рынках белорусские производители также испытывают серьезные проблемы со сбытом своей продукции, то производители и торговые сети вынуждены изыскивать различные методы стимулирования спроса внутри Беларуси.

Наиболее простой метод – предоставление рассрочек. Но эффект оказался незначительным, поскольку покупатели часто не могут оплатить товар и после окончания льготного периода. Поэтому за пять месяцев текущего года в целом по республике просроченная дебиторская задолженность выросла на 28,2%. В такой ситуации желающих продавать товары в долг становится все меньше.

Попытались стимулировать спрос на отечественные товары путем развития потребительского кредитования, но опять же уперлись в проблему ограниченной платежеспособности населения: на 1 июня 2015 г. задолженность по проблемным ссудам на потребительские нужды достигла 370,5 млрд рублей и выросла по сравнению с началом года на 19,4%. Некоторые граждане так запутались в полученных кредитах, что особо лихие банки скупают просроченные кредиты, давая под повышенный процент неудачливым заемщикам временную отсрочку.

Лоббисты реального сектора требуют от банков резкого снижения процентных ставок по ссудам на покупку белорусских товаров. Но возникает вопрос: за счет какого финансового источника будут возмещаться банкам кредиты под пониженный процент? Ведь банки не могут работать себе в убыток. Один из возможных источников – возмещение льготных процентов за счет средств государственного бюджета. Именно таким образом осуществляется льготное строительство жилья. Но бюджет не безразмерен, особенно в условиях экономического спада. В результате даже в сложившихся институциональных условиях не предпринимаются активные меры по существенному увеличению зарплаты бюджетникам, а также пенсий и пособий. Кроме того, сокращается льготное кредитование жилья. Поэтому предложение по снижению процентных ставок по потребительским кредитам за счет бюджета кажется несвоевременным.

Для переориентации населения на белорусские товары делаются попытки ограничить импорт. Уже добились его частичного вытеснения с фармацевтического рынка, а удельный вес отечественных продовольственных товаров в розничном товарообороте достиг 82%. Но с замещением непродовольственных товаров лоббисты столкнулись с серьезными проблемами. Оказалось, что импортные непродовольственные товары по своим характеристикам обычно лучше отечественных. В результате удельный вес отечественной составляющей на этом рынке составил только 51%.

Уступка требованиям дальнейшего ужесточения ограничений на импорт вообще может привести к плачевным результатам: население будет выезжать за границу и покупать там нужные им товары. Наши железнодорожники об этом уже позаботились, снизив тарифы на поездки в Польшу. При этом население резко увеличит спрос на иностранную валюту, что создаст потенциальную основу для очередного валютного кризиса. Увеличение разрыва между денежной и товарной массой приведет к ускорению темпов инфляции с соответствующим снижением уровня жизни населения. Кроме того, расцветет теневой рынок, лишив бюджет официально декларируемых доходов.

Национальному банку лоббисты предлагают стимулировать внутренний спрос путем увеличения рублевой денежной массы. По их мнению, это облегчит условия получения кредитов, более быстрыми темпами начнет расти зарплата как в производственной, так и бюджетной сфере, появятся другие возможности для увеличения выплат из бюджета. В результате активизируется покупка товаров и услуг.

Национальный банк с таким подходом не согласен. После валютного кризиса конца прошлого года он перешел к монетарному таргетированию, при котором он пытается контролировать прирост количества денег в экономике по денежному агрегату М3.

Понятно, что отказ от скрытой инфляционной подпитки малоэффективных предприятий со сверхнормативными запасами готовой продукции загнал последние в финансовый тупик. Вот их руководители и стали наиболее активно продвигать проекты увеличения внутреннего спроса через своих лоббистов в органах государственной власти.

В конечном счете, действия лоббистов стали приносить нужные им результаты. Если за январь 2015 г. рублевая денежная масса сократилась на 9,2 трлн рублей, то с февраля по июнь она ежемесячно увеличивалась в среднем на 3,4 трлн рублей. Накачка денег в оборот происходит также путем реализации различных схем выпуска эмиссионных облигаций, что еще относительно недавно категорически не допускалось главным денежным регулятором страны.

Можно констатировать, что происходит тихое смягчение монетарной политики, которое представители Национального банка официально отрицают. В результате в ближайшие месяцы действительно может несколько повыситься деловая активность предприятий и произойдет определенное увеличение сбыта отечественных товаров. Однако неизбежно возрастет реализация и импортных товаров с увеличением спроса на валюту. Кроме того, снижение рублевых депозитных ставок приведет к изъятию населением (что уже и произошло в июне – минус 750 млрд белорусских рублей), что также увеличит спрос на иностранные деньги.

Таким образом, лоббистские действия представителей реального сектора национальной экономики усиливают риск роста несбалансированности рублевой и валютной денежной массы с последующим валютно-финансовым кризисом. Остается надеяться, что Национальный банк все-таки сохранит контроль за ситуацией и не допустит негативного сценария развития национальной экономики.